Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Бывшие заложники Махар и Алена: "Сначала нас родила мама, а потом - Света"

Первого сентября Беслан отметит третью годовщину трагедии, о которой до сих пор не может забыть весь мир. Кто только не брался лечить жителей искалеченного города за минувшее время - от светил отечественной и зарубежной медицины до отъявленных проходимцев и колдунов. Но главный стимул к выздоровлению, к возвращению к полноценной жизни бесланцы находят в себе, в своих близких, поражая окружающих высотой чувств и благородством поступков.
0
Семья Цкаевых: Махар и Алена обрели маму, Руслан — жену, а Светлана — любящих мужа и детей
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Первого сентября Беслан отметит третью годовщину трагедии, о которой до сих пор не может забыть весь мир. Кто только не брался лечить жителей искалеченного города за минувшее время - от светил отечественной и зарубежной медицины до отъявленных проходимцев и колдунов. Но главный стимул к выздоровлению, к возвращению к полноценной жизни бесланцы находят в себе, в своих близких, поражая окружающих высотой чувств и благородством поступков.

...Накануне траурной даты Беслан продолжают будоражить скандалы вокруг распределения гуманитарной помощи и зарубежных путевок для выживших детей, дележа квартир для пострадавших и поиска компромата на организаторов операции по освобождению заложников.

Неожиданные гости

Нездешнему человеку кажется, город окутан таким клубком противоречий, что выбраться из него немыслимо.

Согласия между горожанами нет даже по поводу номера новой школы, построенной взамен разрушенной террористами. Часть населения категорически требует, чтобы ей присвоили N 1, какой носила взорванная. Другая часть не менее категорично настаивает на N 9 (в городе восемь учебных заведений), поскольку "первая вместе с нашими детьми навсегда умерла". Поэтому в аттестатах выпускников уже второй год подряд необычная запись: "...окончил школу по улице Коминтерна". Не найден компромисс и в вопросе о судьбе взорванного здания. Одни требуют сохранить то, что от него осталось, как музей, другие - снести все, за исключением спортзала, где мучились и погибали заложники. За спорами забывают, что искореженные потолки и стены взорванной школы в любой момент могут рухнуть на головы посетителей, по-этому "мемориал" до сих пор остается местом крайне опасным.

Но на фоне этого раздрая появились жизнеутверждающие новости, заставляющие забыть о бесконечных распрях, приглушающие нестерпимую боль и позволяющие с надеждой взглянуть в завтра. Авторы этих новостей - выжившие жертвы бесланской трагедии, сумевшие своими поступками пролить бальзам на сердца земляков. Пожалуй, главной городской сенсацией, передаваемой в эти дни из уст в уста и вызывающей слезы восторга, стала состоявшаяся в августе свадьба Руслана Цкаева, потерявшего во взорванной школе жену Фатиму и старшую дочь Кристину.

Имя Фатимы Цкаевой в сентябре 2004-го стало для всей страны образцом материнской жертвенности. Когда в захваченную террористами школу пришел теперь уже бывший президент Ингушетии Руслан Аушев, бандиты согласились выпустить грудничков вместе с их матерями. Младшей дочери Цкаевых, Алене, было тогда полгода. Но вместе с ней на полу душного спортзала рядом с Фатимой находились сын Махар, трех с половиной лет, и десятилетняя дочка Кристина. Мать приняла мужественное решение: вместо себя отправила на выход Кристину с Аленой на руках. Но бандит на дверях усмотрел подмену: "Так не договаривались" и вернул Кристину обратно в спортзал. В результате ребенка выносил из школы сам Аушев, передавший затем девочку спецназовцу Эльбрусу Гогичаеву.

Снимок богатыря в камуфляже, держащего на руках крохотную Алену, обессилевшую от жажды и голода, тогда увидели многие в России и за рубежом. Судьба ее мамы и старшей сестры оказалась трагичной: обе погибли. Спастись удалось лишь Махару, который в пылающем спортзале увидел своего соседа Альберта и позвал на помощь.

В нынешнем августе подросшие Алена и Махар известили жителей домов по переулку Школьному Беслана о грядущем важном событии. Дети бегали по двору и кричали ликующими голосами: "Ура! У папы с мамой свадьба!"

- Событие это было для нас ожидаемым, - говорит соседка Цкаевых Аза Мукагова. - В наших пятиэтажках все друг друга знают. Про то, что у Алены и Махара появилась мама Света, стало известно еще около года назад. Ее переезд сюда был окутан романтическим ореолом. Говорили, что Руслан украл невесту. Разумеется, нынешние кражи - не тайные, под буркой, как прежде. Все теперь делается с согласия невесты. Но самое главное, причем совсем неожиданное, произошло непосредственно на свадьбе, куда Руслан, он у нас душа нараспашку, пригласил и родственников, и соседей. Собралось под тысячу человек. Торжество буквально утонуло в слезах восторга и трогательной благодарности, когда в зале вдруг появились Гасиновы - родители погибшей Фатимы - и сделали щемящее душу признание невесте.

Увидеть в числе гостей Бориса и Клару Гасиновых не ожидала даже невеста, в чем она сама признается позже. Что уж говорить об остальных. В городе, где свекрови и тещи нынче оспаривают друг у друга в суде компенсации за погибших детей, надтреснутые родственные связи рушатся как песочные городки на океанском побережье под волной прилива. Вчера еще близкие люди в одночасье превращаются в злейших врагов. А тут - все наоборот.

Заполненный гостями зал ресторана замер от неожиданности. Гасиновы подарили Светлане золотой кулон, при этом Клара обняла ее и сказала: "Будь детям матерью, а нам - дочерью". Наблюдая эту пронзительную сцену, залились слезами не только женщины. И у мужчин тоже глаза были на мокром месте. Старейшина торжества, справившись с волнением, произнес, обращаясь к Гасиновым: "Вы - великие люди!"

Привыкнуть к новой маме детям помогли родители погибшей Фатимы

- С Русланом мы познакомились около двух лет назад, - вспоминает Светлана. - Он вместе с другом зашел в магазин, где я работала. Веселый, разговорчивый. Тогда я даже не знала, что он как-то связан с терактом, что был женат и пережил трагедию. Это выяснилось позже. Сама я тоже лишь случайно не оказалась в заложниках, потому что завозилась дома и опоздала на школьную линейку. Не важно, что у меня не было детей - 1 сентября в нашем городе было всеобщим праздником.

Руслан и Светлана встречались год. Однажды осенним вечером она, как обычно, вышла из родительского дома на свидание. Руслан пригласил ее в машину, но повез не в кафе, а за город, в направлении села Новый Батако.

- Я тебя украл, - с улыбкой произнес он. Она не возражала.

В Батако живут его мама и брат. К ним и доставил Руслан свою невесту. И уже затем, по заведенной традиции, его родственники сообщили родителям Светланы о похищении.

- В тот же вечер к нам в Батако примчались две мои старшие сестры - Ирина и Фатима и дядя Руслан, - говорит Светлана. - Они знали, что мы встречаемся с Русланом. Но не ожидали, что я соглашусь стать его женой и взять ответственность за судьбу двух детей. Поэтому первым делом они дали мне время подумать. Но я отказалась. Все уже обдумано: когда человек нравится, можно на все пойти. Тогда они предложили мне втихаря вернуться домой, про похищение никому ни слова, а через месяц ждать сватов. В этом случае по нашим традициям играют фактически две свадьбы: и у невесты, и у жениха. А если я украдена, то только у жениха. Я и это отвергла: раз украл - так украл.

Светлане 22 года. Готовиться к семейной жизни она начала не в свадебном салоне за примеркой белого платья. Главным считала для себя встречу с детьми. "Очень нервничала: как они меня примут? Не отвернутся ли?" Произошло, как она считает, чудо: и Махар, и Алена встретили молодую хозяйку благосклонно, не заплакали, не убежали. Наверное, в этот миг она окончательно поняла, что сделала правильный выбор.

- Я настроилась постепенно завоевывать сердца малышей, - спокойно говорит Светлана, и меня поражает несвойственная ее возрасту житейская мудрость. - А Махар уже через пару недель неожиданно назвал меня мамой. От Алены это слово я впервые услышала примерно через месяц, то есть тоже довольно скоро. Лишь позже узнала разгадку: бабушка Клара, у которой дети часто гостили, деликатно готовила их к этому.

В доме Цкаевых в поминальные дни у фотографий Фатимы и Кристины горят свечки. Дети знают, что у них была раньше другая мама, которая теперь на небе. И объясняют все по-своему: "Сперва Фатима нас родила, а потом Света". Наверное, есть в этом доля правды.

- До свадьбы с родителями Фатимы я была знакома заочно, - говорит Светлана. - Созванивалась по телефону. Настоящее же знакомство состоялось в день свадьбы. По нашим традициям жениха на торжествах весь день нет. Заявляется только к вечеру. Гостей принимает невеста. Когда увидела Бориса и Клару - обомлела. Руслан о них ничего мне загодя не сказал. А когда Клара подарила мне кулон и дочкой назвала, то я окончательно потеряла дар речи. Только слезы лились.

Как остаться родными людьми

- Когда Фатима погибла, мы места себе не находили: как дальше жить? - вспоминает Клара Гасинова. - У ее выживших детей есть отец, который вправе распоряжаться своей и их судьбой независимо от нашего мнения. К тому же одинокому мужчине некогда сентиментальничать, если у него двое малышей на руках. Некоторые в этой ситуации приводили домой новую жену, даже не дождавшись конца сорокадневного траура. Руслан уловил нашу безысходность и сразу после поминок отдал нам малышку: "Вот вам Аленка". Не представляю, что с нами было бы, поступи он иначе.

Девочка доставляла бабушке с дедушкой только радости. "По ночам с ней не сидели, укола ни одного не сделали, даже не заметили, как зубы у нее прорезались". Приехав с отцом из Беслана (Гасиновы живут во Владикавказе) или от второй бабушки из Батако, Алена целовала руки бабе Кларе и деду Борику, а затем бежала во двор с криками: "Привет всем!" Если девочка загостится в Батако, старики-доминошники во дворе волновались: "Где застряла гармошка наша?" Для Бориса с Кларой она - смысл жизни.

- Мы забывали с Аленой свое горе, - признается бабушка.

Что касается Руслана, то и он ничуть не отдалился от тещи с тестем, к великой их радости. Узнал, что они собрались делать ремонт в квартире, дал деньги. Из Батако привозит сыр и молоко.

- Он нам как сын родной, - не нарадуется Борис. - Все запросто, без церемоний. Приходит - и холодильник сам открывает: что у вас тут поесть?

Борис и Клара уже после 40 дней намекали зятю, что одному ему не прожить. Но Руслан и слушать этих речей не хотел. А когда справляли поминки в первую годовщину, завели разговор снова. На этот раз с привлечением старейшин. Они прямо сказали Руслану, что разрешают ему жениться, что детям нужна мать. И хотя Руслан снова отмахнулся: "Не подходите вы ко мне с этим вопросом", через несколько недель познакомился со Светланой.

- Сомнений, ехать или не ехать на свадьбу, у нас не было, - утверждает Клара. - Конечно же ехать! Когда я пришла в магазин "Алмаз" за подарком Светлане, продавщицы спросили, как это обычно бывает, для кого предназначено украшение. А помните, отвечаю, снимок спецназовца Гогичаева с девочкой на руках у бесланской школы? "Как же, помним". Так вот, я - мать ее погибшей мамы. А папа этой девочки сейчас женится. И я хочу купить хороший подарок для его невесты. Продавщицы разревелись: "Какая же вы умница!". А затем помогли подобрать подарок.

Борис и Клара убеждены, что Руслан сделал отличный выбор: "Света простая и внимательная, скромная и нежная, в ней что-то от нашей Фатимы". Они даже заметили (и не только они), что дети, особенно Махар, похожи на свою новую маму.

- Что поделаешь: душа плачет, но дети радуются, а значит, радуемся и мы, - делится непростыми переживаниями Клара. - Махар в этом году идет в первый класс, а Алена - в детсад. Но в выходные Руслан обещает привозить их к нам. Мы остались родными людьми.

Кристина и Фатима скоро вернутся?

Руслан, в отличие от большинства земляков, не видит ничего удивительного в своих отношениях с Борисом и Кларой.

- Если бы погиб я, Фатима моих тоже бы не бросила, - уверен он. - Поэтому у нас все как прежде. Клара после смерти дочери как-то сразу сдала. А сейчас крепче стала. Внуки ее поддержали. Я пригласил Гасиновых на свадьбу как одних из самых желанных гостей.

Наш разговор прерывает телефонный звонок. Руслан берет трубку, говорит приветливым, но несколько приглушенным голосом. Возвращаясь к столу, объясняет:

- Клара звонила, сказала, что не будет с Аленой говорить, пусть она к садику быстрее привыкает. Поэтому я и убавил звук, чтобы дети не услышали.

Спрашиваю, почему Фатима назвала Алену Пушкиной, когда передавала ее Аушеву?

- А вы разве не знаете? Меня в Батако и здесь, в Беслане, чаще всего Пушкиным называют! - удивился Руслан. - Эта кличка у меня с раннего детства. Из-за кудряшек. В последнее время некогда за ними ухаживать - стригусь наголо. Но остаюсь по-прежнему Пушкиным. Как-то звоню по делам (занимаюсь коммерцией), а на другом конце провода никак не разберут, кто я такой, хотя и называю свою фамилию. Надоело мне и говорю: да Пушкин я! "Так бы сразу и сказал", - ответили и сразу же все решили.

Пока мы общались с Русланом и Светой, дети играли в своей комнате. Заглянув в нее, я спросил будущего первоклассника, готов ли он к школе. Ответ был утвердительный. Махар даже заявил, что умеет читать, писать, считать и складывать цифры до десяти. Мою трудную задачку - к шести прибавить три - решал долго, но самостоятельно, складывая на пальцах. Оставив один не загнутый, со счастливой улыбкой продемонстрировал результат, а затем подтвердил его словом: "Девять!". Алена показала свои рисунки - домик, речку и солнышко.

- Мы сейчас ждем пополнение в семье, - сказал напоследок Руслан, указывая на слегка смущенную Свету. - Врачи обещают двойню. Если будут девочки, назовем их Кристиной и Фатимой.

Комментарии
Прямой эфир