Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Президенты дружат по-быстрому?

На прошедшей неделе Ангела Меркель с Николя Саркози были озабочены тем, как бы воспрепятствовать потоку российских инвестиций в Европу и обвести вокруг России свой газопровод. Буш продолжает гнуть свое - про Косово и ПРО у наших границ. Британские власти зациклены на Луговом... С точки зрения житейской, общечеловеческой это странно. Вчера встречались, обнимались-целовались, ловили рыбу и клялись Путину в глубокой личной дружбе - а уже назавтра давай делать пакости.
0
фото: AP
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На прошедшей неделе Ангела Меркель с Николя Саркози были озабочены тем, как бы воспрепятствовать потоку российских инвестиций в Европу и обвести вокруг России свой газопровод. Буш продолжает гнуть свое - про Косово и ПРО у наших границ. Британские власти зациклены на Луговом... С точки зрения житейской, общечеловеческой это странно. Вчера встречались, обнимались-целовались, ловили рыбу и клялись Путину в глубокой личной дружбе - а уже назавтра давай делать пакости. Конечно, политика дело тонкое. Конечно, интересы своих держав превыше всего. Но какой же толк - в этой самой личной дружбе президентов, премьеров и канцлеров? Просто - приятно посмотреть? Так на то у нас есть "Моя прекрасная няня". Словом, есть вопрос. Вот "Неделя" и решила поискать ответ.

Сергей Марков,
политолог:

"Целования сглаживают взаимные пакости"

"Смысл у подобного, если так можно выразиться, панибратства огромный. Пакости сильные мира сего делают друг другу как политики, а обнимания-целования помогают установить личные дружеские отношения между, например, главами государств.

Естественно, дружба не сможет полностью компенсировать пакости, но все равно она остается "мостом" для возобновления хороших отношений между странами. Я уверен, что обнимания-целования имеют прямой позитивный эффект. Ведь если между большими политиками существует личная неприязнь - это плохо скажется на их взаимодействии на международной арене. Это преграда, которую сложно преодолеть, она надолго отравит отношения двух стран.

Думаю, что дружеские отношения должны быть у нашего президента со всеми его зарубежными коллегами. В первую очередь, конечно, с такими китами мировой политики, как главы США, Великобритании, Германии, Франции, Китая, Индии. Но ни в коем случае нельзя забывать и о наших соседях. Здесь бы я особо выделил Казахстан, Украину и Белоруссию. Рядом все-таки живем!"

Леонид Млечин,
публицист, историк, телеведущий:

"Чувства партнеров ничего не гарантируют"

"В современной дипломатии встречи в неофициальной обстановке приобрели огромное значение. Что касается глав государств, то они ведь тоже обычные люди со своими предрассудками, непониманием чего-то, незнанием других стран, ментальностей, традиций. Личное общение немножечко раскрывает им глаза. Это не значит, что подобное общение повлечет за собой кардинальные изменения в политике, но позволит чуть точнее ее корректировать.

Когда-то для Хрущева или Брежнева поездки в Соединенные Штаты были огромным открытием мира и во многом определили их внешнюю политику. Раньше Горбачев расспрашивал Тэтчер: "А что за человек Рональд Рейган? Он действительно хочет мира или нет?"

А теперь политики встречаются, беседуют, и все становится понятно.

Впрочем, кайзер Вильгельм и Николай были родственниками и, казалось, близкими друзьями. Что не помешало им ввергнуть собственные страны в катастрофические для обеих сторон войны. Так что это ничего не гарантирует".

Дружба дружбой, а табачок - врозь

В 1807 году император Российской империи Александр I провел переговоры с Наполеоном на середине пограничной реки Неман, на специально изготовленном плоту. По завершению переговоров, поделив Восточную Европу, оба монарха демонстративно обнялись и пообещали друг другу жить в вечном мире. Не прошло и пяти лет, как Наполеон напал на Россию и началась Отечественная война.

Последний император России Николай II в письмах к своему двоюродному брату кайзеру Германии Вильгельму называл его "дорогой Вилли", поддерживал с ним и родственные, и дружеские отношения. Однако Вилли первым объявил войну России в ответ на мобилизацию, которая в принципе могла бы касаться только Австро-Венгрии, а не Германии.

Первый президент России Борис Ельцин называл Билла Клинтона "другом Биллом", а тот его - "френд Борис", однако это не помешало "другу" отдать приказ о бомбардировке столицы ближайшего союзника России - Белграда.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...