Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Тигры из Шаолиня

В Год Китая в России мудрые китайцы демонстрируют то, что любят россияне. Например, кунг-фу, искусство древнего китайского боя. Ему посвящено представление компании China Heaven Creation - совместное производство хореографа Су Шицзиня, художника Хань Лисюня, композитора Чжан Бина и 65 артистов, среди которых бойцы-профессионалы, танцовщики и акробаты.
0
Спектакль "Чун И: Легенда Кунг-фу" можно увидеть на сцене Театра Российской Армии в среду и четверг (фото: Игорь Захаркин "Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Год Китая в России мудрые китайцы демонстрируют то, что любят россияне. Например, кунг-фу, искусство древнего китайского боя. Ему посвящено представление компании China Heaven Creation — совместное производство хореографа Су Шицзиня, художника Хань Лисюня, композитора Чжан Бина и 65 артистов, среди которых бойцы-профессионалы, танцовщики и акробаты.

В массовом порядке наши граждане познакомились с кунг-фу на заре перестройки благодаря голливудским боевикам. Тогда трудно было найти двор, где мальчишки не прыгали друг на друга с криками "кия-я-я!". Затем привязанность пошла на убыль и возгорелась вновь, когда президент Путин публично объявил о своей любви к восточным единоборствам, а во время визита в Китай посетил родовое гнездо кунг-фу — монастырь Шаолинь. Именно там, в Шаолине, разворачивается незамысловатая история под названием "Чун И: Легенда Кунг-фу".

Робкий юнец появляется в монастыре и с достоинством отвечает на насмешки сверстников-послушников. То есть на один их кувырок реагирует тремя. Мастер говорит Чуну, что в своих занятиях он должен копировать братьев наших меньших, и ученик возглавляет отряды лягушек, змей и тигров (соответственно бойцов в зеленом, пятнистом и полосатом). Порезвившись на природе, Чун узнает, что лучший способ победить в схватке — избежать ее, и под лирическую музыку склоняется в медитативной позе. Духовная концентрация приводит его к физическому совершенству. Чун ударяет ладонью по кирпичу, ногой — по деревянной палке (и палка, и кирпич раскалываются на части), а между этими действиями взлетает, как бабочка. Все вместе занимает около трех секунд.

После этого в ход идут металлические пластины и блоки, утыканные гвоздями. На груди супермена гвозди не оставляют ни малейших следов. После удара железным прутом по голове (прут, естественно, рассыпается в мелкие крошки) Чун гордо выпрямляется. Казалось бы, на этом можно поставить точку. "Однако, — вещает суровый голос из динамика, — когда мы уверены, что достигли вершины, мы наиболее подвержены разрушению".

"Разрушения" материализуются в образе гуттаперчевой гимнастки и кокетливой балеринки, но судьба спасает Чуна от в мирских грехов. Страна подвергается нашествию врагов, и герой с тремя друзьями выходит на бой. Монахи вооружены палками, враги — мечами и копьями. Гремят барабаны, истерически взвизгивают струнные. Чун взлетает над схваткой и орлом пикирует в гущу тел. Неприятель разгромлен. Триумфаторов встречают пестрые драконы и цветочные гирлянды, а Чун, преодолевший все соблазны, получает алый плащ мастера.

Чем-то этот сюжет напоминает один из фильмов с Джеки Чаном. Но те же "прыжки тигра", "укусы змеи", "полеты журавля" и т.д. в его исполнении выглядят гораздо бледнее. Да и Жан-Клод Ван Дамм, посмотрев "Легенду...", заявил: "По сравнению с этими парнями я беспомощный щенок". Самокритичный актер в данном случае прав. Фантастическая скорость и энергетика китайских бойцов не снилась ни ему, ни его коллеге. Правда, до коронной шаолиньской "специи" — стойки на двух указательных пальцах, поразившей нашего президента в Шаолине, дело не дошло. Но, учитывая китайское трудолюбие, в будущем мы наверняка увидим и это.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...