Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Потаенная" реформа

В Новосибирске стартовал эксперимент. Несколько бюджетных организаций переводят в новую форму хозяйственного управления — автономные учреждения. Мнения тех, кого это касается напрямую, разделились... Пока новшество коснулось только культурных организаций, находящихся на балансе Новосибирской области. Однако рано или поздно всем придется уйти из бюджетного финансирования.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Новосибирске стартовал эксперимент. Несколько бюджетных организаций переводят в новую форму хозяйственного управления — автономные учреждения. Мнения тех, кого это касается напрямую, разделились...

Пока новшество коснулось только культурных организаций, находящихся на балансе Новосибирской области. Однако рано или поздно всем придется уйти из бюджетного финансирования. В Новосибирске даже заговорили о возможной приватизации Художественного музея, правда, с оговоркой — не фонда, а самого здания. Слух родился не на пустом месте. Его корни — в крупном скандале, который начался в российской культуре еще весной 2004 года, когда Государственная Дума признала утратившими силу все статьи Основ законодательства о культуре, где были прописаны финансовые обязательства государства перед этой самой культурой. Следом появился целый ряд документов. Смысл их прост: число бюджетных организаций необходимо сократить, а оставшимся стоит рассчитывать на государственное финансирование лишь на основе договора за выполнение конкретной работы. А тут подоспел и федеральный закон "Об автономных учреждениях". В результате перед большинством бюджетных организаций чуть было не встала дилемма: либо преобразоваться в автономное учреждение (АУ), либо в государственную (муниципальную) автономную некоммерческую организацию (ГМАНО), либо в хозяйственное общество — то есть в двух последних случаях пойти по пути приватизации.

И путь этот было предложено выбрать не самим бюджетным организациям, а органам исполнительной власти на местах. Тогда взбунтовалась только театральная общественность (именно поэтому реформа и стала неофициально именоваться "театральной"). Проект был отправлен на доработку.

В 2007 году, разговоры о реформе в бюджетной сфере стали настолько закрытыми для общественности, что настоящего положения дел не знает никто. Есть надежда, что реформа обойдет музеи, выставочные залы и библиотеки (об этом рассказал "Известиям" директор Новосибирского художественного музея Сергей Дубровин). Однако в Новосибирске "потаенная" реформа уже стартовала. Пока на уровне эксперимента.

Суть его сводится к тому, что бюджетные организации переходят от сметного финансирования к системе Госзадания. Другими словами, государство заказывает у тех или иных организаций определенные услуги для населения (спектакли, выставки, фестивали, концерты и пр.) и выделяет деньги на воплощение конкретных проектов. В перспективе все контролирующие функции за выполнением Госзаказа возьмет на себя наблюдательный совет, созданный при каждом учреждении. Однако уже сейчас методы контроля качества выполнения Госзадания вызывают недоумение. Так, некоторые новосибирские театры должны отчитываться о поставленных спектаклях положительными отзывами в прессе. Хоть это и льстит журналистам, но справедливости ради нельзя не отметить спорность, а порой и абсурдность такого способа оценки.

Как прокомментировал "Известиям" заместитель начальника Департамента по культуре НСО Владимир Миллер, в Новосибирске автономных учреждений еще нет. Однако подготовлен пакет документов о переводе как минимум одного бюджетного учреждения культуры в автономное управление уже в этом году.

— И это ни в коей мере не означает, что мы отпускаем всех в свободное плавание и переводим на самоокупаемость. Государство, на нужные ему проекты, будет выделять деньги, выступать своего рода заказчиком. Мы понимаем, что у каждого учреждения культуры палитра услуг разная. И будем это учитывать. Но мы вправе заказать тем же театрам вполне конкретные вещи: например, спектакль на патриотическое воспитание, спектакль по русской или зарубежной классике и т.д. — добавил Владимир Миллер.

Менее категоричен в оценках нового закона Леонид Кипнис, художественный руководитель Театра музыкальной комедии.

Среди плюсов Леонид Кипнис отмечает некоторую свободу финансовой деятельности, которая в перспективе будет предоставлена бюджетным организациям.

— Сейчас мы обязаны распланировать свои будущие спектакли до гвоздя. А это невозможно! Непонятно, какой макет привезет художник, как его обсчитать. Конечно, закон об автономных учреждениях такую свободу предоставляет. Кроме того, уйдя в автономное учреждение, мы избежим необходимости устраивать конкурсы, тендеры на заказываемые услуги свыше 60000 рублей. Например, если мы приобретаем новое произведение, то, безусловно, его стоимость превышает те самые 60000. Ведь это большой творческий труд, композитор работает целый год и понятно, что никакие 60000 его труд не окупят. Но в то же время, если мы собрались заплатить ему больше этой суммы, мы должны объявить тендер, провести конкурс на эту услугу. И здесь начинается абсурд. Получается, что любой человек, который хочет заработать, а графоманов вы знаете как много, может написать, набросать, попросить 20000, а театр, по закону о тендере, обязан будет этот опус купить, потому что он дешевле. Конечно, я несколько утрирую, но, если говорить грубо, это так.

В театре музкомедии наибольшие опасения вызывает порядок финансирования, так как он определен очень обще, посредством Госзадания. Кто будет точно определять параметры этого Госзадания? Само учреждение или учредитель?

Среди учреждений культуры Новосибирска, решившихся пойти на реформирование — НГАДТ "Красный факел". Александр Кулябин, директор "Красного факела", комментируя этот шаг, отметил:

— Госзадание делается совместно. Оно зависит от возможностей театра и наших пожеланий. Фактически, театр сам составляет на сезон определенный план, а заказчик его либо утверждает, либо вносит свои пожелания. Главное, что появились договорные отношения, которые позволят нам избежать проблем с недофинансированием: получите конкретные деньги под конкретные проекты. В этом и есть суть эксперимента. Все прочие доходы (не в рамках Госзаказа) будут оставаться в театре. Тревожит только сильное ужесточение финансового контроля. До сих пор сохраняется по¬статейное распределение денежных средств. А театр — это не совсем то учреждение, в котором можно все запрограммировать на два­три года вперед.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...