Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Тележурналист Алексей Пивоваров: "Сегодня - ты в студии, завтра - ты в поле"

Телеканал НТВ сменил формат вечернего новостного выпуска: теперь вместо "Сегодня в 22.00" в 22.45 зрителям предлагают еще раз пролистать основные события дня в формате дайджеста - укороченного 20-минутного выпуска. Его ведущий Алексей Пивоваров рассказал обозревателю "Известий", почему он решил подводить итоги дня "без галстука", зачем в студию теперь приглашают корреспондентов и что должны символизировать "барные" стулья.
0
Тележурналист Алексей Пивоваров (фото: Михаил Зильбер)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Телеканал НТВ сменил формат вечернего новостного выпуска: теперь вместо "Сегодня в 22.00" в 22.45 зрителям предлагают еще раз пролистать основные события дня в формате дайджеста - укороченного 20-минутного выпуска. Его ведущий Алексей Пивоваров рассказал обозревателю "Известий" Наталье Кочетковой, почему он решил подводить итоги дня "без галстука", зачем в студию теперь приглашают корреспондентов и что должны символизировать "барные" стулья.

"Время, когда можно расслабиться"

вопрос: Чем было вызвано желание перемен?

ответ: Сейчас все примерно так же, я считаю, не по-другому. Время идет, формы подачи новостей меняются. Решение передвинуть новости на это время было принято отдельно от решения изменить формат. Нам было предложено сделать что-то в этом тайм-слоте новое, экспериментальное, и мы предложили такую форму.

в: Когда-то "Страна и мир" эпатировала публику тем, что ведущие улыбались и беседовали между собой. Это были не просто новости, а новости, поданные личностями. Потом манера стала более сдержанной. Новый дайджест выглядит скорее как реставрация авторской подачи. Это так?

о: И да, и нет. Действительно, в процессе развития и перехода "Страны и мира" в "Сегодня в 22.00" от чего-то мы отошли, кое-что, наоборот, сохранили, а кое к чему теперь, может быть, возвращаемся. Пока рано говорить. Я это не позиционирую как авторскую форму подачи. Скорее, она слегка облегченная - ведь уже вечер, можно расслабиться (в нашем случае - снять галстук) и рассказать о событиях дня не в привычной, подробно-детальной форме, с большими репортажами и прочим, а в виде дайджеста. Я думаю, именно этого ждет от новостей зритель в 11 вечера.

в: Именно такую свободу подачи должен подчеркнуть "барный" стул в студии?

о: Не свободу, а облегченность. День прошел, поздний вечер, кому-то можно лечь на диван и расслабиться, глядя в телевизор, а кому-то - сесть на "барный" стул и кратко рассказать те же самые новости.

"Главный в новостях - корреспондент"

в: В свое время десятичасовой выпуск предполагал приглашение гостей в студию, но потом от этого отказались. Теперь вместо гостей появились корреспонденты?

о: Мы не совсем отказались - у нас семичасовой формат это предусматривает. Другое дело, что сейчас заполучить в студию реальных ньюсмейкеров практически невозможно, а виртуальных не интересно. А что касается корреспондентов, то они не гости - они такие же хозяева, как и ведущий.

Это, вообще, главное, к чему мы стремимся: стирание граней между корреспондентами и ведущими, что давно уже на западных каналах сделано. Там очень трудно отделить корреспондента от ведущего, то есть люди, которые работают в студии, на следующий день выезжают "в поле" и вещают оттуда. У нас же еще с программы "Время" советских времен сохранилась очередность: подводка-сюжет-подводка-сюжет, корреспондент-ведущий-корреспондент-ведущий. Эта схема, на мой взгляд, устарела. Я сам долго работал корреспондентом и сейчас время от времени работаю, и мы стараемся, чтобы в нашем выпуске корреспонденты были именно соведущими. Пока мы не можем уйти полностью от некоего модератора в студии, но стараемся, чтобы это был именно модератор-человек, который передает слово и связывает выпуск воедино.

Но главными ведущими являются авторы материалов, поэтому даже самые небольшие устные сообщения, которые в новостях обычно читает модератор, мы стараемся отдавать корреспондентам. Таким образом, они не зря в течение дня ездят на съемки. А то получается сплошь и рядом (это на всех каналах так): корреспондент едет на какую-то съемку, про которую с утра понятно, что это не сюжет, проводит там целый день, а потом оказывается, что он просто ездил постоять за камерой. Это неправильно.

в: У вас была практика с Антоном Хрековым, когда один неделю вел программу - второй в это время снимал сюжеты.

о: Да, это и есть развитие такой практики. Сегодня - ты в студии, а завтра - ты в поле. Ни Хрекову, ни мне не хотелось и не хочется становиться такими "студийными лицами", "авторами подводок". К сожалению, у нас на телевидении считается, что с точки зрения иерархии ведущий - это выше, это круче, чем корреспондент. Это глубоко неверное - я бы даже сказал: порочное - мнение. Именно корреспондент - главный человек в новостях.

в: Не боитесь упреков в развлекательности?

о: Нет, не боюсь. Это формат, который широко распространен на Западе, который ничем с точки зрения содержания не отличается от любого другого информационного формата, и я тут никакой развлекательности особой не вижу. Чуть более облегченная неформальная манера подачи, но это не интертейнмент.

в: Если говорить о западных образцах, то на кого вы ориентируетесь?

о: На всех понемногу - что-то от Fох, кое-что от SkyNews. CNN мы, конечно, тоже в голове держим, хотя они - круглосуточный новостной канал, там несколько другая специфика.

"Наше нет - аэрофобии"

в: Теперь о другом вашем проекте. Почти сезон в эфире "Авиаторы" - можете подвести какие-то итоги?

о: Сезон еще не закончился, но главное - что проект состоялся. Это, я считаю, главное достижение. Своего зрителя он нашел. Еще мы доказали, что такая программа может быть еженедельной, интересной и выходить долгое время. В это очень многие не верили в начале сезона.

И еще мне приятно, что очень закрытое и очень настороженно настроенное по отношению к "неавиаторам" сообщество авиаторов нашу программу приняло. По крайней мере, изначальный настрой неприятия сменился к концу сезона на такое, с замечаниями и оговорками, конечно, но все же признание нашего права на существование. Признание того, что с нами стоит иметь дело. Это очень для нас важно.

в: Какого рода замечания высказывают профессионалы-авиаторы?

о: Ну, соответственно сугубо профессиональные вещи: где-то неправильно употребляем какие-то определения, что-то не так говорим. Ведь в авиации очень много всяких нюансов. Вот, кстати, один из последних комментариев - нам написал один авиатор, что мы злоупотребляем словом "крайний". В авиации есть такое неписаное правило - вместо слова "последний" говорить "крайний". Но - написали нам - поскольку вы журналисты, а не авиаторы, то и говорите нормально. Мы согласились. Будем теперь опять говорить "последний"... Если речь идет не о полете, конечно.

в: А кроме профессиональной аудитории кто смотрит?

о: Все, кому интересна авиация. Не буду давать четких дефиниций аудитории - это разные люди, и я не хочу кого-то отсекать от числа наших зрителей. Но, насколько я понимаю, преобладает достаточно молодая мужская аудитория.

в: Во время съемок случалось что-то такое, после чего вы думали: "В воздух - да никогда больше"?

о: Не заболел ли у нас кто-то аэрофобией за этот год? Нет, не заболел. Наоборот, корреспонденты, которые начали работать над этой программой год назад и которые все были до этого совершенно не авиационные люди, признаются, что оценили, полюбили, поняли, в чем здесь фишка... Кое-кто даже собирается учиться летать теперь.

Комментарии
Прямой эфир