Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Расследование "Известий": Ограбить Сбербанк "честный мент" Попов задумал еще два года назад

Чита сейчас - город, откуда поступают захватывающие новости. Из филиала Сбербанка украдены 38 миллионов рублей, слитки золота и серебра. Бандиты прикончили троих сообщников и остались в городе - при семьях и подругах. Ну просто голливудский боевик! Следствие предполагает: инициатором ограбления века стал охранник Сбербанка - милиционер, который за годы службы ни разу не посрамил честь мундира. Как он решился на такое - выяснял собкор "Известий".
0
Эксперты исследовали найденные деньги день и ночь (фото: Николай Галкин)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Чита сейчас - город, откуда поступают захватывающие новости. Из филиала Сбербанка украдены 38 миллионов рублей, слитки золота и серебра. Бандиты прикончили троих сообщников и остались в городе - при семьях и подругах. Ну просто голливудский боевик! Следствие предполагает: инициатором ограбления века стал охранник Сбербанка - милиционер, который за годы службы ни разу не посрамил честь мундира. Как он решился на такое - выяснял собкор "Известий" Сергей Тепляков.

Улицы Читы перебираются с холма на холм. История России здесь спрессовалась, как хлопковые тюки. Где-то неподалеку японцы бросили в топку Сергея Лазо — его гипсовый бюст еще цел, правда, с постамента отбиты все буквы, и только старожилы подтвердят вам, что похожий на геолога бородач на самом деле герой Гражданской войны. На улице Селенгинской — бревенчатая церковь декабристов. А рядом — новейшая история: дом, из которого утром 11 мая отправился охранять и грабить Сбербанк Вячеслав Попов.

По дороге на работу у него была последняя возможность отступиться от греха: уже рядом с банком надо пройти мимо церкви "Спасение во Христе". Чтобы не видеть крест, приходится опустить голову. Наверное, так и шел Вячеслав в то утро. А другого утра для него уже и не наступило...

Подозреваемого хоронили как героя

В мелочах Чита город законопослушный: пешеходы пережидают красный сигнал светофора, даже если машин нет. А автомобилисты останавливаются перед "зеброй". Был, наверное, приучен к порядку и Попов, прослуживший в милиции всю жизнь. В составе ОМОНа Забайкальского УВД на транспорте дважды ездил в Чечню. Авторитетом пользовался как на работе, так и в родном доме.

— Он серьезный с детства был, бомжей из подъезда гонял, — говорит мне сосед Вячеслава, знавший его с детства. — Четыре года назад мать у него померла. А потом познакомился с женщиной, стали они вместе жить. Последние месяцы затеял вот большой ремонт с перепланировкой. Окна пластиковые вставил.

Попов взял в банке кредит — 200 тысяч рублей. Может, не хватило их для переделки хрущобы на пятом этаже? Что должно случиться, чтобы старый мент решил ограбить свое место работы? Легко ли — по капле или ручьями — выдавил из себя Вячеслав хорошего человека? В его пятиэтажке не верят, что сосед был участником ограбления. Хоронили его как героя: боевые друзья несли на плечах гроб, на подушечках — награды, над могилой — салют.

Между тем следствие считает, что именно Попов предложил своему бывшему сослуживцу по ОМОНу Алексею Левчуку план ограбления Сбербанка. Будто бы и на работу сюда Попов устроился два года назад только для того, чтобы однажды поздней ночью впустить в банк Кирилла Гудкова и его банду: Николая Терентьева, Игоря Космакова и Дмитрия Затирухина. Может, поэтому за два года на новом месте ни с кем у Попова не получилось дружбы.

— Он важный был, слова лишнего не скажет, — говорит охранник Павел Сиов. — Только поздоровается.

В смену с пенсионером МВД Виктором Котовским Попов попал несколько месяцев назад. Общительный Котовский пытался наладить контакт с напарником.

— Витя говорил: "Какой-то странный, не разговаривает", — грустно рассказывает его жена Вера. — Они даже приятелями-то не были.

Возможно, Попов не хотел обрастать контактами, понимая, что в таком деле крови избежать почти невозможно. Это ведь только в кино у всех друзей Оушена получается ограбить банк и не перебить друг друга.

Незатейливый же план охранника с самого начала хромал, как Джон Сильвер. В здание ночью чужие просто так войти не могут: железные двери, сигнализация. Если же вошли, от подозрений в сговоре не отвертеться. А ведь и подельники наверняка размышляют: не продаст ли? Чтобы обдумать это в последний раз, у бывшего милиционера был еще целый день. Колебался ли он или решил идти до конца?

Если сам он мог рассчитывать на подарки судьбы в виде честных бандитов и глупых следователей, то для Котовского, охранявшего кладовую, налет означал  верную смерть. По данным следствия, в планы бандитов Виктор посвящен не был. Однако именно у него грабители должны были забрать ключи от кладовой и сейфов.

Вряд ли Попов ожидал, что Котовский, бывший начальник уголовного розыска, отдаст ключи добровольно. Или, может, думал: "А чем он лучше меня?" Хотя, возможно, о ключах знал и сам Попов: в полном соответствии с нормам российского разгильдяйства два ключа от дверей в кладовую и четыре ключа от двух сейфов, которые вообще-то должны были храниться в разных помещениях, уже несколько месяцев лежали в одной коробке. Вера Котовская говорит, что ни у нее, ни у мужа предчувствий не было. А планы на выходные были.

— Он специально на такую работу пошел, чтобы для дома побольше времени оставалось, — говорит Вера и начинает плакать.

Даже если Попов 11 мая маялся черными мыслями, виду не показывал. Как всегда, заступил на пост на третьем этаже здания Сбербанка. Комнатенка невелика: стол, стул, диван, шкаф с разными вещичками, мониторы, на которые выводятся картинки с камер видеонаблюдения. На стене — телефон, по которому постовой общается с пультом сигнализации. Еще у Попова был пистолет Макарова. Обращаться с ним Вячеслав умел на славу.

— Он из всего, даже из гранатомета, стрелял на "отлично", — говорит мне Павел Сиов, отставной подполковник, отслуживший в охране Сбербанка 17 лет. Именно Сиов должен был утром 12 мая сменить Попова, а увидел своего сослуживца уже мертвым.

— Взял бы он и перехлопал всех своих сообщников, — говорю я Сиову. — Получил бы медаль.

— Так ему, видать, не медаль нужна была, — усмехается подполковник. 

Не возразишь...

Деньги даже не помещались в машины

Сотрудницы банка рассказывают, что после 19 часов, когда закрывают клиентский зал, Попов начал буквально гнать девушек-бухгалтеров по домам. Только утром они узнали причину такой "заботы".

В это время в банке оставались еще работницы в кассах перерасчета.  Порой они задерживаются до двух-трех ночи. Однако в этот раз Попову "повезло" — уже в 0.23 в здании остались только он и Котовский. В минуты его сообщники "перекусили" решетку на окне, пролезли внутрь здания и поднялись в комнатенку Вячеслава. Оттуда по мониторам был виден Котовский. Он в то дежурство даже пистолет свой оставил в шкафу. Когда пошел закрывать решетку на окнах, Попов подсказал, где именно ждать напарника: в одном месте Котовскому, чтобы пройти в дверной проем, пришлось пригнуться — тут-то его и огрели по голове.
В банке многие убеждены: Котовского пытали.

— У него все лицо разбито, — говорит мне Сиов, разглядевший коллегу 12 мая, когда того выносили из банка мертвым. — Мучили, видать.

В милиции, однако, считают, что лицо Котовского было разбито пулей.  Так или иначе, в 0.43, через 20 минут после того, как уехали работницы из касс пересчета, кладовая была уже открыта — на пульте охраны загорелась лампочка. На сленге охранников это называется "произошел сход". Попов "снял" его своим электронным ключом —таблеткой, такой же, какой открывают замки-домофоны. Потом был еще один "сход" — Попов снова "снял" его, да еще и ответил на звонок дежурного: дескать, перепад напряжения, вот система и глючит.

— Так бывает, и поэтому милиционеры не насторожились, — объясняет мне один из их коллег. — Что они должны были делать, если постовой с ними разговаривал и убеждал, что все нормально?!

Потом сигнализация сработала еще пару раз, но это уже вообще никого не насторожило. А все это время бандиты выносили из банка кубометры денег — 38 миллионов 250 тысяч рублей. Увидели золотые (250 граммов) и серебряные (1750 граммов) слитки. Прихватили и их. Грабители прибыли на место на двух "девятках". Деньги туда даже не помещались. Решено было грузиться в мини-вэн "Тойота-Хай-айс" Котовского.

Возможно, еще в разгар ограбления Гудков и его подельники не собирались убивать Попова и Котовского. Так, в комнатке Попова на ножках стула остался скотч, как если бы охранника собирались к ним примотать.  Налетчики также буквально на кусочки разломали сейф в зале юридических лиц, хотя наверняка должны были знать от своего подельника, что он пуст. Разыгрывали из себя "лопухов", работавших наугад? Или все это был спектакль для соучастника Попова: видишь, друг, все идет по плану, как договаривались.

А "друг" тоже не думал умирать: он спустился вниз, где в компьютере хранятся записи с камер наблюдения. Старенький системный блок для лучшего охлаждения не имел стенок, так что вытащить из него жесткий диск было делом нескольких минут. Знай Попов о неминуемой смерти — стал бы он стараться для Гудкова и других своих палачей? Бандиты, кстати, были заботливы: принесли матрасы на место, где Попову и Котовскому предстояло дожидаться утра.

В три часа ночи кладовая была поставлена на сигнализацию в последний раз. ПМ Попова оказался у кого-то из подельников. И вот тут что-то произошло. Может, между бандитами возникла ссора. То ли ее разыграли, чтобы исполнить план по уничтожению охранников банка, то ли все случилось спонтанно — этого пока никто не знает. Но Котовский погиб первым. Попов, похоже, бросился бежать. О том, что он пытался скрыться, на первом этаже красноречиво свидетельствует дверь, выбитая ногой.

В банке началась пальба. Одна пуля попала убегающему Вячеславу в поясницу, другая — в шею. И только третья — когда его, связанного и закованного, истекающего кровью, притащили на приготовленный тюфяк, — в голову. Вот как закончилась для охранника его попытка изменить жизнь.

Вера Котовская узнала о гибели своего мужа утром следующего дня. Человек, который ей это сообщил, себя не назвал. Но сострадания к вдове он явно не чувствовал.

— Утром 12-го я ждала мужа с работы, — рассказывает Вера Котовская. — Тут звонят из нашего РОВД. Говорят: "У вас микроавтобус есть?". Говорю: "Есть". — "Он у вас сгорел". Я говорю: "Как?! А где муж?" —  "Погиб". И положили трубку.

С мертвыми не надо делиться

Теперь в Чите размышляют, почему налетчики не сорвались из города в ту же ночь — ведь до открытия банка оставалось шесть часов.

— Да за это время можно доехать до Китая, где деньги разменяют, даже если номера купюр переписаны! — горячится здешний таксист.

Но как бы то ни было, бандиты решили отсидеться в городе.

— У одного тут жена и двое детей. Но главное, они просто поверили в те фильмы и книги, где милиция не может никого поймать! — уверен начальник областного УВД генерал Александр Обухов.

К тому же, как в классическом боевике, "пауки"-грабители начали уничтожать друг друга. Алексей Левчук, товарищ Попова, был застрелен утром 12 мая. По одной из версий, он не ожидал убийства друга и пошел на конфликт с бандой. Есть, впрочем, и менее романтичные предположения.

— Левчук любил казино, девушек, рестораны, — рассказывает мне один из оперативников. — Главарь банды мог просто испугаться, что молодой парень — ему всего-то 25 лет — где-то проболтается, деньгами махать будет. Ну и убрал его.
Есть и третья версия, согласно которой лидеры банды Кирилл Гудков и Дмитрий Затирухин стали "вычищать" тех, с кем не собирались делиться. Левчук оказался первым и последним лишь благодаря расторопности сыщиков, ведь задержания начались уже 15 мая.

Письмо с того света

Для работы по этому делу приехала специальная бригада сотрудников департаментов уголовного розыска и по борьбе с организованной преступностью МВД России. Расторопность московских и местных сыщиков удивила всю страну. Уже через три дня милиционеры стали добывать из-под земли первые мешки с миллионами.

Однако журналисты предполагали, что работу облегчило письмо, которое Вячеслав Попов якобы оставил жене Веронике, попросив "в случае чего" отнести его в прокуратуру. Фамилии участников банды, план налета — он все это подробно описал, чтобы банковские миллионы не достались  никому.

Однако руководство Читинского УВД теперь отрицает сам факт его существования.

— У меня нет данных, что жена Попова пришла с письмом, — заявил "Известиям" Обухов. — Говорят много всего. Но такого письма нет ни у следствия, ни у милиции.

Веронику спросить о письме не удалось: в последние дни она прячется от людей, в их общей с Вячеславом квартире не живет. А следствие можно понять: иначе ведь выходит, что преступление, в совершении которого Попов участвовал, заплатив за это жизнью, удалось раскрыть благодаря ему же. Вот тебе читинская Агата Кристи! И еще. Всю информацию сейчас засекретили. Чтобы не светить реальных помощников следствия, по нашим данным, оперативники "выдают" далеко не всю правду о том, как и что они находят.

Есть у истории с письмом и еще один нюанс: банк обещал награду в пять миллионов рублей за помощь следствию. А если письмо было, то деньги надо отдавать Веронике. Получается замкнутый круг — наградят семью организатора преступления. Ну где вы такое видели?

Справедливости ради скажу: возможности "раскрутить" дело и без письма у следствия были. Понятно же, что проверяли всех друзей Вячеслава. Тут же наткнулись на фамилию Левчука, загадочно исчезнувшего в один день с приятелем. И пошли раскручивать...

15 и 20 мая были найдены тайники с деньгами и слитками. Рядом с первым бандиты закопали мертвого Левчука, чтобы и после смерти он был "при деньгах". Этот тайник оперативникам показал Гудков. Второй неподалеку от местечка Домна Ключи в 50 км от Читы якобы нашел прогуливавший собаку охотник — зацепился опытным глазом за потревоженную траву. В двух ямках было почти все — около 36 миллионов. И драгоценные слитки.

Ограбление спланировали не новички

Банду брали вечером 15 мая — кого в квартире, кого на прогулке. Бандиты, говорят, были потрясены: "Мы думали, нас и не найдут никогда". Сейчас они дают показания. Говорят, валят все на покойников — Попова и Левчука. Убеждают оперов, что могли напасть и на другую смену — чтобы не подставлять своего подельника.

— Будто бы хотели в нашу смену на дело идти, — говорит Павел Сиов. — Пришел бы вот так Попов ночью: "Деньги дома кончились, пусти меня к банкомату". И ведь не знаю — пустил бы или нет?

Говорят, главарь банды Кирилл Гудков будто бы сказал: "Слишком много крови будет" и решил идти в смену Попова. Видимо, для него двое убитых — в самый раз.

А оперативники решают множество загадок "ограбления века". Например, они уверены, что банда Гудкова сложилась не вчера.

— Мы считаем, что за ее участниками есть и еще преступления, — признает генерал Обухов. — На чем-то ведь они "сработались", чтобы решиться пойти на такое дело?

Когда "срабатывалась" банда, состоящая из двух сотрудников МВД, сторожа, инженера и безработного? Где они взяли два пистолета "Иж" с глушителями? Как решились на дело, после которого, даже если бы не было убийств, их наверняка искала бы вся Россия — ведь 38 миллионов воруют, слава богу, не каждый день. Ответов на эти вопросы пока нет. А от них зависит многое.

Что это было?

Классическая формула налета по-русски "Украл — пропил — в тюрьму" в Чите сработала почти идеально. Только в этом случае налетчики даже пропить ничего не успели: раздали кое-какие долги, да и то осчастливили кредиторов ненадолго — украденное у них сейчас изымает милиция.

В этой истории выпирает наружу вся нелепость поступка налетчиков. Ради чего погибли два человека? Ради чего продал душу мент Вячеслав Попов? Ради пластиковых окон и хороших обоев — так неужели настолько подешевели сегодня совесть и честь?

Я еще вот думаю: а вдруг это был маленький бунт на корабле человека, который после десятилетий беспорочной службы и командировок на войну может позволить себе качественный ремонт только в кредит? Я ищу ответ и не нахожу его, потому что в метаниях Вячеслава Попова, думаю, он сам-то толком разобраться не мог.

Думаете, ему легко теперь, после преступления и наказания?

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...