Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Тонкости думской дипломатии

Трудно сказать, чем закончатся эстонские события. С одной стороны, упорство эстонского правительства в войне с живыми и мертвыми было не столь уж безрассудным - оно базировалось на уверенности, что санкции со стороны России Эстонии не грозят. Во-первых, товарооборот невелик, во-вторых, в эстонском транзите задействован влиятельный русский бизнес - и своя рубашка ближе к телу, в-третьих, санкции ударят прежде всего по русской общине. Опять же и нравы международного сообщества таковы, что в одном случае оно зоркое, как горный орел, а в другом - слепое, как подземный крот. Что бы там ни деялось в Эстонии, молодая демократия не может быть неправой. Тем более в споре с тоталитарной Россией. Осознание этого придавало тов. Ансипу смелости - "Нет у вас приемов против Кости Сапрыкина".
0
С защитниками Бронзового солдата эстонская полиция жестоко расправлялась (фото: AP)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Трудно сказать, чем закончатся эстонские события. С одной стороны, упорство эстонского правительства в войне с живыми и мертвыми было не столь уж безрассудным - оно базировалось на уверенности, что санкции со стороны России Эстонии не грозят. Во-первых, товарооборот невелик, во-вторых, в эстонском транзите задействован влиятельный русский бизнес - и своя рубашка ближе к телу, в-третьих, санкции ударят прежде всего по русской общине. Опять же и нравы международного сообщества таковы, что в одном случае оно зоркое, как горный орел, а в другом - слепое, как подземный крот. Что бы там ни деялось в Эстонии, молодая демократия не может быть неправой. Тем более в споре с тоталитарной Россией. Осознание этого придавало тов. Ансипу смелости - "Нет у вас приемов против Кости Сапрыкина".

С другой стороны, принципа "гни, гни, не проломи" тоже никто не отменял. Да, международные структуры обладают способностью, когда надо, закрывать глаза на самые удивительные вещи, но где предел этой способности, никто не знает: он может быть установлен только эмпирическим путем. Припозднившаяся борьба эстонского правительства с советским тоталитаризмом все же столь красочна, что если всюду стучаться со свидетельствами об этой борьбе, вероятность достучаться - вопреки уверенности Ансипа - все же не равна нулю.

В этом смысле никакая трибуна не вредна, в том числе и ПАСЕ, где русские депутаты смогли бы кое-чего сообщить об особенностях молодой эстонской демократии, и поездка в Эстонию для изучения ситуации - отчего бы и нет.

Однако то, чем занялись наши думцы, вызывает сильное сомнение в плодотворности их деятельности. Публичный призыв отправить правительство в отставку, с которым наши депутаты обратились к эстонским, - даже и с той оговоркой, что это "не должно расцениваться как призыв к свержению правительства", - звучит довольно странно.

Да, бесспорно, премьер, столь ударными темпами доведший страну до социального взрыва и окончательно рассоривший общины меж собой, - это весьма плохой премьер, и для всех было бы лучше, если бы после своих подвигов он ушел с поста. Но проблема в том, что тов. Ансип - лидер партии, победившей на парламентских выборах, причем его партия шла к победе, как раз активно разыгрывая тему борьбы с советским тоталитаризмом. Трудно ожидать, чтобы его однопартийцы, внезапно прозрев, отправили своего лидера в отставку за то, что честно исполнил программу своей партии. Это не говоря о том, что исходящий от иностранных депутатов призыв отправить в отставку правительство, каким бы негодным оно ни было, способен вызвать лишь обратный эффект. При таком открытом вмешательстве во внутренние дела скорее можно вызвать сплочение вокруг правительства, что вряд ли входило в задачу думцев.

Нет ничего хуже бессильной угрозы, а обращение наших депутатов именно из того разряда. Если все-таки есть приемы против Кости Сапрыкина, то угрожают совсем по-другому. А именно: посол является в МИД аккредитующей страны и, любезно улыбаясь, конфиденциально - ни в коем случае не публично, все должны сохранить лицо - сообщает, что его правительство не будет иметь никаких дел с данной страной, доколе нынешний премьер остается на своем посту, и готово принять те меры, которые сочтет нужными. Список возможных мер оставляется главе МИД недружественной страны - дальше уже вопрос, впечатлят они его или не впечатлят.

Это довольно жестко, но может сработать. Посольства наряду с прочим еще и для этого существуют. Парламентская дипломатия в исполнении Госдумы сработать не может ни при какой погоде.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...