Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вешняков и Эйзенхауэр

В период хрущевской, а особенно - брежневской борьбы за мир советская пресса любила рассказывать об отставных западных генералах, которые, не успев снять погоны, тут же преображались в голубей мира и выступали против развязываемой их правительствами гонки вооружений. Похоже, такие генералы действительно существовали в природе, поскольку нечто подобное учинил известнейший в Америке генерал Эйзенхауэр. Уходя в 1961 г. с поста президента, он произнес прощальную речь, в которой предостерегал сограждан от приобретшего огромную власть военно-промышленного комплекса, как раз в его президентство и сформировавшегося.
0
Максим Соколов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В период хрущевской, а особенно - брежневской борьбы за мир советская пресса любила рассказывать об отставных западных генералах, которые, не успев снять погоны, тут же преображались в голубей мира и выступали против развязываемой их правительствами гонки вооружений. Похоже, такие генералы действительно существовали в природе, поскольку нечто подобное учинил известнейший в Америке генерал Эйзенхауэр. Уходя в 1961 г. с поста президента, он произнес прощальную речь, в которой предостерегал сограждан от приобретшего огромную власть военно-промышленного комплекса, как раз в его президентство и сформировавшегося.

В своей прощальной речи прежний председатель ЦИК А.А. Вешняков уподобился Эйзенхауэру, столь же откровенно раскритиковав многие сложившиеся при нем нормы избирательного права, и, в частности, указал: "Я считаю необоснованным увеличение численности членов партий с 10 тысяч до 50 для того, чтобы партия считалась общероссийской". Указание было тем более интересным, поскольку именно в момент вешняковского прощания Росрегистрация насчитала в рядах Республиканской партии им. В.А. Рыжкова всего лишь 42 696 душ (7304 не хватило до заветной цифры), и партию ликвидировали, хотя В.А. Рыжков указывал, что на самом деле у него 58 166 душ. Зато "Свободная Россия", а ныне "Гражданская сила" им. М.Ю. Барщевского, по скрупулезному подсчету той же Росрегистрации, насчитывает более 60 тыс. душ и потому была причислена не к козлищам, но к агнцам.

В охлажденный ум порой приходит та мысль, что не с теми душами, которые по ревизским сказкам, но с натурально живыми душами и у В.А. Рыжкова, и у М.Ю. Барщевского дела обстояли примерно сходным образом. Что же до того, как Росрегистрация заверяла сказки, тут вышла флуктуация - одну партию признали фантомной, а другую - для разнообразия - материальной. С тем обстоятельством, что политические позиции В.А. Рыжкова менее правильные, тогда как у М.Ю. Барщевского более правильные, данная флуктуация, естественно, никак не связана - чистая случайность. Но безотносительно к чистым случайностям всякий хоть сколь-нибудь знающий нравы русского народа понимает, что норма в 50 тыс. - абсолютно драконовская. При типической русской способности к формальной самоорганизации достичь такого количества живых душ можно либо за счет прямого административного ресурса, либо имея в качестве костяка структуры бывшей КПСС (т.е. не совсем на пустом месте), либо каким-то запредельным титаническим усилием. Говоря совсем уже грубо, предъявление требований, несообразных с отечественными обычаями, привело к тому, что у нас реально есть две партии, соответствующие непосильным требованиям, - ЕР и КПРФ и есть партии с заверенными ревизскими сказками. Ибо к числу русских обычаев относится не только слабая способность к самоорганизации, но и сильная способность обходить нормы закона, вступающие в противоречие с народным духом. Сочетание же этих двух обычаев создает идеальную коррупционную ситуацию. Под коррупцией тут имеется в виду не вульгарная взятка, но исходный смысл слова - "крайняя порча".

Избирательный закон и прежде был не без изъянов, но при нашем Эйзенхауэре его довели до такой степени совершенства, что перед ним грешны решительно все участники электорального процесса. Что создает идеальные возможности для регулирования. "Кто Бога не грешен, царю не виноват?" - но одно дело смиренное осознание своей виноватости, другое дело - проявление дерзости. В последнем случае ничто не мешает проверить подлинность той же ревизской сказки. А ведь сколь возвышенные были намерения...

Комментарии
Прямой эфир