Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Физик Штрум: жизнь и судьба

24 и 25 марта МДТ — Театр Европы впервые покажет в Петербурге новую постановку Льва Додина — спектакль "Жизнь и судьба". Как любая другая работа знаменитого режиссера, это спектакль выстраданный. В роман Василия Гроссмана и драматические моменты истории актеры вместе с режиссером вчитывались и вглядывались три года.
0
24 и 25 марта МДТ — Театр Европы впервые покажет в Петербурге новую постановку Льва Додина (фото Виктор Васильев)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

24 и 25 марта МДТ — Театр Европы впервые покажет в Петербурге новую постановку Льва Додина — спектакль "Жизнь и судьба". Как любая другая работа знаменитого режиссера, это спектакль выстраданный. В роман Василия Гроссмана и драматические моменты истории актеры вместе с режиссером вчитывались и вглядывались три года.

В пятидесятых советский чиновник "утешил" писателя обещанием напечатать роман лет через двести. Гэбисты, от греха подальше, в 61-м уничтожили экземпляры. Но через двадцать лет роман Гроссмана был опубликован на Западе.

— Тогда я понял, что это нужно ставить на сцене. И что, может быть, мне хватит на это сил. А сегодня снова, более чем когда-либо, надо противостоять лжи, — говорит Лев Додин.

Студенты додинского курса и актеры МДТ читали архивные материалы, встречались с людьми, которые пережили время сталинских репрессий и ужас войны. Ездили в Освенцим и в места бывших лагерей ГУЛАГа — там и репетировали.

Драматические коллизии двадцатого века спроецированы в судьбе главного героя — физика-ядерщика Штрума (Сергей Курышев). Он создает атомную бомбу, и уже почти нашел ее формулу. Близкие еврея Штрума гибнут в гитлеровских лагерях и застенках НКВД. Его самого, запрограммированного системой на уничтожение, спасает его научное детище — орудие смерти. Государству как раз позарез нужна атомная бомба. А ученому предстоит сделать жизненный выбор: остаться верным науке и себе или предать себя и близких.

Мировую премьеру "Жизни и судьбы" актеры с триумфом сыграли во Франции. "Получился спектакль красивый, пугающий, опустошающий — и полнозвучно современный", — сделали вывод зарубежные критики.

Ирина Радова

Бах и немножко джаза

Легендарный британский ансамбль Swingle Singers включил в свой российский тур концерт в Петербурге. Встреча с меломанами северной столицы назначена на 26 марта в БКЗ "Октябрьский". В этот вечер компанию зарубежным коллегам составят музыканты "Терем-квартета".

Вообще-то Swingle Singers родились в Париже. В начале шестидесятых руководитель студии звукозаписи Уорд Свингл собрал молодых вокалистов, чтобы подзвучивать записи Эдит Пиаф и Шарля Азнавура. Музыканты довольно быстро расправили крылья и решили петь сами. Причем начали с Баха. Его прелюдии и фуги вокалисты исполняли чуть в стиле Луи Армстронга и показывали, что между барокко и джазом много чего общего. Их первая же пластинка ознаменовала появление нового стиля "свингл-сингинг" и получила "Грэмми". Это была слава, причем мировая: для их "ду-би-ду" перевод не требовался, они включили в репертуар музыку Моцарта, Генделя, Бетховена, Шопена. Весной 64-го ансамбль пел в Белом доме для четы Кеннеди. А на первом парижском концерте они оделись во все черное от Сен-Лорана. Творческий кризис грянул в 1973-м. Группа уже почти распалась, но потом вдруг пересекла Ла-Манш и переселилась в Лондон. Выбрали восемь новых певцов, поискали новое название. Но ничего лучше, чем Swingle Singers не нашли. Слава пришла к ним во второй раз, а Великобритания была завоевана почти сразу.

"Это мои внуки", — ласково называет Уорд Свингл новый состав группы. В знак уважения к первому французскому составу ансамбля нынешние музыканты тоже исполняют Баха. Как ни странно, даже современные композиции и аранжировки звучат в стилистике того Swingle Singers, родом из 60-х.

Илья Нефедов

Фотовек "Известий" продолжается

Выставка известинских фотографий, посвященная 90-летию газеты, продлится в Этнографическом музее еще неделю.

Уже который день Мраморный зал музея наполняют любители фотографии и российской истории. Экспозиция охватывает всю историю СССР, начинаясь снимками дореволюционного Петрограда и заканчиваясь эпохой Бориса Ельцина. Здесь и Вторая мировая, и строительство метро, и хрущевская оттепель, Куба, целина, БАМ, театральный бум 60-х, спортивные победы, катастрофы…

— Почти целое столетие "Известия" были на самом острие российской истории, и каждое значимое событие находило свое отражение на страницах газеты; когда знакомишься с этими кадрами, чувствуешь дыхание времени, — говорит Джонатан Варнелл, директор по поддержке бизнеса СНГ и стран Балтии компании JTI, взявшей на себя значительную часть расходов по организации выставки. — Помощь в организации юбилея стала для нас большой честью.

Живой интерес у посетителей вызвала старинная деревянная фотокамера с гармошкой — подарок от компании "Музей".

— Когда мы нашли фотоаппарат на территории бывшего завода "Красный треугольник", сначала подумали сделать его частью экспозиции своего музея, а потом решили, что в редакции "Известий" камера займет заслуженное место, — рассказал председатель совета директоров ЗАО "Компания "Музей" Денис Минкин. Для друзей редакции компания тоже сделала подарок: толстый фотоальбом известинских снимков.

Юлия Жаворонкова

У артистов нет слов

23 марта в Петербург приедет буто: стартует IV Международный фестиваль невербальных искусств. Три дня в Мюзик-холле — бритые наголо артисты, завораживающий свет, пластика тел и фантасмагорические образы.

Буто — это модно. Не совсем театр, не совсем танец, "археология тела", пытающаяся докопаться до телесного естества и его скрытых возможностей. Мастера и приверженцы буто работают с телом через сознание. Самые известные буто-россияне — Антон Адасинский и театр DEREVO, всегда участвующие в этом фестивале, на сей раз пропустят праздник. Зато приедет десять японских мастеров, готовых показать буто из первых рук и пообщаться на бессловесном языке тела с представителями российских школ.

Утром обещают мастер-классы, вечером — показательные выступления. Задействуют все пространство театра.

— Везем старые и абсолютно новые номера, — рассказывают в московской перформанс-группе KALIMBA. — Из всего нашего жанрового многообразия выбрали нечто, наиболее близкое к теме фестиваля — буто. Хотя никто из нас точно не знает, что это. Повесим импровизированный занавес и превратим фойе в третью сцену. Театр с готовностью принимает условность. Он не терпит фальши.

Юлия Жаворонкова

Комментарии
Прямой эфир