Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Соня Куливец примерит первый протез cледующей зимой

В среду отец Сони Куливец приехал в Центральный НИИ протезирования и протезостроения, чтобы встретиться с профессором Борисом Спиваком. Доктор рассказал Виктору Куливцу о существующих на сегодня российских и зарубежных протезах. Выбор же остается за родителями. Первый - косметический - протез Сонечке сделают, когда ей исполнится год и 2 месяца. А еще через год его можно будет поменять на функциональный.
0
Профессор Борис Спивак (слева) консультирует Виктора Куливца
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В среду отец Сони Куливец приехал в Центральный НИИ протезирования и протезостроения, чтобы встретиться с профессором Борисом Спиваком. Доктор рассказал Виктору Куливцу о существующих на сегодня российских и зарубежных протезах. Выбор же остается за родителями. Первый - косметический - протез Сонечке сделают, когда ей исполнится год и 2 месяца. А еще через год его можно будет поменять на функциональный.

Уже три дня Сонечке не делают никаких процедур, кроме лечебной физкультуры. Врачи не выпускают ребенка даже на прогулки: боятся, чтобы не простудилась. Ее родители не могут дождаться отъезда домой. Но времени даром не теряют. Папа уже пообщался с несколькими врачами-протезистами, чтобы разобраться в проблеме.

Борис Спивак - один из лучших специалистов по протезированию в России. Своему НИИ он отдал 53 года жизни. И сейчас продолжает ставить на ноги детей-инвалидов и воевать с системой - чтобы на протезы для детей выделяли больше средств.

- Косметический протез нужен для того, чтобы ребенок чувствовал, что у него есть рука, - объясняет профессор Спивак. - А с двух с половиной лет протез уже можно функционально насыщать, использовать внешние источники энергии, чтобы ребенок привыкал к работающим кисти и локтю.

Борис Григорьевич показывает отцу Сони разные виды протезов. Косметические и функциональные, российские и зарубежные. Протезы с внешними источниками энергии - биометрические, миотонические, контактные. Виктор почти не переспрашивает - во всех этих терминах он уже разбирается не хуже профессора.

- Кисть активная - поймите: спрятан здесь двигатель, мотор! - объясняет профессор Спивак. - И получается...

- Дополнительная тяжесть, - с полуслова понимает отец.

Дети очень хорошо осваивают протезы, уверяет Виктора Куливца профессор Спивак. Он показывает ему каталоги российских протезов, немецких Otto Back, английских Blatchford. Наплечники для протеза после вычленения плеча, варианты плечевого шарнира. Для быта - лучше шаровой шарнир.

Борис Григорьевич советует Виктору не экспериментировать на ребенке и не стремиться к трансплантации донорской руки.

- Может, через 8-10 лет удастся вырастить костные и мышечные ткани, чтобы пересаживать свое, а не чужое. А при пересадке руки необходима постоянная гормональная терапия. Больше 15-20 лет организм таких нагрузок не выдерживает...

Эти подробности Виктор выслушивает с непроницаемым лицом. Шокирует его другое:

- Врачи просто отрезали моему ребенку руку, а я теперь должен бегать, искать протез, выбивать деньги в суде. Сейчас нам обещают все, а если через полгода о нас забудут? Что будет, когда о нас не будут сообщать в новостях?

Комментарии
Прямой эфир