Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Продукты пищеварения

В этом году исполнится 88 лет со дня, когда интеллигенцию впервые обозвали "говном". Известно, что это дело рук Владимира Ленина: он написал Максиму Горькому про "интеллигентиков, лакеев капитализма, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно".
0
ИГОРЬ ВИРАБОВ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В этом году исполнится 88 лет со дня, когда интеллигенцию впервые обозвали "говном". Известно, что это дело рук Владимира Ленина: он написал Максиму Горькому про "интеллигентиков, лакеев капитализма, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно".

88 лет - срок вполне приличный, однако фраза цепляет до сих пор. В интернете легко можно нарваться на ученый спор о том, нет ли грамматической ошибки в этом ключевом слове: через "а" или все же через "о" следовало написать его вождю пролетариата. Словом, вопрос актуален - это очевидно.

Вот заметьте: едва речь коснется социальных отношений и проблем мироустройства - косяком плывут пищеварительные аллюзии. Слышно урчание множества животов. Тут никак нельзя не вспомнить старика Ганди. Сморчок Махатма известен возбудившими миллионы граждан призывами к ахимсе (воздержанию от насилия) и сатьяграхи (ненасильственному сопротивлению захватчикам). Граждан он привел к полной свободе и полной разрухе, но не в том дело. Махатму волновали запоры: запущенность желудочных обстоятельств он связывал с застоями или всплесками общественных настроений и каждое утро опрашивал всех женщин, обитавших в его ашраме: удалось ли им облегчиться.

При этом, по словам сподвижников, проповедник воздержаний был жутко прожорлив. А его показательная бедность неплохо оплачивалась сразу тремя спонсорами-магнатами. Знакомое нам дело: поддержание фактуры страдающего либерала, просветителя и прогрессиста всегда требует серьезных денежных вложений.

К чему я клоню? Ни к чему особенному. Просто вспоминаю одну давнюю историю. Без имен - вы поймете, почему. Как-то сотрудник газеты, в которой я некогда работал, неосторожно назвал в заметке известного деятеля своими словами: "криминальный авторитет". Ну, это же всем, мол, известно. Дело приняло нешуточный оборот, ибо в редакции тут же появились шкафообразные люди с негнущимися пальцами. Что еще хуже - угрожать стали детям автора текста. Поверьте, все было чисто конкретно. И редакция принесла извинения - потому решила, что дети сотрудника важнее "чести фирмы".

Но самое забавное: в те же дни другая газета, флагман либерального движения опубликовала целую полосу, посвященную тому же достойному человеку. Деятели разных искусств истово рассыпались в признаниях его заслуг перед отечественной культурой. Урчание их желудочно-кишечных трактов слышалось на много верст вокруг.

Почему меня это тогда так уж задело? Обычная вещь, интеллигенция отдает долги воздающим... Но вскоре после того мы столкнулись с уважаемым руководителем той либеральной газеты, славившей криминального мецената, на премьере "Бега" - по Булгакову. Забавно, что после спектакля он ласково потрепал меня по плечу: "Мне кажется, ты просто вылитый Голубков из этой пьесы". И пошел дальше рубаху рвать и власти клеймить.

Насчет точности сравнения судить не берусь, но напомню: Голубков - сын профессора-идеалиста. Ну, говно то есть, понятно.

Вот я и думаю: может, в чем-то и прав был Ильич - насчет интеллигенции-то? Люди-то все хорошие, и понять их можно, только вот от запаха куда деться?

Комментарии
Прямой эфир