Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Посол США в России Уильям Бернс: "Мы нужны друг другу. Было бы огромной ошибкой упускать это из виду"

"Известия" открывают Дипломатический клуб. Мы будем принимать в нашей редакции зарубежных дипломатов, задавать им самые разные вопросы? обмениваться мнениями о том, что происходит в нашей стране и в мире. Первым гостем Дипломатического клуба "Известий" стал посол Соединенных Штатов Уильям Бернс. - Совершенно ясно, что по обе стороны существует разочарование. Некоторые из этих чувств отражают честные и принципиальные различия по конкретным вопросам. Иногда русские считают, что американцы недооценивают их значение. Порой американцы полагают, что русские склонны видеть самое худшее в мотивах поведения американцев. Несмотря на то, что между нашими странами действительно есть разногласия и есть элементы соперничества, истина в том, что мы нужны друг другу. И было бы огромной ошибкой упускать этот факт из виду. Например, наше двустороннее сотрудничество в рамках процесса вступления России в ВТО, наше ядерное сотрудничество... В течение последних месяцев мы не раз говорили нашим российским коллегам, что весьма скромные идеи, которые мы рассматриваем в настоящий момент, никаким образом не направлены против России и не угрожают России. Мы говорим о десяти малых перехватчиках ракет в Польше и одном радаре в Чехии. Они никак не могут угрожать России - и ваши специалисты это тоже признают.
0
"Порой американцы полагают, что русские склонны видеть самое худшее в мотивах поведения американцев" (фото: PHOTOXPRESS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

"Известия" открывают Дипломатический клуб. Мы будем принимать в нашей редакции зарубежных дипломатов, задавать им самые разные вопросы (в том числе и не очень дипломатические), обмениваться мнениями о том, что происходит в нашей стране и в мире. Первым гостем Дипломатического клуба "Известий" стал посол Соединенных Штатов Уильям Бернс.

вопрос: Господин посол, рады приветствовать вас и ваших коллег в Дипломатическом клубе "Известий". Если позволите, первый вопрос. В чем, на ваш взгляд, главные причины разногласий, наметившихся в последнее время между Москвой и Вашингтоном?

ответ: Совершенно ясно, что по обе стороны существует разочарование. Некоторые из этих чувств отражают честные и принципиальные различия по конкретным вопросам. Иногда русские считают, что американцы недооценивают их значение. Порой американцы полагают, что русские склонны видеть самое худшее в мотивах поведения американцев. Несмотря на то, что между нашими странами действительно есть разногласия и есть элементы соперничества, истина в том, что мы нужны друг другу. И было бы огромной ошибкой упускать этот факт из виду. Например, наше двустороннее сотрудничество в рамках процесса вступления России в ВТО, наше ядерное сотрудничество...

в: Намерение разместить американские системы ПРО в Польше и Чехии вызвало в России болезненную реакцию. Может быть, стоило провести с Москвой предварительные консультации, чтобы снизить напряженность?

о: Позвольте мне указать на два обстоятельства. Прежде всего, в течение последних месяцев мы не раз говорили нашим российским коллегам, что весьма скромные идеи, которые мы рассматриваем в настоящий момент, никаким образом не направлены против России и не угрожают России. Мы говорим о десяти малых перехватчиках ракет в Польше и одном радаре в Чехии. Они никак не могут угрожать России - и ваши специалисты это тоже признают. У вас арсенал межконтинентальных баллистических ракет слишком большой и слишком высокоскоростной, чтобы эти системы перехвата могли что-то сделать. Нас не Россия беспокоит, а волнуют потенциальные угрозы с юга, особенно со стороны Ирана. Мы устанавливаем ПРО не потому, что сегодня какая-то угроза существует, но мы опасаемся, что через несколько лет она может возникнуть. И у нас есть на это основания. Северокорейцы выстроили ракету дальнего радиуса действия и запустили ее на такую дальность, которая нас поразила. И быстрота, с которой они ее создали, тоже нас удивила. Во-вторых, существует большое поле для более детальных и, возможно, более далекоидущих консультаций и сотрудничества между нами, между НАТО и Россией по всему кругу вопросов, связанных с противоракетной обороной. Нам следует серьезнее работать в этом направлении.

в: Если речь идет о сотрудничестве в области безопасности, то почему, например, не предложить России разместить системы ПРО на ее территории?

о: Действительно, мы могли бы сотрудничать и с россиянами в области противоракетной обороны. Не знаю точно, какие формы это сотрудничество примет, но я знаю, что существует гораздо больше возможностей для совместной работы, чем мы использовали до сих пор. Она должна стать частью более широкой стратегической дискуссии между нами - о том, какими мы видим новые угрозы глобальной безопасности и что мы должны в этой связи предпринять.

в: Согласитесь, если мы начнем устанавливать радиолокационные системы из-за фобий поляков, которые боятся "вторжения России", мы не слишком далеко продвинемся...

о: Понимаю, какого рода беспокойство стоит за вашим вопросом, но позвольте мне повторить - мотивы, которые заставляют нас вести переговоры с Польшей и Чехией, не вызваны тем, что мы видим угрозу со стороны России, равно как и ни в какой степени они не являются угрозой для самой России. Речь идет о потенциальной угрозе с юга, что является предметом озабоченности для всех нас - американцев, россиян и европейцев. Мы должны более систематически обсуждать этот вопрос и решать, что с этим делать. Не потому, что это изменит наше намерение говорить с поляками и чехами. Однако, по крайней мере, это даст нам возможность разуверить людей в том, что системы ПРО - часть какой-то секретной стратегии по подрыву России, ущемлению ее интересов и что все это подвергнет опасности вашу страну.

в: Почему, когда речь заходит об Иране, американцы выдвигают России одно требование за другим, но ничего не предлагают взамен? Может быть, стоит "поторговаться" за нашу лояльность на иранском направлении, сделать какие-нибудь уступки?

о: Хороший вопрос, на который я постараюсь дать простой ответ. Россия и Соединенные Штаты ведут дипломатическое сотрудничество по Ирану, потому что разделяют обеспокоенность в отношении иранских амбиций разработать ядерное оружие. Здесь речь идет не о требованиях, которые мы выдвигаем друг к другу, или сделках между нами. Здесь разговор о совместной озабоченности большой опасностью, в отношении которой мы объединяем дипломатические усилия с Китаем, Британией, Францией и Германией, а также тесно работаем с Советом Безопасности ООН и МАГАТЭ. Поэтому вопрос не стоит в плоскости "покупки" чьего бы то ни было сотрудничества. Это вопрос совместных взаимных интересов. мы имеем дело со случаем, когда опасность того, что Иран еще быстрее пойдет в сторону приобретения ядерного оружия, весьма значительна. И последствия этого могут стать негативными - как для России, так и для США. Опасность большей нестабильности на Ближнем Востоке - это та часть мира, в которой я провел долгое время, - весьма высока. В такого рода ситуации я знаю, что есть некоторые, кто скажет: "В чем проблема?" Цены на энергоресурсы все равно будут оставаться высокими. Но это, я бы сказал, близорукий подход. Опасность того, что регион может взорваться, реальна. Это опасно как для России, так и для США. И у нас нет какого-то легкого решения этой проблемы. Я считаю, дипломатическая позиция России, США и наших партнеров по иранскому вопросу была очень взвешенной. Мы совершили ряд последовательных шагов для того, чтобы увеличить дипломатическое давление на иранцев. Постепенно - сначала одна резолюция Совбеза ООН, потом - вторая. Мне кажется, эффективнее всего сейчас будет дать Ирану политический сигнал: ваши собственные интересы не будут защищены, если вы откажетесь подчиниться международным обязательствам.

в: Насколько показывает практика, резолюции не особенно воздействуют на Иран. Какой еще есть вариант решения проблемы? Война?

о: Такая альтернатива дипломатическому решению, конечно, непривлекательна. И было бы сумасшествием со стороны кого бы то ни было недооценивать последствия использования силы. Соединенные Штаты привержены дипломатическому решению. И с нашей стороны здесь очень важно подать четкий политический сигнал посредством наших совместных усилий в Совете Безопасности ООН. Я не буду делать вид, что уверен, будто бы это даст результат. Это станет, конечно, очень трудным делом. Однако нельзя недооценивать сложности и потенциальные последствия, которые мы можем получить в результате использования силы. Это абсолютно непривлекательный для нас вариант.

в: Есть ли в администрации США четкая стратегия по Ираку? И почему Белый дом почти никак не отреагировал на выход доклада независимой комиссии Бейкера-Гамильтона по Ираку?

о: Доклад Бейкера-Гамильтона был одним из нескольких предложений, тщательно рассмотренных администрацией. некоторые шаги, рекомендованные в этом отчете, уже были предприняты. Мы стали больше общаться с местным населением, больше внимания уделяем тренировке иракских военных. Мы также пытаемся подключить соседей Ирака, включая Иран и Сирию, к целому ряду встреч, направленных на установление стабильности в Ираке. Россия также активно участвует в этих усилиях. Ирак - это как раз одна из таких ситуаций, в которой у нас имеется набор довольно непривлекательных вариантов. Но какими бы ни были наши предшествующие различия, все мы в настоящее время заинтересованы в улучшении положения.

в: Ирак до свержения Саддама Хусейна был светским государством. Народ жил в рамках своей страны, да, там был диктатор, но была и стабильность. Посмотрите, как все изменилось. Теперь там - разгул террора. Это страшная вещь - и в первую очередь для России. Потому что США ведь - через океан, а мы - рядом.

о: Режим Саддама Хусейна был опасным и ужасным. Без него и иракцам, и региону стало лучше. Но вы совершенно правы в том смысле, что мы оказались перед лицом весьма сложной ситуации и действительно к этому привели некоторые существенные ошибки американцев, совершенные после военной операции. У каждого есть интерес именно в максимальной стабильности в Ираке. Мы с Россией больше сможем сделать в Афганистане, будь то противодействие наркотрафику или укрепление пограничного контроля. И Сергей Лавров в Кабуле как раз недавно об этом говорил. Ирак - это, безусловно, другая тема. Но суть в том, что и здесь у нас есть общность интересов. Нам необходимо быть уверенными в том, чтобы проблемы, с которыми сейчас сталкивается Ирак, не вылились за его границы. Это будет катастрофой для всех нас. То же касается и ядерной программы Ирана, и арабо-израильского конфликта. И для Соединенных Штатов в этой сложной ситуации совместная работа с Россией и другими странами очень важна.

Комментарии
Прямой эфир