Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Рецепт их молодости

В Рахманиновском зале столичной консерватории закончился молодежный фестиваль "Возвращение". В этом году он отпраздновал свое десятилетие. Фестиваль всегда проходит в одном и том же месте, в одно и то же время, всегда умудряется порадовать нестандартными программами камерной музыки, а его участники все эти годы исправно числятся в "молодых".
0
В Рахманиновском зале столичной консерватории закончился молодежный фестиваль "Возвращение" (фото gettyimages.com)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Рахманиновском зале столичной консерватории закончился молодежный фестиваль "Возвращение". В этом году он отпраздновал свое десятилетие. Фестиваль всегда проходит в одном и том же месте, в одно и то же время, всегда умудряется порадовать нестандартными программами камерной музыки, а его участники все эти годы исправно числятся в "молодых".

Когда фестиваль был затеян скрипачом Романом Минцем и гобоистом Дмитрием Булгаковым, его участники были совсем уж мало кому известны. И в силу возраста, и потому что многие из них разъехались, окончив в основном Гнесинскую десятилетку, по заграничным высшим учебным заведениям. Одно из самых популярных — лондонская Guildhall School of Music and Drama. Оттуда происходит целый выводок "возвращенцев".

Приятно, что за десять лет этих возвращений — при том, что карьеры складываются по-разному, а амбиции у всех о-го-го какие — домашняя атмосфера фестиваля практически не изменилась. На тех же почетных местах сидят папы, мамы и педагоги, на тех же подоконниках — зеленые студенты. Не менее приятно, что многие из "возвращенцев" теперь выступают в России не только в рамках "Возвращения".

Финальный концерт открывали пианистка Екатерина Апекишева, скрипач Борис Бровцын, альтист Максим Рысанов и виолончелист Борис Андрианов с ми-бемоль-мажорным квартетом Шумана. Его щемящий романтизм, в котором бьются нервы и мечты, стал украшением не только фестиваля, но и московского сезона в целом. Веселиться, впрочем, "возвращенцы" умеют не хуже, чем романтически вздыхать. В той же программе по этой части было "Кухонное ревю" Богуслава Мартину (сюита из балета для ансамбля, который возглавляла пианистка Ксения Башмет), ранние "русско-народные" песни Стравинского в его же поздней обработке (пела Юлия Корпачева) или игривые блюзовые вздохи для двух виолончелей (The Good High Alaska Boogie, Way Out West) американца Аарона Мински в исполнении Андрианова и Евгения Тонхи.

Репертуарные изыски — еще одна фирменная деталь фестивальных программ. Впрочем, в нашей концертной жизни изысканным быть несложно: соната для двух фортепиано и ударных классика ХХ века Белы Бартока (ее исполняли Александр Кобрин, верный британский друг "возвращенцев" Чарльз Оуэн и ударники Андрей Дойников и Дмитрий Власик) выглядит настоящей сенсацией. Но на исполнении забытого "возвращенцы" не останавливаются — каждый год здесь принято заказывать новую музыку. В юбилейном году обратились к самому известному (после премьеры "Детей Розенталя") отечественному композитору Леониду Десятникову. Тот создал пьесу для гобоя, кларнета, двух скрипок, альта, виолончели и магнитофонной пленки. Пьеса так и называется — "Возвращение". Десятников написал, по его собственному мнению, "трагическое сочинение о невозможности музыкального глобализма, о невозможности разных культур понять друг друга". Это стильные вариации в духе японской церемониальной музыки, которые вроде бы очень похожи на первоисточник, пока в самом конце не включается жутковато-резкая запись чего-то чужого и абсолютно непонятного. Это вариации вернулись к своей японской теме. И выяснилось, что между ними — практически ничего общего. Такие вот грустные бывают возвращения.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...