Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Как Сталин чуть не отдал Грузии Северную Осетию

12 ноября в Южной Осетии состоится референдум по вопросу о независимости этой непризнанной республики, которая добивается объединения с Северной Осетией и вхождения в состав России. Но судьба чуть не распорядилась так, что обе Осетии уже давно были бы единой республикой. В 1925 году Сталин собирался сделать Грузии царский подарок - генсек поддержал предложение объединить два осетинских автономных края и включить их в состав Грузинской ССР. Случись такое - и сегодня режим Саакашвили требовал бы возвращения "законных грузинских земель" вплоть до Беслана. "Известия" постарались выяснить, как возник этот план, кто его продвигал и почему он расстроился. - Об этом я не раз слышал от отца, - рассказал "Известиям" Серго Микоян, сын известного деятеля советской эпохи. - А недавно армянский историк Рубен Ангаладян, который пишет книгу о моем отце, познакомил меня с документами, найденными им в Фонде Сталина в Российском государственном архиве социально-политической истории. Из переписки Сталина явствует, что именно мой отец воспрепятствовал планам передать Северную Осетию Грузии. Анастас Иванович Микоян был в те годы одним из руководителей Юго-Восточного бюро ЦК РКП и партсекретарем Северо-Кавказского крайкома партии. Инициатором передачи Северной Осетии в состав Грузии, как считает Серго Анастасович, выступил Серго Орджоникидзе, возглавлявший Закавказский крайком РКП(б).
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

12 ноября в Южной Осетии состоится референдум по вопросу о независимости этой непризнанной республики, которая добивается объединения с Северной Осетией и вхождения в состав России. Но судьба чуть не распорядилась так, что обе Осетии уже давно были бы единой республикой. В 1925 году Сталин собирался сделать Грузии царский подарок - генсек поддержал предложение объединить два осетинских автономных края и включить их в состав Грузинской ССР. Случись такое - и сегодня режим Саакашвили требовал бы возвращения "законных грузинских земель" вплоть до Беслана. "Известия" постарались выяснить, как возник этот план, кто его продвигал и почему он расстроился.

- Об этом я не раз слышал от отца, - рассказал "Известиям" Серго Микоян, сын известного деятеля советской эпохи. - А недавно армянский историк Рубен Ангаладян, который пишет книгу о моем отце, познакомил меня с документами, найденными им в Фонде Сталина в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ). Из переписки Сталина явствует, что именно мой отец воспрепятствовал планам передать Северную Осетию Грузии.

Анастас Иванович Микоян был в те годы одним из руководителей Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б) и партсекретарем Северо-Кавказского крайкома партии. Инициатором передачи Северной Осетии в состав Грузии, как считает Серго Анастасович, выступил Серго (Григорий) Орджоникидзе, возглавлявший Закавказский крайком РКП(б).

В РГАСПИ я нашел документы, которые приводит Рубен Ангаладян. "Известия" перепечатывают их с незначительными сокращениями.

Письмо Сталина Микояну

"25 мая 1925 г.

1) Был у меня Такоев и другие осетины. Внимательное ознакомление с делом убедило меня в том, что можно было бы согласиться на объединение Северной и Южной Осетии в Автономную республику в составе Грузии (...)

2) Думаю, что Лескен следовало бы передать осетинам целиком, против чего Кабарда не возражает, а с возражением южной части Лескена можно не считаться.

3) Осетинский план присоединения к Осетии Моздокского района фантастичен и совершенно неприемлем, о чем я и сказал осетинам. Думаю, что излишек осетинского населения можно было бы переселить на фондовую землю с тем, чтобы потом составить из осетинских сел национальный район с исполкомом, подчиненным Ростову. Обо всем этом я пишу от себя лично. Сообщи мнение крайкома".

Телеграмма Микояна Сталину

"8 июня 1925 г.

Несмотря на географические неудобства, хозяйственное обобщение Южной и Северной Осетии и их объединение с точки зрения национального вопроса для Осетии, наверное, будет целесообразным. Однако включение объединенной Осетии в состав Грузии и переход в Закавказье ставят под угрозу установившиеся межнациональные взаимоотношения среди национальностей Северного Кавказа и могут явиться брешью в недавно организованном Севкрае, покоящемся на задачах примирения трех антагонистических слоев - горцев, иногородних с казаками (...) Причем включение объединенной Осетии в состав РСФСР, а не Грузии считаем политически целесообразным, имея в виду внутреннее равновесие Грузии (...)"

Телеграмма Сталина Орджоникидзе

"29 июня 1925 г.

Лично я не возражал против плана Осетии, но, ввиду поступивших возражений Юговостока (Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б). - "Известия"), очень колеблюсь и не решаюсь дать никаких советов. Очень бы просил тебя отложить ответом до нашей совместной встречи с Микояном".

Письмо Орджоникидзе Сталину

"9 сентября 1925 г.

(...) Теперь об Осетии. Сегодня приехал ко мне Такоев и показал разрешение крайкома Севкавказа, в котором говорится, что старое решение их отменяется и что они согласны на объединение Осетии, но при условии вхождения объединенной Осетии в РСФСР. Более никчемное и неосуществимое решение трудно придумать, а здесь дается пища для всякой болтовни о том, что Россия хочет отнять у Грузии Цхинвал. Такоев их запутал, и они не знают, как и что делать. Я Такоеву говорил о нашем разговоре, он это понимает, хотя и не рад такой постановке вопроса. Решение крайкома считает прямо издевательством. Я ему посоветовал съездить к тебе (...)

Крепко жму твою руку!

Твой Серго"

Упоминаемый Симон Алиевич Такоев в то время был первым секретарем Северо-Осетинского обкома ВКП(б). Формально он являлся первым руководителем Северной Осетии как автономного образования, возникшего в 1924 году.

Из приведенной переписки действительно можно предположить, что до того, как появилось письмо Сталина Микояну, между генсеком и Орджоникидзе план передачи объединенной Осетии в состав Грузии уже обсуждался. Так почему он в итоге сорвался?

"Был у меня Такоев и другие осетины", - пишет Сталин Микояну. И они якобы просили "согласиться на объединение Северной и Южной Осетии в Автономную республику в составе Грузии". После того как Микоян в своей телеграмме Сталину предложил совершенно иной вариант - включение объединенной Осетии в состав РСФСР, - генсек засомневался. А потом появляется решение крайкома Севкавказа, где условием объединения Осетии ставится ее вхождение в РСФСР. Орджоникидзе раздражен: "Более никчемное и неосуществимое решение трудно придумать". После этого план объединения кладут "под сукно".

- Думаю, что у Сталина все-таки грузинский национализм оставался, хотя сам он всячески рисовал себя русским, - считает Серго Микоян. - В душе он, конечно, считал, что из всех кавказских республик Грузия должна быть самой крупной по территории. Что он и сделал.

Однако эксперты по этнополитической истории Кавказа сомневаются, что грузины Сталин и Орджоникидзе хотели сделать территориальный "подарок" своей "малой родине", а армянин Микоян был против. Скорее всего для осетин в то время важнее вопроса, в какую республику войдет объединенная автономия, было ее создание.

Но и без "этнического акцента" это знаковая история. Границы и при Сталине, и при Хрущеве в СССР зачастую менялись вождями "на глазок" - в зависимости от "политической целесообразности" либо "лоббирования" со стороны местного руководства. Сталинские границы зачастую превращались в мины замедленного действия, которые где-то уже взорвались, а где-то ждут своего часа.

Очень интересно звучит и первая часть упомянутого письма Орджоникидзе Сталину от 9 сентября 1925 года:

"Дорогой Сосо!

Самый модный вопрос в данный момент в Грузии - это автономия Мингрелии. Застрельщиками являются несколько никому не известных мингрельцев (...) Вся мингрельская интеллигенция, а о грузинской нечего говорить, решительно против (...) Грузинской интеллигенцией это рассматривается как интрига Москвы, стремящейся к расчленению Грузии (...) Мы решили автономистов разогнать. Меньшевиков, участников этой группы, выслать из Грузии (...)"

Желание объяснить все внутригрузинские проблемы "интригой Москвы" - вам это ничего не напоминает?

КСТАТИ

11 октября в нашей газете вышло интервью с историком Серго Микояном "Саакашвили - это американский Кастро. Только менее культурный и более темпераментный". После этого в редакцию пришло рассерженное письмо от Серго Анастасовича: "Заголовок, возможно, скомпонован из моих слов, но, взятый в кавычки, создает впечатление, что именно так я и выразился. Я хотел бы уточнить: если уж сравнивать Кастро и Саакашвили, то Кастро - это Эльбрус, а Саакашвили — небольшой бугорок. И добавить: если Фидель Кастро боролся за освобождение своей страны от господства США, то Саакашвили борется за подчинение своей страны Америке".


Читайте также
Комментарии
Прямой эфир