Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Зубы - русские, палец - азербайджанский

Владимир Чесалин торгует обувью на базаре города Жуковка Брянской области. Когда он услышал призыв Владимира Путина навести порядок на российских рынках, то сначала очень обрадовался. Сам Чесалин безуспешно пытается добиться этого порядка на протяжении последних 3 лет. Его фамилия уже вызывает изжогу у местных чиновников и приводит в бешенство представителей азербайджанской диаспоры. Особенно после того, как в драке с торговцами-южанами одному из них Чесалин откусил палец - говорит, что нечаянно. Минувшим летом, окончательно отчаявшись добиться защиты у властей, он вступил в ДПНИ. После заявления Путина решил было расстаться с этой радикальной организацией, но быстро передумал: прошел месяц, а на жуковском рынке ничего не изменилось. И не изменится. К такому выводу пришел спецкор "Известий", побывав в Брянской области. - Когда я уходил в армию, азербайджанцы на нашем рынке только начинали осваивать торговлю фруктами, - рассказывает Чесалин. - Когда вернулся, здесь остался всего один русский фруктовик. А азербайджанцы уже начали подминать под себя другие позиции.
0
Городской рынок "Кооператор" площадью 70 соток - одно из немногих мест, где жуковцы могут работать и зарабатывать (ФОТО: ДМИТРИЙ СОКОЛОВ-МИТРИЧ)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Владимир Чесалин торгует обувью на базаре города Жуковка Брянской области. Когда он услышал призыв Владимира Путина навести порядок на российских рынках, то сначала очень обрадовался. Сам Чесалин безуспешно пытается добиться этого порядка на протяжении последних 3 лет. Его фамилия уже вызывает изжогу у местных чиновников и приводит в бешенство представителей азербайджанской диаспоры. Особенно после того, как в драке с торговцами-южанами одному из них Чесалин откусил палец - говорит, что нечаянно. Минувшим летом, окончательно отчаявшись добиться защиты у властей, он вступил в ДПНИ. После заявления Путина решил было расстаться с этой радикальной организацией, но быстро передумал: прошел месяц, а на жуковском рынке ничего не изменилось. И не изменится. К такому выводу пришел спецкор "Известий", побывав в Брянской области.

"Как только освобождается торговое место, они звонят в Баку"

Жуковка очень похожа на Европу. Но не уровнем жизни, а количеством велосипедистов. Здесь расположен завод, который делает некогда популярные велосипеды марки "Десна". Точнее - делал. Недавно градообразующее предприятие в очередной раз признано банкротом. Городской рынок "Кооператор" площадью 70 соток - одно из немногих мест, где жуковцы могут работать и зарабатывать.

Чесалин вырос в семье главного инженера этого самого завода. 4 года назад он вернулся из армии и стал торговать обувью. 3 метра торговой площади приносят ему доход около 20 тысяч рублей в месяц. В том же ряду торговал обувью гражданин Азербайджана Гасымов Гусейн Мухтар Оглы.

- Когда я уходил в армию, азербайджанцы на нашем рынке только начинали осваивать торговлю фруктами, - рассказывает Чесалин. - Когда вернулся, здесь остался всего один русский фруктовик. А азербайджанцы уже начали подминать под себя другие позиции.

- Что значит подминать?

- Они просто скупают самые выгодные торговые места.

- А вы почему не скупаете?

- Я пробовал. Захотел расширить бизнес - взять еще несколько точек в том же ряду. Мне не дали. Дали азербайджанцам. У них здесь зеленая дорога. Причем не только в кабинет директора рынка, но и выше. Как только освобождается выгодное место, они тут же звонят в Баку, и через несколько дней на рынке появляется их человек. А нам эти места не дают.

- Вы плохо просили. Надо было с ними не разговаривать, а шуршать.

- Пробовал - не получается. Наши чиновники у своих деньги брать не любят. Это не Москва. Свои осудят, будут смотреть косо, разговоры пойдут. А чужие - они и есть чужие. Лишнего не спросят.

Я поговорил с другими русскими торговцами. Опровержения ни от кого не последовало. Пришлось зайти в кабинет директора рынка Тамары Пыревой.

"Подойди к русскому и скажи: "Позови хозяина"

- Мы сами были не рады появлению азербайджанцев, - рассказывает Тамара Пырева. - В 90-х годах они организовали стихийную торговлю перед входом на рынок - прямо вдоль центральной улицы. То есть снизили поток покупателей, перехватывая их еще на подходе.

- Ваши торговцы утверждают, что с этого рынка в те времена кормилась милиция.

- Этого я не знаю. Могу сказать только, что лет 5-6 назад власти решили положить этому конец. Но, чтобы прикрыть торговлю, пришлось выделить азербайджанцам места на нашем рынке.

- И не самые худшие?

- Ну, на определенные компромиссы пришлось пойти. Но это я только так говорю: "азербайджанцы". У нас всего-то на рынке четыре азербайджанских предпринимателя.

- Я сам сегодня видел как минимум человек 20.

- Ну, может быть, в гости пришли. Не верите - могу документы показать.

- Верю, что можете. Но почему тогда многие русские торговцы считают, что приоритет в распределении мест имеют гости с Кавказа? Неужели столько обиды из-за 4 человек?

- На любом рынке всегда есть недовольные. Я вам отвечу не словами, а цифрами: рынок рассчитан на 400 мест. На сегодняшний день занято лишь 242. О каком засилье азербайджанцев может идти речь? Хотите торговать? Прямо сейчас с вами договор подпишу.

Возвращаюсь на рынок. Несу русским предпринимателям благую весть о 4 азербайджанцах и 158 свободных местах. Ответной радости не вижу.

- На эти места никто даром не пойдет, - говорит Татьяна Кравцева, торгующая женской одеждой. - Вот я стою на пятой линии, и то за полчаса ко мне всего три человека подошли. А там - вообще мертвяк.

В разговор вступает Елена Баранова, она торгует мужской одеждой:

- А что касается всего лишь 4 азербайджанцев, то подойдите на первых 3 линиях к любой женщине и скажите: "Позови хозяина", - и посмотрите, кто придет. У этих 4 официальных азербайджанских предпринимателей по 3-4 точки. А кроме них, на рынке еще полно неофициальных, которые фактически принадлежат нелегалам. Они просто находят местную жительницу, которая ищет работу, оформляют на нее ПБОЮЛ, и она же у них работает продавщицей за 100 рублей в день. И ни у одной не возникает даже мысли выйти из подчинения, потому что за этим азербайджанцем — диаспора.

"Подавайте в суд на нелегала. По месту прописки"

Гусейн Гасымов, пострадавший от зубов Чесалина, приехал из Азербайджана 8 лет назад. В разговоре со мной он утверждает, что никогда не нарушал законы России. Но это не так: по сведениям прокуратуры, как минимум однажды он привлекался к административной ответственности за нарушение миграционного законодательства. Отделался штрафом в 500 рублей. Впрочем, Гусейн производит благоприятное впечатление: худой, невысокого роста, вежливый, по-русски говорит неплохо. Просто человек, который хочет работать и зарабатывать.

Отношения у Чесалина и Гасымова не сложились сразу. Причиной напряженности стало именно несправедливое распределение торговых мест. Не имея возможности конкурировать в кабинете директора рынка, Владимир нашел у конкурента слабое место - нелады с законом. Стал писать во все инстанции с требованием проверить законность предпринимательской деятельности, которую ведут на территории жуковского рынка граждане Азербайджана. Постепенно к его протестам стали присоединяться другие торговцы, и число подписей достигло 27.

"В последнее время мигранты из Закавказья, используя деньги и связи своих диаспор, стали планомерно оккупировать наш рынок и прилегающие к нему территории, - написано в одном из таких обращений. - Мы считаем приток иностранцев опасным, так как он ведет к вытеснению неорганизованных местных предпринимателей в ряды безработных на своей родной земле. Просим защитить нас и пресечь незаконную торговлю мигрантов".

Формально реакция на эти обращения следовала. Только в одном 2005 году сотрудники Жуковского РОВД составили на иностранных граждан 89 административных протоколов за нарушение режима пребывания в Российской Федерации. Но фактически все оставалось без изменений. Милиция почему-то не ставила перед судом вопрос о выдворении задержанных за пределы страны. Даже когда нарушители оказывались на скамье подсудимых, городской суд ограничивался все тем же штрафом в 500 рублей.

Но скоро число желающих бороться за свои права резко поубавилось. После очередного коллективного обращения местные власти подвергли подписантов тщательной налоговой проверке. Чесалин продолжил свою борьбу в гордом одиночестве, но при молчаливой поддержке всей русской фракции жуковского рынка.

Поняв, что бумажной войной ничего не добьешься, Владимир решил пойти на отчаянный шаг - будучи единственным русским торговцем в своем ряду, вывесил над витриной многозначительный плакат "Поддержим отечественного предпринимателя!". Гусейн решил, что это нечестный прием, и тоже прибегнул к нестандартным мерам. Перед витриной Чесалина стали постоянно толпиться земляки Гасымова, отсекая таким образом покупателей. В декабре прошлого года между конкурентами случилась первая стычка. Чесалин был избит пятью мужчинами кавказской внешности, среди которых он назвал Гусейна Гасымова и его брата Ализаде. Медицинская экспертиза зафиксировала легкий вред здоровью. Милиция отказала в возбуждении уголовного дела, потому что нанесение легких телесных повреждений — это статья частного обвинения. Если обидчик известен, то потерпевший должен сам обратиться в мировой суд.

- Но как я могу подать в суд на нелегала? - недоумевает Чесалин. - Ведь в суд подают по месту прописки ответчика. А какое у него место прописки? Никакого. Получается, если нелегал нападет на вас на улице и побьет, но несильно, то по российским законам он неуязвим.

"Твой "друг" что-то замышляет

После драки администрация рынка развела смутьянов по разным рядам. Но сделала это не совсем профессионально. Точка Чесалина оказалась с тыльной стороны павильона Гасымова. Но это только на бумаге эта сторона называется тыльной. На самом деле Гасымов давно и успешно торговал со своего павильона на два ряда и отказываться от такой тактики не собирался. Так что теперь противники оказались не просто рядом, а нос к носу. Опять начались конфликты. А 23 марта произошло решающее сражение.

- В тот день мимо нас шли два молодых русских парня, - рассказывает Гасымов. - Остановились возле моего прилавка, стали обувь выбирать. А Чесалин им говорит: "Покупайте у русского". А они ему говорят: "Не твое дело". Сбили кроссовки с его прилавка и стали бить. Я полез их разнимать, а Володя решил, что я его тоже бью. Схватил зубами большой палец на левой руке и откусил. Для мусульманина это страшная потеря: у нас ведь пальцы отрубают только за воровство.

Версия Чесалина звучит несколько иначе:

- Ко мне в тот день соседка по ряду подходит и говорит: "Твой "друг" что-то замышляет. Сидит в кафе с двумя подростками, кроссовки им подарил". Смотрю - идут как раз двое. Задели витрину, с нее упала обувь, я им сделал замечание, они меня начали бить. Я этих ребят, кстати, потом нашел, они в нашем ПТУ учатся. Поговорил по-хорошему, и они признались, что их нанял Гасымов. Сказал, что я его очень достал и он хочет меня проучить. Но они сильно не старались, так - чтобы отработать, поэтому мне удалось отбиться, и они убежали. А Гусейн, видимо, решил, что я мало получил, и сам на меня набросился. Схватил за шею в стальной зажим, нечаянно попал пальцем в рот и стал бить меня кулаком по подбородку. Вот так моими зубами сам себе палец и отсек. А жена его ходила по рядам и кричала "Еб...я Россия! Еб...я Россия!"

Последние слова, кстати, слышал весь рынок. В остальном - мнения очевидцев на рынке разделились по национальному признаку. Кто прав - решит суд. В отношении Чесалина возбуждено уголовное дело, и уже состоялось 5 заседаний. Свидетелей со стороны подсудимого суд слушать не пожелал. Не стал он слушать даже одного из тех подростков, которые начали драку. Он сам пришел в суд. Зовут подростка Виталий Савин. Я с ним встретился. Он слова Чесалина подтвердил.

"Чтобы получить гражданство, необязательно знать русский язык"

Но кто бы ни выиграл судебный процесс, общий исход борьбы складывается в пользу азербайджанской диаспоры. Это ясно уже сейчас.

- Они теперь вспомнили, что в России действует упрощенный порядок получения гражданства для жителей СНГ, и начали резко становиться россиянами, - говорит Чесалин. - Гасымов, например, уже им стал. Особенно этот процесс ускорился после заявления Путина.

Действительно, в 2003 году Госдума приняла поправки в закон "О гражданстве в РФ", согласно которым граждане СНГ могут получать в упрощенном порядке разрешение на временное проживание (РВП), а затем и российское гражданство. Для этого им даже не надо постоянно находиться на территории страны 5 лет и знать русский язык. Достаточно собрать необходимые документы, заплатить 1 тысячу рублей госпошлины и подождать полгода. Поправки принимали под лозунгом возвращения соотечественников на историческую родину, но нигде в законе не оговорено, что этим правом могут воспользоваться только уроженцы бывшего РСФСР.

Спрашиваю у начальника районного управления ФМС Сергея Козлова:

- Я правильно понимаю, что призыв президента освободить российские рынки от засилья иностранцев разобьется вот об этот закон? Те же азербайджанцы просто станут россиянами, и все останется по-прежнему.

- Пророчить я не буду. Скажу лишь, что лично у меня нет законных оснований отказать в выдаче разрешения на временное проживание, а затем и гражданства человеку, приехавшему из ближнего зарубежья, если он не был ранее судим и проходит по медицинским показаниям. РВП выдается в рамках достаточно большой квоты, которая выделяется каждому региону. Для Брянской области она составила в этом году 1,5 тысячи человек.

Любопытно, что именно уроженцы РСФСР, ради которых и принимался упрощенный порядок, испытывают с получением гражданства самые большие проблемы. По крайней мере, в Жуковке. Валентина Крупенина, которая на момент распада СССР жила на Украине, а потом вернулась на родину, добивалась российского паспорта 2 года. 6 раз она ездила за недостающими бумажками на Украину, один раз ее документы в паспортном столе просто потеряли. А Владимир Монахов, "афганец", кавалер ордена Красной Звезды, демобилизовавшийся в конце 80-х на территории Казахстана, потратил на получение гражданства 11 лет. Сколько за это время прошло мимо очереди людей, плохо говорящих по-русски, он сосчитать не может.

Чесалин объясняет этот парадокс очень просто:

- Гасымов на рынке недавно похвастался, что благодаря мне ему гражданство сделали не за 3 тысячи долларов, как всем, а за 2. Скидку сделали. Как пострадавшему.

"Это даже не красно-коричневые. Это оранжевые"

Сразу после драки с Гасымовым на Чесалина вышли активисты брянского отделения ДПНИ (Движения против нелегальной иммиграции). Одни называют эту организацию "профсоюзом русского народа", другие - очень тонким инструментом, с помощью которого кто-то осуществляет в России разжигание межнациональной войны. Уже в июле националисты провели в Жуковке марш "В поддержку русского предпринимателя Чесалина". Колонна из 30 человек прошла по центральной улице города, выкрикивая лозунги "Русский порядок или война!" и "Долой иноземную тухлятину!" Сразу после этого марша Чесалину выделили место на рынке в третьем ряду. Этим же летом он официально вступил в ряды ДПНИ.

- Мне жаль на это смотреть, - вздыхает член районного политсовета "Единой России" Виктор Золотенков. - Я знаю Володю с детства - преподавал ему в школе историю. Он хороший, чистый, добрый парень. Он до последнего искал защиту у законной власти. Не нашел. Его ли это вина? Не думаю.

Сразу после жуковского шествия серия митингов ДПНИ прокатилась по Брянску. Местные правоохранительные органы среагировали оперативно: было возбуждено несколько уголовных дел, в квартирах активистов провели обыски - в том числе и у Чесалина, в областных газетах было опубликовано совместное воззвание УВД, УФСБ и прокуратуры на тему "Фашизм не пройдет". Но потом на всю страну прозвучало заявление Путина о рынках. Теперь, судя по всему, силовики в недоумении: какую из двух генеральных линий выполнять? По борьбе с экстремизмом или по борьбе с этнической мафией? А активисты ДПНИ уже заявили, что их мочат лишь за то, что они немного поспешили с исполнением президентской воли.

- Возможно, правоохранительные органы в Жуковке работали по этой ситуации слишком формально, - прокомментировал "Известиям" ситуацию руководитель управления информации и общественных связей ГУВД области Александр Тимко. - Возможно, когда дело касается межнациональных отношений, нам надо учиться быть не просто милиционерами, а немного дипломатами. Но то, что делают эти ребята из ДПНИ, на мой взгляд, нельзя объяснить никакими благими порывами. Это даже не красно-коричневые. Это оранжевые.

Возле офиса Фазила Гулиева припаркована новая "Тойота-Кэмри". Фазил - глава азербайджанской диаспоры нескольких районов. В его кабинете на столе стоит флаг Азербайджана, на стене висит портрет Путина, а за столом - три испуганные русские женщины. Как только я зашел, их молчаливым жестом попросили удалиться.

- На мой взгляд, вся проблема исключительно в личности этого Чесалина, - говорит Фазил. - Как с ним бороться? Не знаю. По голове, что ли, дать? Боюсь, не поможет.

- На рынке его многие поддерживают. Говорят, что вы действуете нечестными методами. Разрозненные предприниматели никогда не выдержат конкуренции со сплоченной диаспорой, которая отстаивает свои интересы.

- А что им мешает тоже объединиться?

- Так вот и объединяются. Вступают в ДПНИ. Может, лучше не надо?

- Мы объединяемся по-другому. Ради общего бизнеса. Мы не занимаемся политикой, не устраиваем шествий и никого не оскорбляем. Кто мешает им поступать так же?

- А может, лучше вообще не стоит объединяться по национальному признаку? Может, лучше пусть каждый предприниматель будет за себя — как в Европе? А то ведь это дело такое — каждый объединяется, как умеет.

- Ко мне идут люди, мои соотечественники. Говорят: "Помоги". Что, я буду говорить им: "До свидания"? Я этого не понимаю.

Брат Фазила, Габил, на прощание показал мне свастику. Говорит, что сегодня утром снял ее с двери офиса. Первые свастики появились в Жуковке на заборах год назад. Пока их здесь меньше, чем велосипедов.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...