Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В Стокгольм со своим самоваром

Бьорн Ульвеус - композитор, певец, создатель и участник знаменитого шведского квартета АББА - приехал в Москву всего на один день, чтобы впервые встретиться с российской постановочной группой своего мюзикла "Mamma Mia!". Человек-легенда, музыкант-миф как метеор влетел в зал Московского дворца молодежи. Его блицвизит длился всего несколько часов, в течение которых музыканты и актеры российской версии одного из самых популярных мюзиклов мира испытали, пожалуй, самое страшное волнение в своей жизни.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Бьорн Ульвеус - композитор, певец, создатель и участник знаменитого шведского квартета АББА - приехал в Москву всего на один день, чтобы впервые встретиться с российской постановочной группой своего мюзикла "Mamma Mia!".

Человек-легенда, музыкант-миф как метеор влетел в зал Московского дворца молодежи. Его блицвизит длился всего несколько часов, в течение которых музыканты и актеры российской версии одного из самых популярных мюзиклов мира испытали, пожалуй, самое страшное волнение в своей жизни. Еще бы: им предстояло "прогнать" весь мюзикл от начала до конца перед его создателем. Бьорн прекрасно понимал, что чувствуют артисты. Поэтому перед началом прогона он провел с ними небольшой сеанс психотерапии. Во-первых, произнес единственную известную ему русскую фразу: "Что это за мост?" Во-вторых, спел — правда, уже по-шведски — старинную советскую песню "Солнечный круг, небо вокруг..." В шведском варианте "Солнечный круг" оказался песенкой про девочку Габриэль, но Бьорн с детства был уверен, что в русском оригинале в ней поется что-то о космосе. После такого ободряющего начала музыканты и актеры перевели дух, но не тут-то было. Бьорн напустил на себя серьезный вид и сказал: "А теперь я хочу сесть и критиковать".

Вероятно, в целях смягчения критического настроя артисты преподнесли Бьорну прелестный фарфоровый самовар, который музыкант с явным удовольствием принял и не доверил его никому, пока не спустился в зал.

В обществе балетмейстера и музыкального супервайзера спектакля г-н Ульвеус приготовился впервые услышать собственные песни на русском языке. Впрочем, для него это было не так уж и экзотично: мюзикл идет во многих странах мира, и его либретто существует в самых различных языковых вариантах — от корейского до, как ни странно, шведского.

Оркестр, состоящий из четырех клавишников, трех гитаристов и двух перкуссионистов, сыграл увертюру. А затем к микрофону подошла исполнительница роли Донны Елена Чарквиани и запела русский вариант песни "Money, Money, Money". Если кто подумал, что она спела "Деньги, деньги, деньги", тот очень сильно ошибся. Автор русского текста Андрей Кортнев не пошел по столь примитивному пути и ключевые слова всем известной песни оставил в родном английском звучании. Даже стало обидно, почему в свое время переводчик "Нотр-Дам де Пари" не сохранил столь же культовое, да к тому же и всем понятное французское слово "belle" в главном хите этого популярного мюзикла.

Дальше прозвучали все 22 песни, которые входят в мюзикл "Mamma Mia!". И Бьорн их слушал и, конечно, критиковал. А вечером того же дня улетел в Стокгольм. Со своим самоваром.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...