Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Всех видали в гробу

У одной женщины умер муж. А потом и у второй умер. А потом еще и у третьей. На этой почве женщины подружились. Стали пить вместе чай и коллективно посещать кладбище. Крепкой женской дружбе, как несложно догадаться, угрожает то обстоятельство, что кроме умерших мужчин есть еще и живые и они встречаются женщинам повсеместно - в том числе и непосредственно на погосте. Одна из женщин очень быстро не выдерживает и начинает приставать к живым мужчинам. Повсеместно.
0
В Театре им. Пушкина три известные актрисы сообразили на троих незамысловатую пьесу (фото Михаил Гутерман)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Театре им. Пушкина три известные актрисы - Вера Алентова, Лариса Голубкина и Мария Аронова — сообразили на троих незамысловатую пьесу современного американского драматурга Айвона Менчелла "Девичник Club". Действие ее происходит по преимуществу на кладбище. Юмор соответственный — кладбищенский. Настроение после спектакля тоже, в общем, похоронное.

У одной женщины умер муж. А потом и у второй умер. А потом еще и у третьей. На этой почве женщины подружились. Стали пить вместе чай и коллективно посещать кладбище. Крепкой женской дружбе, как несложно догадаться, угрожает то обстоятельство, что кроме умерших мужчин есть еще и живые и они встречаются женщинам повсеместно - в том числе и непосредственно на погосте. Одна из женщин очень быстро не выдерживает и начинает приставать к живым мужчинам. Повсеместно. В том числе и непосредственно на погосте. Эту женщину представляет Вера Алентова, в прошлом сезоне тонко и проникновенно сыгравшая одну из лучших своих ролей в спектакле по Беккету "О, счастливые дни". В новом спектакле она играет грубо — чай, не Беккет. Блещущая всеми цветами радуги палитра знаменитой актрисы превращает героиню Менчелла из не очень уравновешенной особы, одержимой мечтой о женском счастье, в неизлечимую нимфоманку.

Другая женщина верна памяти покойного супруга. Такое отношение к мужьям, как выясняется, наказуемо. Ближе к финалу безутешная вдова по совершенно неведомой причине, то есть в нарушение не только биологических, но и драматургических законов, тоже умирает. Эту женщину сдержанно, но не очень выразительно играет Лариса Голубкина.

Третья женщина раздираема противоречиями. У нее большое сердце, способное вместить и память о покойном муже, и новую привязанность. Именно у нее и случается в жизни роман. Тем паче что у ее хорошего знакомого по удачному стечению обстоятельств как раз умерла жена, к которой он ходит на то же самое кладбище. Эту женщину играет Мария Аронова, наделенная таким восхитительным комическим темпераментом, что ей, как казалось, никакая драматургия не помеха. В Театре Вахтангова, где она, собственно, прописана, есть несколько ничем не выдающихся спектаклей, на которые стоит сходить только для того, чтобы увидеть Аронову во всем блеске ее комического дарования. Она и здесь явно переигрывает своих партнерш, но, увы, проигрывает себе самой, потому что явно не может взять в толк, как играть весь этот "Девичник" — всерьез или понарошку. Ведь подобные произведения, как солянку в плохой забегаловке, надо есть быстро, ни в коем случае не разглядывая содержимое. Спектакль Театра им. Пушкина идет неторопливо, со скоростью черепахи передвигаясь от репризы к репризе, и его черный юмор все больше кажется серым.

Если бы подобную невеселую галиматью выпустили где-нибудь в Театре Сатиры, еще можно было бы поверить, что режиссер прочитал пьесу и пленился ею. Но про поставившего "Девичник Club" Романа Козака даже недоброжелатели скажут, что он человек умный. Ему ли не понимать цену пьесе и цену своей, с позволения сказать, режиссерской работе. У меня лично есть подозрение, что цену своим работам знают даже занятые в спектакле известные актрисы. Знают, но все же играют. Потому что давно уже опытным путем установлено, что театру для того, чтобы делать приличные сборы, надо обязательно включить в репертуар какую-нибудь дребедень. Тратить на эту дребедень ум и талант (даже если они имеются) как-то глупо. И так сойдет.

Это удивительное, казалось бы, обстоятельство есть главная особенность жизни современной интеллектуальной элиты. Если бы только Козака... Целая когорта неглупых и зачастую весьма одаренных людей делает сейчас совсем не то, что считает нужным и правильным делать. Пишет сценарии идиотских телешоу, снимает сериалы для зрителей с интеллектом питекантропа, ставит спектакли для граждан с дурным вкусом, потому что таковых больше, чем граждан с хорошим вкусом. Прежде художник мог быть не очень талантлив и даже совершенно бездарен, но он был честен перед самим собой. То есть старался делать то, что ему самому нравится. В этом (хотя бы только в этом) смысле Пушкин не отличался от графа Хвостова. С тех пор нечестность перед самим собой стала нормой. Трудно представить себе гончара, намеренно делающего плохие кувшины, потому что они будут лучше продаваться. Но не надо обладать богатым воображением, чтобы представить себе современного режиссера или писателя, бестрепетно изготавливающего то, что он сам считает сущей дребеденью. Художника в прежнем смысле этого слова вытесняет из жизни победоносная армия производителей ликвидной туфты. Добровольцев много. Запись продолжается. Победа будет за ними.

Комментарии
Прямой эфир