Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Газированный прагматизм

Правовая база Таможенного союза будет создана до конца года - так в четверг подвел итог сочинского саммита ЕврАзЭСа генеральный секретарь этой организации Григорий Рапота. А это означает скорую отмену пошлин внутри границ союза и соответственно снижение цен на товары. Как выяснилось в Сочи, скучные экономические формулы для постсоветских стран все же стали интереснее политических торгов и публичных ссор.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Правовая база Таможенного союза будет создана до конца года - так в четверг подвел итог сочинского саммита ЕврАзЭСа генеральный секретарь этой организации Григорий Рапота. А это означает скорую отмену пошлин внутри границ союза и соответственно снижение цен на товары. Как выяснилось в Сочи, скучные экономические формулы для постсоветских стран все же стали интереснее политических торгов и публичных ссор.

Евразийское экономическое сообщество (в него входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан) на фоне скандалов, раздирающих СНГ, всегда выглядело как-то неинтересно. Вместо газовых войн с Украиной — почти занудное обсуждение железнодорожных тарифов, вместо попыток Грузии громко хлопнуть дверью — мелочная выверка условий налогообложения. И, как это ни странно для постсоветских объединений, принятые в ЕврАзЭСе решения выполнялись. Все потому, что был изначально учтен печальный опыт СНГ: в ЕврАзЭСе количество голосов при принятии решений зависит от того, какой материальный вклад государство вносит в само существование организации. По "блокирующему пакету" — у России и Казахстана, самых активных сторонников интеграции. А остальным оставалось только принять сугубо прагматичные правила игры: каков вклад, таков и процент.

Но в итоге именно на ЕврАзЭСе была опробована оптимальная модель взаимоотношений на постсоветском пространстве: никто никому ничего не должен, есть лишь взаимный интерес. Например, совершенный под эгидой ЕврАзЭСа приход российского бизнеса в центральноазиатскую гидроэнергетику — никакой политики: Таджикистану нужна энергия, а РАО "ЕЭС" — новые мощности. Да и Таможенный союз связывает куда крепче любых политических деклараций: единая пошлина на внешних границах союза и никаких дополнительных доплат внутри. Пока, правда, союз планируют создать "на троих" (Россия, Белоруссия, Казахстан), но, как подчеркивают в Кремле, путь в него открыт и для остальных.

Модель "никто никому не должен" начинает доказывать эффективность и вне рамок ЕврАзЭСа. Когда Россия объявила, что дешевый газ для Украины и Грузии кончился, мудрецы по обе стороны Атлантики над объяснением не ломали голову: Москва душит "цветные революции". Но потом "черную метку" по будущим газовым расчетам получили Белоруссия и Армения — ближайшие союзники России. И версия "мести" сильно провисла. Но слова московских политиков о том, что дружба с соседями впредь будет рыночной, а не братской, все равно переводились по старинке: Россия намерена принуждать к сотрудничеству с ней под угрозой "газового оружия".

Успех прошедшего в Сочи саммита показал, что наконец-то слова о рыночной дружбе начинают понимать без "перевода". Прагматизм и взаимная выгода — вот основа, на которой предлагает экономическую интеграцию Россия. И наши соседи ее, похоже, приняли. Во-первых, потому что убедились: дешевого газа больше не будет ни для кого. И не по прихоти "Газпрома", а потому что Москва предложила всем быть независимыми от нее, а это удовольствие недешевое. Во-вторых, потому что та же Москва, не скрывая, что накопила много "нефтедолларов", предлагает тратить их на масштабные интеграционные проекты. Что привлекательно для всех, потому что не надо занимать деньги на Западе под солидные проценты.

Интеграция с Россией становится выгодной. А амплуа "девиц на выданье" для наших соседей — кокетство с Вашингтоном, чтобы Москва посговорчивей была, — уже не столь востребовано.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир