Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вес взят!

0
Анна Нетребко: "Современная примадонна может петь даже если ее перевернуть с ног на голову"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Оперные примадонны худеют на глазах. Фотолента

До недавнего времени оперная примадонна ассоциировалась у нас с большой звучащей бочкой, что было вечным поводом для иронии. Из этого правила всегда были исключения, но сейчас исключения стремительно превращаются в правило. Оперные певицы худеют на глазах, толстушки становятся редкостью. "Известия" расследует эту загадку природы.

Равнение на Каллас

Джоконда - 92 кг, Аида - 87 кг, Норма - 80 кг, Медея - 78 кг, Лючия - 75 кг, Альцеста - 65 кг, Елизавета - 64 кг. Этот перечень женских оперных тел относится к сезону 1953/54, который стал поворотным в легенде о Марии Каллас. С "Джоконды" Понкьелли до вердиевской Елизаветы она похудела на 28 кг, превратившись в абсолютно новое,  бесплотное существо, самой заметной частью в котором были огромные, сильно подведенные глаза...

По сей день это похудение остается самым знаменитым в истории искусства, хотя без фирменной трагической мимики, пластики рук и прочего магнетизма, предельно обнажившегося после диеты, потерянным килограммам была бы грош цена. Тем не менее о них знают даже те, кто никогда не ходил в оперу, не слышал и не видел Каллас. Именно после них, как принято считать, выяснилось, что женщина с голосом совершенно не обязательно должна быть женщиной в теле.

Не секрет, что идеалом Каллас была Одри Хепберн. У них даже был общий визажист, Альберто де Росси, делавший им сходный макияж. В 50-е годы представление о женской красоте формировали киномир и набиравшая обороты высокая мода. А для того чтобы влезть в диоровский корсет, приходилось задумываться о цифрах, которые показывают весы.

Сбавили громкость

В наше время причин быть худой у оперных певиц прибавилось. Точнее - почти не осталось оправданий для лишних килограммов. Главным оправданием всегда была сила голоса.

Конечно, астеническая красотка явно не является вместилищем огромных легких, соответственно на галерке двухтысячного зала ее не будет слышно. Но если в этом традиционном утверждении и есть какая-то правда, то она разбивается о тот факт, что теперь "громко" нужно не всем. Помимо опер Верди, Пуччини и Вагнера в правила хорошего тона каждого уважающего себя западного театра входит исполнение старинной музыки. А там вовсе не обязательно перекрикивать четверной состав оркестра. Гораздо важнее быть на "ты" со стилем, виртуозной техникой и прочими тонкостями, а также чувствовать барочный драйв.

Именно на этих умениях построена слава Чечилии Бартолли, у которой совсем небольшой голос. Впрочем, по современным оперным меркам эта женщина нормального телосложения тоже считается чуть ли не толстушкой.

Режиссеры любят постройнее

Главные враги жировых отложений - режиссеры. Шаг за шагом они становятся все более важными и определяющими фигурами в современном оперном процессе, тесня в этом деле дирижеров и превращая певцов в строительный материал для своих концептуальных затей.

Тип примадонны, которая "сама знает, какой должна быть Тоска" и которая "в гробу видала эту вашу современную режиссуру", постепенно уходит в прошлое. Теперь вся режиссура становится более-менее современной, и представителям молодого поколения певцов уже не приходит в голову негодовать, когда надо петь вверх ногами или стоя под душем. Да и раздевание догола - уже далеко не самое рискованное, что предлагает сегодняшний оперный театр.

Понятно, что и режиссеры, и зрители, и сами певцы предпочтут, чтобы в такой постановке в глаза не бросались лишние килограммы.

Никто уже не скрывает, что внешние данные и артистизм являются для кастинга не менее важными моментами, чем умение правильно взять верхнее ми-бемоль. Даже Московская консерватория не берется учить петь девиц больше 48-го размера. Зачем время тратить? Все равно они потом в вечном проигрыше будут. Пусть уж сразу на какую-нибудь другую профессию переключаются.

Худеем правильно

Вообще-то, если вдуматься, в стремлении следить за собой и не сильно выпирать из ходовых размеров одежды в современном мире успеха, гламура и фитнеса нетрудно уличить не только оперных солистов. Бег по утрам и отказ от сытного ужина - требование времени, уравнявшего певцов со всеми остальными людьми. Но в отличие от остальных, певцы вынуждены следить за правильностью своей диеты. Потому что иначе можно лишиться главного орудия производства - голоса.

Для связок нужны углеводы - на этом, наверное, держатся все старые мифы о том, что примадонна должна непрерывно поедать пирожные. Непрерывно - не надо. Но какая-нибудь "кремлевская диета", которая как раз и заключается в отказе от углеводов, тут не подойдет. Если, конечно, солистка не собирается после нее петь исключительно в микрофон.

Примадонны нового типа

Удобнее всего в наше время быть правильного телосложения с самого рождения. Модельный ряд оперных див нового типа в последнее время все шире. Безусловной королевой красоты считается румынка Анжела Георгиу.

Еще есть француженка Натали Дессей, итальянка Стефания Бонфаделли, чешка Магдалена Кожена, латышка Элина Гаранча...

Непонятно, где они были раньше. Скорее всего раньше таким просто не приходило в голову петь в опере. Самый очевидный пример - наша Анна Нетребко, которая начинала с титула "Вице-мисс Кубань", потом два года работала уборщицей в Мариинке, пока Гергиев не услышал, как она поет. В ее феерической карьере нога об ногу шли гламур и отточенный вокальный профессионализм. Настоящий ее взлет начался с партии Донны Анны в зальцбургском "Дон Жуане", где Нетребко бегала босоногой девочкой в коротком платье, и продолжился записью видеоклипов на классические арии, которые раскупались как горячие пирожки. А кульминацией стал стадионного толка суперпроект с темпераментным мексиканским тенором Роландо Вилазоном, на пару с которым Нетребко демонстрирует всему миру, что в наше время опера - это красиво, молодо и сексуально.

Пять громких историй про оперный вес

1. Считается, что последней каплей для Марии Каллас стала рецензия, написанная в 1952 году на "Аиду" Верди в "Арена ди Верона", в которой ехидный критик писал, что ноги певицы можно спутать с ногами слонов. Каллас всю жизнь не могла забыть пролитых по этому поводу слез: именно тогда она приняла решение сбросить вес.

2. В 60-е годы Герберт фон Караян предложил Монтсеррат Кабалье, уже вполне знаменитой, спеть Донну Эльвиру в моцартовском "Дон Жуане" в Зальцбурге, но с условием похудения на 20 кг. Та порвала письмо и отправила его в таком виде обратно по почте. Этот инцидент стал началом долгой ссоры двух мировых легенд.

3. Несколько лет назад разразился знаменитый скандал между лондонским "Ковент-Гарденом" и американкой Деборой Войт. Певица должна была петь заглавную партию в опере Рихарда Штрауса "Ариадна на Наксосе". Но этого не случилось из-за того, что примадонна не влезла в приготовленное для спектакля платье.

Певица, долго и безуспешно боровшаяся с лишним весом, получила компенсацию за досрочное прекращение контракта и попыталась отделаться ироничными комментариями. Но вскорости все же решилась пойти на крайнюю меру - лечь под нож хирурга и сделать себе резекцию желудка, после чего наступило долгожданное похудение.

4. Существует легенда, что американская чернокожая дива Джесси Норман подала в суд на некое издание, описавшее следующую картину из ее жизни: певица не могла пролезть в дверь, ведущую на сцену, а на предложение оказавшихся поблизости сочувствующих "попробовать бочком" отвечала, что "у нее нет бочков".

5. На расспросы о стройности фигуры Анна Нетребко рассказывала про свою чудодейственную "диету с гамбургером". Один гамбургер в день без картошки фри - и больше ничего не есть. Но только дело должно происходить в Америке - там, по мнению звезды, гамбургеры самые качественные, с настоящим мясом.

Что говорят о еде в своих интервью сами оперные дивы

Анна Нетребко: "Главное - свежесть дыхания"

"У певицы должно быть хорошее дыхание. Когда ты больше, легче удерживать дыхание. Пение - огромная физическая нагрузка. Но я видела певцов худее и меньше меня. Поют - великолепно!

И еще: в оперной музыке есть эротика. И разгадать, увидеть ее не так уж трудно. Классическая музыка может быть очень эротичной".

"Что вы так смущаетесь? Думаете, мы бутылку не выпьем? И блины с икрой. В нормальном таком количестве.

Чтобы не плевок был, а чтоб наесться хватило... Так. А пирожки у вас есть? Нет? Как же так, пирожков нет..."

Любовь Казарновская: "Толстые певцы - просто обжоры"

"Разговоры о том, что вес помогает оперным певцам петь, - полная ерунда!.. После того как ты отпел концерт, появляется ощущение голода: диафрагма очень активно работает и давит на желудок. Чтобы это ощущение пустоты заполнить, певцы и начинают много есть. Причем обычно предпочитают пищу очень калорийную.

От этого они и прибавляют в весе. На самом деле качество пения не зависит от массы тела. Хороший вокал - это правильная техника и энергия, которая от тебя идет. Все остальное - оправдание своего обжорства.

В день концерта я вообще ничего не ем! Максимум, что могу себе позволить, - это один банан... Через сытое тело энергия не проходит, она идет на переваривание пищи. И если певец съел курочку или мясо, такого певца скучно слушать: чувствуется, что он курочку переваривает. А публике нужен певец, у которого горит глаз и который энергетически насыщает зал. Это мое твердое убеждение. Или вам напомнить пример Марии Каллас?"

Елена Образцова "Я сбросила 28 килограммов!"

"Актеры все были такие стройные, молодые. И я подумала - а как же я? Мне захотелось похудеть, и я сбросила 28 килограммов. Мне было жалко Диму Бозина - он такой хрупкий, а по роли ему приходилось таскать меня на руках, хотя я весила тогда 96 килограммов... Во мне столько жажды жизни, что хочется подольше оставаться в форме. Издеваюсь над собой - отказываю себе в роскошных пиршествах, делаю подтяжки, операции у моего любимого хирурга-пластика. Все это со страданиями, муками, которые никто не видит. В душе я еще очень молода - почему я должна идти на поводу у времени?"

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...