Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Прокурор Устинов потерял кресло из-за "мебельного дела"?

Появились сенсационные подробности, которые могут пролить свет на причину отставки генпрокурора Владимира Устинова. Реанимировано громкое дело "Трех китов". Причем источники в правоохранительных органах заявили, что до сих пор расследованию препятствовали высокопоставленные сотрудники Генпрокуратуры. Это частично подтвердил и назначенный на это дело следователь из Санкт-Петербурга Владимир Лоскутов. Он признал, что у подозреваемых такие связи, что без президента Владимира Путина он бы не справился. Не исключено, что в рамках развернутой борьбы с коррупцией расследование этого дела может иметь весьма серьезные последствия для весьма высокопоставленных людей. Громкое дело о "Трех китах" стало наиболее ярким примером агрессивной защиты, которую практикуют коммерсанты, попав в разработку правоохранительных органов. Они не просто уходят от ответственности, но и наносят ответный удар: руками "своих" людей во властных структурах "сажают" неугодных следователей, отстраняют судей. Такая участь постигла следователя Следственного комитета при МВД России Павла Зайцева и судью Мосгорсуда Ольгу Кудешкину. "Известия" подробно писали об этом скандале. Следователь Зайцев вел дело о контрабанде в мебельных центрах "Гранд" и "Три кита" - это было еще в сентябре 2000 года. По данным Государственного таможенного комитета, экономический ущерб от реализации контрабандной мебели в 1999-2000 годах составил не менее $8 млн.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В среду появились сенсационные подробности, которые могут пролить свет на причину отставки генпрокурора Владимира Устинова. Реанимировано громкое дело "Трех китов" (дело о контрабанде мебели). Причем источники в правоохранительных органах заявили, что до сих пор расследованию препятствовали высокопоставленные сотрудники Генпрокуратуры. Это частично подтвердил и назначенный на это дело следователь из Санкт-Петербурга Владимир Лоскутов. Он признал, что у подозреваемых такие связи, что без президента Владимира Путина он бы не справился. Не исключено, что в рамках развернутой борьбы с коррупцией расследование этого дела может иметь весьма серьезные последствия для весьма высокопоставленных людей.

Громкое дело о "Трех китах" стало наиболее ярким примером агрессивной защиты, которую практикуют коммерсанты, попав в разработку правоохранительных органов. Они не просто уходят от ответственности, но и наносят ответный удар: руками "своих" людей во властных структурах "сажают" неугодных следователей, отстраняют судей. Такая участь постигла следователя Следственного комитета при МВД России Павла Зайцева и судью Мосгорсуда Ольгу Кудешкину.

"Известия" подробно писали об этом скандале. Следователь Зайцев вел дело о контрабанде в мебельных центрах "Гранд" и "Три кита" - это было еще в сентябре 2000 года. По данным Государственного таможенного комитета, экономический ущерб от реализации контрабандной мебели в 1999-2000 годах составил не менее $8 млн.

Но в мае 2001 года Генпрокуратура прекратила это дело, а в декабре дело было возбуждено уже в отношении самого Павла Зайцева - за превышение должностных полномочий. Кроме того, к ответственности привлекли и двух высокопоставленных сотрудников таможенного комитета - Марата Файзулина и Александра Волкова.

По одной из версий за "Трех китов" вступился первый замдиректора ФСБ Юрий Заостровцев, чей отец Евгений Заостровцев якобы был партнером владельца "Трех китов" Сергея Зуева.

Как бы то ни было, но Генпрокуратура взялась тогда за следователя Зайцева всерьез. Поначалу Мосгорсуд оправдал его, однако Верховный суд отменил это решение, и дело снова попало в Мосгорсуд - судье Ольге Кудешкиной.

- За двадцать лет работы в судебной системе я впервые столкнулась с таким явным давлением на судью, - сказала "Известиям" Ольга Кудешкина. - Зайцева обвиняли в том, что в ноябре 2000 года он, якобы не имея достаточных оснований, самостоятельно вынес постановление о проведении обысков у фигурантов дела без санкции прокурора. В ходе заседания обвинитель Дмитрий Шохин всячески противодействовал полному и всестороннему, как того требует закон, исследованию дела. Дошло до того, что он заявил отводы мне и народным заседателям, а потом и вовсе отказался предоставлять какие-либо доказательства.

По словам Кудешкиной, ей стало известно, что Шохин пожаловался на нее в Генпрокуратуру.

- После этого меня вызвала председатель Мосгорсуда Ольга Егорова. У нее, кстати, муж генерал ФСБ. Она спросила: "Что там у вас происходит?" - продолжает Кудешкина. - Я рассказала. Она при мне позвонила заместителю генерального прокурора Юрию Бирюкову и сказала ему буквально следующее: "Вот я сейчас вызвала судью и буду разбираться". Спрашивала, почему мы с народными заседателями задаем такие вопросы. Еще раз она вызвала меня прямо из совещательной комнаты, когда заседатели, не выдержав грубостей обвинителя, взяли самоотвод. Попросила изъять их объяснения из дела.

Посчитав это давлением на суд, Ольга Кудешкина предала случай огласке, однако в результате была лишена статуса судьи с формулировкой "по порочащим основаниям". Дело Зайцева передали другой судье, и он получил два года условно.

Все попытки Павла Зайцева и Ольги Кудешкиной добиться справедливости, казалось, провалились. Но в среду "мебельное дело" снова всплыло. Причем уже в первых сообщениях утверждалось, что до сих пор его расследованию мешали именно сотрудники прокуратуры. На то, что активизация расследования произошла спустя две недели после отставки генпрокурора, акцента никто не делал. Однако не заметить подтекст трудно.

К тому же в среду были арестованы сразу пять неприкасаемых до того людей. Это уже упомянутый Сергей Зуев, а также руководитель фирмы ООО "СЭФ Транс" Андрей Саенко, генеральный директор ООО "Альянс-96" Андрей Латушкин, главный бухгалтер московского представительства латвийской компании ООО "ФМ Группа" Ирина Подсотская и ее супруг Павел Подсотский, работавший там же менеджером. По версии следствия они организовали контрабандный канал поставки мебели в торговые центры "Гранд" и "Три кита".

О том, что за расследование взялись всерьез, говорит и тот факт, что бригаду возглавил "питерский" - первый заместитель начальника отдела прокуратуры Ленинградской области Владимир Лоскутов. Уже в среду он подтвердил, что до сих пор дело тормозили в самой Генпрокуратуре.

- Сложность расследования заключалась в том, что у подозреваемых были большие связи в правоохранительных органах, что препятствовало следствию, - сказал Лоскутов журналистам.

По его словам, в ходе расследования противной стороной предпринимались неоднократные попытки подкупить следователей (Лоскутов не уточнил, кого именно), чтобы получить доступ к материалам расследования. Это удалось — во время одного из обысков у подозреваемых был изъят план расследования дела.

По словам Лоскутова, в рамках расследования "мебельного дела" также идет проверка фактов коррупции среди должностных лиц в правоохранительных органах, ранее препятствовавших расследованию этого дела.

- Если бы не поддержка президента РФ, который держал на личном контроле ход следствия, оно бы не достигло таких результатов, - отметил питерский следователь.

Таким образом не исключено, что именно "мебельное дело" стало причиной отставки генпрокурора Владимира Устинова. Впрочем, в кадровых решениях такого уровня редко принимается во внимание только один аспект. Скорее всего так было и в случае с Устиновым. Кому-то не понравились его тесные связи с заместителем главы президентской администрации Игорем Сечиным (сын Устинова женат на дочери Сечина Инге). Кому-то не нравились мессианские устремления генпрокурора - в расположении Генпрокуратуры вознесена часовенка, а на прошлогодней коллегии ведомства Владимир Устинов обратился с коллегам с настоящей проповедью. Не исключено, впрочем, и то, что отставкой власть пыталась осадить не всегда адекватное правоохранительное рвение органов прокуратуры в отношении предпринимателей, которое явно обозначилось после "дела Ходорковского".

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир