Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Помолчал и поиграл

Как ни сложно складывались в последние годы отношения Геннадия Николаевича Рождественского с родиной, на юбилейной атмосфере это не сказалось. В Большом зале консерватории прошел на редкость душевный праздник, во время которого стоячие овации зала были искренни, программа - интересна и даже речь министра культуры Александра Соколова лишена всякой формальности. В свой день рождения маэстро надел звезду Героя Соцтруда и офицерский крест ордена Почетного легиона Франции, которые как нельзя лучше демонстрировали культурно-географическое положение легендарного дирижера. Не меньшей концептуальностью отличалась программа в пятницу, которую комментировал неизбежный в таких случаях Святослав Бэлза.
0
Геннадий Рождественский - гениальный дирижер с непростым характером (фото: Наталья Логинова)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Как ни сложно складывались в последние годы отношения Геннадия Николаевича Рождественского с родиной, на юбилейной атмосфере это не сказалось. В Большом зале консерватории прошел на редкость душевный праздник, во время которого стоячие овации зала были искренни, программа - интересна и даже речь министра культуры Александра Соколова лишена всякой формальности.

В свой день рождения маэстро надел звезду Героя Соцтруда и офицерский крест ордена Почетного легиона Франции, которые как нельзя лучше демонстрировали культурно-географическое положение легендарного дирижера. Не меньшей концептуальностью отличалась программа в пятницу, которую комментировал неизбежный в таких случаях Святослав Бэлза. В первом отделении он пообещал музыку самых любимых композиторов юбиляра: Шостаковича ("Праздничная увертюра"), Стравинского ("Фейерверк") и Прокофьева ("Здравица") в исполнении его бывших и нынешних учеников - студента Московской консерватории Константина Чудовского, ярославского дирижера Мурада Аннамамедова и худрука сидящей на сцене Симфонической капеллы Валерия Полянского. Все три сочинения отличались разной степенью позитивности, а "Здравица" так и вовсе была написана к 60-летию Сталина. "Старожилы помнят, чей день рождения был 21 декабря", - намекнул ведущий и миролюбиво объявил кантату вполне достойной нынешнего "музыкального вождя".

Впрочем, музыка служила скорее прослойкой для поздравительных воспоминаний, которыми блеснули консерваторский ректор Тигран Алиханов (Рождественский 30 лет является профессором консерватории), худрук "Геликона" Дмитрий Бертман (последней оперной работой дирижера в России было "Средство Макропулоса" Яначека в его крошечном театре) и министр Александр Соколов ("ученику и начальнику" - как-то подписал ему Рождественский свою книгу "Треугольники"). От Большого театра, где маэстро дебютировал в 19 лет и где последний раз служил в сезоне-2000/2001, никого не было.

Второе отделение эффектно контрастировало с первым. Место речей и учеников заняла музыка, причем не самая известная. Рождественский, вопреки обыкновению за весь вечер не произнесший ни одного слова, в выборе программы остался верен своим просветительским идеалам. Он впервые исполнил монументальную вокально-симфоническую поэму Сибелиуса "Куллерво" - российскими силами с небольшой примесью эстонских (сопрано Пилле Лилл и тенор Мати Тури). Ничего праздничного в этом выразительном сочинении, повествующем о трагической любви двух героев "Калевалы", слишком поздно узнавших друг в друге брата и сестру, не было. Но значение юбиляра в музыкальном мире эта часть вечера объясняла гораздо лучше предыдущей.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...