Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Честь выше долга"

"Министерство культуры СССР, Институт мировой литературы, Академия наук СССР извещают о смерти жены и друга Алексея Максимовича Горького Екатерины Павловны ПЕШКОВОЙ". Ей было 88 лет. Числилась консультантом музея Горького: первая жена классика. И лишь в перестройку стала известно, чем славна Екатерина Павловна на самом деле. "Первая советская правозащитница" - так про нее говорят сейчас: термин не строго точный, но верный по сути.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

"Министерство культуры СССР, Институт мировой литературы, Академия наук СССР извещают о смерти жены и друга Алексея Максимовича Горького Екатерины Павловны ПЕШКОВОЙ".

Ей было 88 лет. Числилась консультантом музея Горького: первая жена классика. И лишь в перестройку стала известно, чем славна Екатерина Павловна на самом деле. "Первая советская правозащитница" - так про нее говорят сейчас: термин не строго точный, но верный по сути.

В начале 1990-х рассекретили архив организации со странным названием: "Е.П. Пешкова. Помощь политическим заключенным" ("ПОМПОЛИТ"). Его материалы (до конца не исследованы, массив документов огромен) легли в основу сборника "Дорогая Екатерина Павловна...". Благодарю одну из составительниц, историка Л. Должанскую, многое рассказавшую об этой женщине.

...Они познакомились в редакции "Самарской газеты" — 19-летняя корректорша Катенька Волжина и молодой писатель Алексей Пешков (Максим Горький). В 1896-м обвенчались. Прожили вместе 8 лет. Имели двух детей — сына Максима и дочь Катю. В 1904-м Горький оставил семью и ушел к актрисе МХАТа, члену партии большевиков Марии Андреевой. Вскоре умерла маленькая Катя. В общем —понятный любой женщине тяжелейший период, но не зря все отмечают благородство как главную черту характера Екатерины Павловны: с Горьким они остались друзьями и близкими людьми.

В 1905-м Пешкова вступила в партию эсеров (позднее вошла в ее ЦК). Бомбы не кидала, занималась "помощью каторге и ссылке". Эту работу продолжила в эмиграции. Ее авторитет был огромен, репутация безупречна. С началом мировой войны вернулась в Россию, возглавила "Общество помощи освобожденным политическим".

После Октябрьской революции число заключенных стало резко расти, и в 1918-м в России возродился "Политический Красный Крест", организованный еще народниками в пору борьбы с царским режимом. Екатерину Павловну избрали заместителем его председателя. В 1920-м параллельно она возглавила Бюро Польского Красного Креста в СССР — шла советско-польская война, встал вопрос "об опеке лиц польской национальности" (ответную структуру для россиян создали в Варшаве). В 1922-м большевики закрыли "Политический Красный Крест", но Пешкова благодаря дружбе с Дзержинским добилась разрешения ГПУ на продолжение работы. Так возник "ПОМПОЛИТ".

...В приемной у нее сидели заплаканные жены арестованных. Письма шли потоком. Число тех, кому Пешкова сумела помочь (одним больше, другим меньше), исчисляется в десятках тысяч. Мало — ибо жертв было сотни тысяч. Очень много — ведь за каждым случаем судьба. Эсеры, анархисты, меньшевики, бывшие белые офицеры, священники, любавичский ребе, Анна Тимирева (возлюбленная Колчака) — списку нет конца. Пыталась помочь всем, плохих людей для нее не было. Не любила лишь одного человека — М. Андрееву, к которой ушел когда-то муж. К другим женщинам Алексея Максимовича относилась дружески.

Но с каждым годом добиваться чего-то "ПОМПОЛИТу" становилось все труднее. Окончательно его закрыли в 1938-м, при Ежове. Даже своего бессменного помощника Михаила Винавера Екатерина Павловна спасти не смогла: погиб в лагере. Однако саму ее не тронули.

После войны судьба сделала зигзаг: внучка Горького Марфа вышла замуж за Серго, сына Лаврентия Берии. Убежденная правозащитница оказалась в родстве с одной из самых зловещих фигур режима. Впрочем, Берия избегал встреч с Екатериной Павловной — боялся, что опять начнет за кого-то просить...

В Гражданскую ее сын Максим был комиссаром военного училища. Как-то сказал матери: "Встретил сегодня на улице эсера N. Как большевик должен был его арестовать. Но не решился". "Правильно, — ответила Пешкова. — Честь выше долга".

Комментарии
Прямой эфир