Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Историк Сергей Полторак: "История интересна вне зависимости от того, сколько ей лет"

Петербургского ученого Сергея Полторака коллеги выдвинули кандидатом в члены-корреспонденты РАН по специальности "история отечественной культуры". Он также главный редактор двух успешных научных журналов - "Клио" и "История Петербурга", которые читают в разных уголках мира. "Писатели, вне зависимости от эпохи, были самыми образованными людьми своего времени. Самыми наблюдательными и, наверное, самыми честными. Многие литературные произведения, являются ценным историческим источником".
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Петербургского ученого Сергея Полторака коллеги выдвинули кандидатом в члены-корреспонденты РАН по специальности "история отечественной культуры". Он также главный редактор двух успешных научных журналов - "Клио" и "История Петербурга", которые читают в разных уголках мира. Профессор Сергей Полторак объяснил корреспонденту "Известий" Илье Нефедову - почему современников интересует прошлое и как литературные произведения помогают его понять.

известия: Почему вы считаете, что повести и романы можно использовать в качестве исторических источников?

Сергей Полторак: Писатели, вне зависимости от эпохи, были самыми образованными людьми своего времени. Самыми наблюдательными и, наверное, самыми честными. Многие литературные произведения, являются ценным историческим источником: авторы подмечали то, что другие их современники просто оставляли без внимания.

известия: Например?

Полторак: В прошлом году мы могли бы отметить 50-летие книги Даниила Александровича Гранина "Искатели". Но, к сожалению, этой даты практически никто не заметил. Книга впервые вышла из печати в 1955 году - кстати, в год моего рождения, издавалась семь раз в Ленинграде, трижды - в Москве. Выходила огромными даже для того времени тиражами. Она, без всякого преувеличения, воспитала не одно поколение наших соотечественников. Многие становились учеными, инженерами именно потому, что прочитали ее. Она помогает нам понять - что собой представляла, если хотите, душа советского человека в конце 40-х - начале 50-х годов прошлого века. Там есть тончайшие нюансы – как переживали люди, из-за чего страдали. Мы из-за этого не стали бы, наверное, сегодня страдать. И прежние ценности нам кажутся немного странными. Взять, например, не очень положительного героя - солидного начальника, у которого высокий статус, персональный водитель. У него все хорошо, но он озаботился тем, чтобы достать фрукты. Я уж не говорю о многих других штрихах. "Искатели", если хотите, энциклопедия послевоенной истории страны. То же самое характерно и для многих других литературных произведений.

известия: А как же художественный вымысел?

Полторак: Дело в том, что есть разные художественные произведения. Допустим, "Севастопольские рассказы" Льва Николаевича Толстого, которые я анализировал. Это тоже ценнейший исторический источник. Там есть эпизод, как в разгар войны объявляется короткое перемирие, чтобы убрать с ничейной территории трупы. Солдаты с носилками отправляются убирать трупы, а все остальные сходятся внизу и общаются между собой, как умеют. Русские офицеры болтают с французами, хотя только что стреляли друг в друга. Обсуждают какие-то уголки Парижа, находят общих знакомых, угощают друг друга папиросами. То есть нет ни злобы, ни ненависти. И вдруг поступает сигнал о том, что перемирие закончено, - все расходятся, и все начинается сначала. Как тут не задуматься о сложностях человеческой души того времени? Без этого истории нет. Можно изучать – что в каком году случилось, кто при этом участвовал, но это будет схема, плоское изображение. А понимание человеческой души, ее реконструкция, в частности с помощью выдающихся литературных произведений, - это действительно то, что может наполнить схематичную историю объемным содержанием.

известия: Как раз такую – объемную картину прошлого - вы пытаетесь создать в исторических журналах?

Полторак: Журнал "Клио" издаю уже почти десять лет. Коллеги, которые бывают на стажировках в США, видят его в библиотеках крупных университетов Америки. Обращаемся к разным периодам, научным подходам, историческим школам. Это может быть всеобщая или военная история, история интеллигенции или науки и техники – все что угодно. У нас, например, есть рубрика "Мнение". Там порою высказываются острейшие точки зрения на ту или иную историческую проблему. Нам важно, чтобы автор – даже если он ошибается – отстаивал свою точку зрения. Я считаю, что это очень честный исторический журнал, он показывает уровень достижений современной отечественной исторической науки.

известия: Журнал "История Петербурга" предназначен для более широкого круга читателей?

Полторак: Это тоже научный журнал. Мы стараемся делать то, что должны делать ученые, - рассказываем об истории нашего города доступным языком, без наукообразия. Но у нас очень жесткие запросы - требуем ссылки на архивные документы. Сознательно не заостряем внимание на датах, праздниках. Бывают случаи, когда обращаемся к конкретному событию, но искусственно не пытаемся вспоминать о нем только потому, что ему исполнилось сто или двести лет. История интересна вне зависимости от того, сколько ей лет. Часто публикуем истории петербургских семей. Из-за рубежа нам присылают воспоминания потомки русских эмигрантов. Стараемся, чтобы наш журнал стал отражением души петербуржца - он сдержан, интеллигентен.

известия: "Историю Петербурга" тоже читают в других странах?

Полторак: Мы постоянно получаем этому доказательства. В нашем журнале опубликовала несколько статей правнучка выдающегося российского ученого Николая Яковлевича Данилевского. Ее зовут Инна Рау, она живет в Германии больше тридцати лет. И представьте себе – одну из ее статей прочитали жители Австралии с русскими корнями. И выяснили, что приходятся ей родственниками. Так что журнал "История Петербурга" только что помог бывшим россиянам отыскать родственницу, живущую в Германии. Вот такое случайное, но приятное посредничество.
Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир