Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Убить одноногого

Прошел слух, что на телевидении при составлении сетки вещания на следующий год обсуждается новое реалити-шоу "Убить одноногого" (лайтс-вариант - "Поймать одноногого"). Группа добровольцев, прошедших конкурс, едет в Чечню и под присмотром спецназа, который сам в дело не лезет, лишь следит за соблюдением правил, охотится на Басаева. Еще прежде за его голову объявлена премия - ее и получит удачливый следопыт. Реалити-шоу получит бешеный, зашкаливающий рейтинг. Осталось согласовать технические детали. В задуманном мероприятии немало плюсов. Поймать Басаева - кавказская задача номер один
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Прошел слух, что на телевидении при составлении сетки вещания на следующий год обсуждается новое реалити-шоу "Убить одноногого" (лайтс-вариант - "Поймать одноногого"). Группа добровольцев, прошедших конкурс, едет в Чечню и под присмотром спецназа, который сам в дело не лезет, лишь следит за соблюдением правил, охотится на Басаева. Еще прежде за его голову объявлена премия - ее и получит удачливый следопыт. Реалити-шоу получит бешеный, зашкаливающий рейтинг. Осталось согласовать технические детали.

В задуманном мероприятии немало плюсов. Поймать Басаева - кавказская задача номер один. История учит: наша профессиональная армия в войнах побеждать не умеет - победу приносят добровольцы и партизаны. К тому же реалити-шоу как нельзя лучше соответствует заявленной программе патриотического воспитания. Чем на Селигере греться и лекции слушать, молодым патриотам лучше мужским делом заняться. И для зрителей будет хороший, наглядный урок - не в пример инфантильно-порнографическому "Дому". Если же учесть, что телевидение формирует реальность, почему не попробовать убрать Басаева с помощью телекамер? Есть формула о том, что непоказанного события не было. Тогда справедливо и обратное утверждение: показанное - свершилось, даже если его не было.

Этот левый порожняк мне уже несколько человек втирали. И каждому было дико весело. Черный юмор, но никто, к слову, не даст гарантии, что идея в той или иной форме не состоится. Но почему теракты вызывают в нас такое безудержное веселье, почему из темных глубин генетической памяти всплывает стремление к инсценировкам? Несколько лет назад, когда террористы взяли в Перу заложников, московские интеллектуалы-весельчаки придумали классный прикол: собирали в переходах милостыню: "У меня папа - заложник в Перу. Подайте на один билет туда и на два - обратно". После 11 сентября по Арбату с группой ряженых дервишей ходил известный мастер перформансов, переодетый бен Ладеном, и пел песенку Кикабидзе: "Полчаса до рейса, я уже на взлетной полосе". Публика прыскала.

Россию умом не понять. Трудно понять, почему нам все фиолетово. Опять все списывать на отсутствие гражданского общества? Как объяснить массовые акции протеста против действий террористов в других странах, даже в нецивилизованном, как мы считаем, Египте, и смиренное молчание российской улицы? Только ли улицы? Еще и чиновной России. Мы остались чуть не единственной европейской страной, где не был объявлен траур после взрывов в Лондоне. Хотя в дни Беслана во многих городах мира люди выходили на уличные шествия со свечами в руках. Но, может быть, душа молчит? Нашему аморфному равнодушию к чужим бедам можно не удивляться, но уже принимать как данность - ведь и после цунами в Юго-Восточной Азии в России не только не был объявлен траур, но и пожертвования у нас не собирали. Последний теракт в Шарм-эш-Шейхе вызвал у нас разве что гордость: русских-то туристов ничем не прошибешь. Беды остального мира существуют на окраине нашего сознания, но стоит ли тогда удивляться, что и Россия для остального мира очень часто оказывается чужой?

Почему так вышло, что на всевозможные трагедии и проблемы мы откликаемся стебом, пусть талантливым? Может быть, жизнь наша сложилась так, что мы перестрадали, что душа притупилась и устала трудиться? Мы не верим в искренность, в закон, в высокий порыв. И единственной защитой от боли, единственным средством притупить ее оказывается циничное молчание или, для творческих индивидов, колючий стеб. "В отношениях людей всего больше было чувства подстрекающей злобы, оно было такое же застарелое, как неизлечимая усталость мускулов. Люди рождались с этой болезнью души, наследуя ее от отцов, и она черною тенью сопровождала их до могилы, побуждая в течение жизни к ряду поступков, отвратительных своей бесцельной жестокостью". Это написано очень давно - роман Горького "Мать". Но кажется, что это нынешние слова.

Наши люди жаждут спокойствия, а неприятности допустимы только по телевизору и изредка. Нам нужна не правда, а реалити-шоу. Кого в сытых столицах волнует башкирский Благовещенск или несчастная станица Бородзиновская? И собственный "Норд-Ост" из-за этой внутренней отстраненности, даже пустоты обернулся позором. Мы сидим на диванах и молчим. И мы вполне можем дождаться реалити-шоу "Убить одноногого".
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...