Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Террор антитеррора

Террор, осуществляемый с использованием смертников, во многом достиг в Ираке своей цели. Здания, где размещаются американцы и иракские госучреждения, окружены столь мощными укреплениями, что по существу превратились в тюрьмы, за порог которых обитатели редко решаются ступить. Американские солдаты в каждом, кто приближается к контрольно-пропускному пункту, видят террориста-смертника. У каждого из моих иракских знакомых родственник или друг был застрелен или ранен - лишь потому, что какой-то их жест вызвал у американцев подозрение. На днях я ехал к ведущему иракскому политику, живущему в хорошо укрепленном квартале Кадассия (Qadassiyah) в западной части Багдада
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Патрик Кокбурн, независимый журналист, в прошлом корреспондент ведущих английских газет в Северной Ирландии, Израиле, Ливане, СССР, Ираке, России

Террор, осуществляемый с использованием смертников, во многом достиг в Ираке своей цели. Здания, где размещаются американцы и иракские госучреждения, окружены столь мощными укреплениями, что по существу превратились в тюрьмы, за порог которых обитатели редко решаются ступить.

Американские солдаты в каждом, кто приближается к контрольно-пропускному пункту, видят террориста-смертника. У каждого из моих иракских знакомых родственник или друг был застрелен или ранен - лишь потому, что какой-то их жест вызвал у американцев подозрение.

На днях я ехал к ведущему иракскому политику, живущему в хорошо укрепленном квартале Кадассия (Qadassiyah) в западной части Багдада. Район окружен стенами из бетонных блоков. Еле нашли въезд в квартал, который охраняют иракские полицейские и американские солдаты. Полицейский в синей форме отчаянно жестикулировал и кричал по-арабски: остановить машину метров за 50 до пропускного пункта, выйти и показать удостоверения личности, держа в вытянутых руках. Иначе солдаты и полиция скорее всего открыли бы огонь.

Проанализировать реакцию американцев на действия террористов-смертников в постсаддамовском Ираке поучительно уже потому, что происходящее здесь - пример того, как не надо отвечать на "террор". Озабоченные исключительно своей безопасностью американцы вызывают ненависть у иракцев, при первом подозрении стреляя по ни в чем не повинным людям. "Американские солдаты не считают иракцев людьми, для них они - животные", - сказал мне иракский политик, посвятивший свою жизнь свержению Хусейна.

Конечно, в Багдаде бомбы взрывают гораздо чаще, чем в Лондоне. Министр внутренних дел Ирака Баян Джабер (Bayan Jabr) на недавней пресс-конференции, успокаивая общественность, заявил: если в мае в Багдаде террористы-смертники совершили 70 взрывов, в июне - 40, то сейчас таких взрывов бывает лишь по одному в день.

Почему США потерпели в Ираке сокрушительное поражение? Дело не в том, что Саддам Хусейн пользовался популярностью. Большинство иракцев, как бы они ни относились к вторжению оккупационных сил, были рады его уходу: развязав две разрушительные войны, Хусейн довел Ирак до нищеты. Они надеялись, что в стране, богатой нефтью, будут жить, как в Саудовской Аравии или Кувейте, однако в результате санкций ООН уровень жизни скатился к показателям африканских стран к югу от Сахары.

Американские генералы и чиновники утверждают, что большинство инсургентов - бывшие функционеры партии Баас, иностранцы и преступники. Американцы так и не осознали, что спустя лишь несколько месяцев после свержения режима Хусейна важнейшим политическим фактором в Ираке стало резкое падение популярности оккупационных войск у 5 млн суннитов, - они заняли нейтральную и даже сочувственную позицию по отношению к силам сопротивления.

Террористические атаки в Ираке начались в августе 2003 г. с нападения на посольство Иордании. Взлетело на воздух представительство ООН. Дабы не возникало сомнений, что нет объектов, застрахованных от нападения, смертник направил грузовик, начиненный взрывчаткой, в здание представительства Красного Креста. Излюбленная цель - очереди молодых людей, пытающихся записаться в полицию.

Большинство террористов-смертников - выходцы из Саудовской Аравии и Йемена. Но организацией терактов, разведкой, подготовкой надежного жилья, транспорта и взрывчатки занимаются иракцы. Они добились своего: никто в Багдаде не чувствует себя в безопасности. Боясь взрывов и похищений, родители мчатся забирать детей из школы. Глухие отзвуки взрывов, которые я слышу почти каждое утро, свидетельствуют о том, что власти не контролируют ситуацию.

Но самой большой победой террористов-смертников была реакция на них со стороны американцев. Американская армия использовала свою огромную огневую мощь так безоглядно, что каждая из военных операций США была, по сути дела, коллективным наказанием целых кварталов, поселков и городов. Массовые аресты молодых людей изымают парочку инсургентов, их место занимает множество других.

Ставка на теракт - и это в такой же мере относится к Лондону, как и к Багдаду, - имеет целью в том числе и привлечение внимания к его причинам. Терроризм принято называть "бессмысленным", однако чаще всего такая оценка не точна. Чтобы быть эффективным, он должен вызывать гипертрофированную реакцию властей.

Непревзойденным мастером такой игры была Временная ИРА. В начале 70-х я работал в Белфасте. Когда беспорядки в Северной Ирландии лишь начинались, Ирландскую республиканскую армию поддерживали немногие. Тщательно спланированными взрывами и убийствами она подталкивала британские войска к вторжению в районы, населенные националистами, и как следствие получала новых сторонников. Британскому правительству потребовалось больше десятка лет, чтобы понять: нужна иная тактика. По сообщениям печати, взрыв в 84-м боевиками ИРА "Гранд-отеля" в Брайтоне имел целью спровоцировать антиирландские настроения, а возможно, и возобновление практики интернирования - что было бы только на пользу ИРА. Но правительство не попало в расставленную ловушку.

Для достижения цели террористы должны втянуть руководство страны в игру по навязанным правилам. Позиция любого правительства укрепляется, когда оно заявляет: Отечество ведет войну с террористами, и лишь властям под силу спасти страну. Именно это произошло в 1999 г., когда мало кому известный Владимир Путин вознесся к вершинам власти. Это случилось спустя всего несколько недель после загадочных взрывов четырех жилых домов в Москве, в результате чего погибли 300 человек. Путин обещал защитить Россию от терроризма. Он воспользовался угрозой для страны, чтобы устранить свободную прессу и взвешенное освещение событий на ТВ.

Джордж Буш повел себя точно так же два года спустя, когда произошли события 11 сентября. Гражданские свободы были урезаны. Пущена в ход такая же авторитарная риторика. Объявлена война терроризму. Характерно, что, хотя ни Путин, ни Буш не служили в армии, они стали пользоваться армейским жаргоном.

"Карта" терроризма беспроигрышна. Путин и Буш победили на выборах. В обоих случаях "карта" патриотизма использовалась, чтобы обвинить оппонентов в потакании террористам и "приструнить" СМИ. Россия могла бы без ущерба для себя разрешить чеченский кризис, а США справиться с последствиями 11 сентября, если бы правительства этих стран не ухватились за террористические атаки как за возможность усилить свою власть. Хочется надеяться, что вера в сдержанный британский характер, который после взрывов в Лондоне превозносят СМИ, имеет основания, и Тони Блэр не пойдет по такому пути.

г. Багдад
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...