Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Обмен ресурсом

"Политическая воля, если она понадобится для осуществления этого проекта, будет проявлена", - Реджеп Эрдоган, премьер Турции, вчера пообещал Владимиру Путину приложить свой ресурс для того, чтобы увеличить закупки российского газа. Во многом ради этих слов лидеры и встречались в сочинском "Бочаровом ручье" - без активного участия Турции наращивать экспорт энергоресурсов через Черное море невозможно. Путин ответил любезностью на любезность: он заявил о необходимости прекращения экономической изоляции северного Кипра, то есть пообещал использовать свой политический ресурс в интересах Турции
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
"Политическая воля, если она понадобится для осуществления этого проекта, будет проявлена", - Реджеп Эрдоган, премьер Турции, пообещал Владимиру Путину приложить свой ресурс для того, чтобы увеличить закупки российского газа. Во многом ради этих слов лидеры и встречались в сочинском "Бочаровом ручье" - без активного участия Турции наращивать экспорт энергоресурсов через Черное море невозможно. Путин ответил любезностью на любезность: он заявил о необходимости прекращения экономической изоляции северного Кипра, то есть пообещал использовать свой политический ресурс в интересах Турции.

"Бочаров ручей" давно используется Путиным для того, чтобы подчеркнуть некие особо дружеские отношения с главами других государств - строго отмеренное время официальных кремлевских переговоров заменяется на совместные прогулки и ужины. В случае с Турцией это явная новация, и, судя по словам лидеров, ее можно считать вполне удачной.

"Мы не просто будем увеличивать поставки нефти и газа, а именно развивать кооперацию, мы готовы строить крупные подземные газохранилища на территории Турции, готовы входить в газораспределительные сети в ходе приватизации в этой стране", - заявил вчера по итогам переговоров Путин. Заявление о входе в газораспределительные сети - одно из самых серьезных в этих тезисах, оно скорее всего было предварительно обсуждено с Эрдоганом. Впрочем, из подобных обещаний никогда не следует, что они обязательно будут выполнены - как правило, более-менее экономически успешные страны очень ревниво относятся к собственным энергосистемам.

Турция, как известно, российским энергетикам интересна прежде всего не сама по себе, а как способ выхода на рынки третьих стран, прежде всего европейских (ради этого, например, и строился "Голубой поток"). Но вчера в "Бочаровом ручье" Путин объявил и новое направление российского экспорта: поставки электроэнергии через Турцию в Ирак. От каких бы то ни было инициатив по Ираку Москва долгое время воздерживалась, это, по сути, первое предложение. Причем по смыслу оно очень похоже на то, о чем говорилось применительно к Африке на недавнем саммите G8: лучше не помогать, а способствовать развитию.

Энергетические планы Эрдоган поддержал и пообещал оказать содействие. Впрочем, опыт показывает: в решениях, принимаемых Анкарой, не все зависит от Анкары. Путин и Эрдоган, например, вчера вспоминали историю с тендером на поставку вертолетов турецким вооруженным силам. Российский Ка-50 (для пущей убедительности названный "Эрдоган") тендер проиграл, причем, как считали многие, по политическим соображениям - победителем стал вертолет американской фирмы Bell. Но результаты тендера были в 2004 году аннулированы: американцы отказались передавать Турции технологии для самостоятельного производства (по одной из версий - как раз для срыва тендера), российские же оборонщики были к этому изначально готовы. В итоге Турция никаких машин так и не получила. "Я с удовольствием услышал, что премьер Турции считает возможным повторное участие наших производителей в тендере на продажу Турции вертолетной техники", - заявил вчера Путин.

Эрдоган в "Бочаровом ручье" тоже получил ряд обещаний. Самое главное из них - озвученная позиция по Кипру. Ее Путин выразил так: "Первое, что мы должны сделать, это решить проблему с прекращением какой бы то ни было экономической изоляции одной из частей острова, создать условия для нормального взаимодействия между обеими частями Кипра и на этой базе создать условия для полной нормализации". И подчеркнул, что эта позиция теперь станет частью российской политики: "Мы подумаем, что мы можем сделать для решения этих задач на двусторонней основе между Россией и обеими частями Кипра".
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...