Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Под угрозой разрушения даже пушкинские адреса

Постановлением правительства столицы № 397 от 12 мая 1999 года дом Веневитинова был объявлен аварийным. Осенью того же (юбилейного пушкинского, между прочим) года префектура Центрального округа включила памятник в список аварийных зданий, подлежащих сносу, и запросила согласие управления охраны памятников. В переписке префектуры ни слова не говорилось о ценности строения 1 во владении № 4 по Кривоколенному. К счастью, эта переписка попала в прессу, подключились депутаты Мосгордумы, и Владимир Ресин, отвечая на их запрос, признал решение префекта ЦАО ошибочным
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Среди пустующих архитектурных и мемориальных памятников города, судьба которых вызывает опасения, есть даже пушкинские адреса. Один из них - Кривоколенный переулок, дом 4. Дом отмечен тремя мемориальными и охранными досками. Первая сообщает о его архитектурной ценности; вторая - о том, что в нем родился и жил поэт Дмитрий Владимирович Веневитинов; третья посвящена визиту Пушкина к хозяину в 1826 году и авторскому чтению "Бориса Годунова". (Об этом триумфальном чтении для избранных литераторов оставил воспоминания историк Погодин.) Но и такой культурный статус не защищает от опасности в сегодняшней Москве.

Постановлением правительства столицы № 397 от 12 мая 1999 года дом Веневитинова был объявлен аварийным. Осенью того же (юбилейного пушкинского, между прочим) года префектура Центрального округа включила памятник в список аварийных зданий, подлежащих сносу, и запросила согласие управления охраны памятников. В переписке префектуры ни слова не говорилось о ценности строения 1 во владении № 4 по Кривоколенному. К счастью, эта переписка попала в прессу, подключились депутаты Мосгордумы, и Владимир Ресин, отвечая на их запрос, признал решение префекта ЦАО ошибочным.

Однако маховик был запущен. Дом, до тех пор жилой, расселен. После трех лет запустения, в 2003 году, правительство Москвы уступило его федеральному правительству. Дом Веневитинова оказался одним из тех, весьма немногих, памятников федерального значения, от собственности на которые Москва отказалась.

Дом поступил в оперативное управление Агентства по использованию памятников Министерства культуры. Федеральные чиновники подобрали арендаторов быстро. Другое дело, насколько точно и мотивированно: дом поделили между шахматным Фондом имени Ботвинника и ООО "Элсис" - инвестором всего проекта.

Поначалу дела шли хорошо: на объекте появились реставраторы из бюро "Респа-М", начались натурные исследования, давшие значительный результат. Подтвердилось предположение, что под фасадом эпохи классицизма скрываются барочные палаты первой половины XVIII века, стоящие на белокаменных подвалах, возможно, фрагментарно относящихся еще к XVII веку. Раскрытия следов барочной декорации можно видеть на уличном фасаде дома.

Согласно архивным изысканиям 17-й мастерской института "Моспроект-2", в годы, когда строился дом, современный участок не был единым: здесь соседствовали дворяне Сытины и заводчики Меллеры. Объединившееся в 1760-е годы владение несколько лет принадлежало графу Михаилу Федоровичу Апраксину (рядом располагался Златоустовский монастырь с усыпальницей этой фамилии), а в екатерининские и павловские годы - семейству Ласунских. Придав дому нынешний вид, Ласунские продали его в 1803 году отцу Дмитрия Веневитинова.

Хочется сделать отступление о других открытиях последних лет в Кривоколенном переулке. Палатами XVII-XVIII веков оказались также дома № 9 и 10. Дом № 9 (строение 2), в старину принадлежавший некоему доктору Ладо, объявлен аварийным одновременно с домом Веневитинова, расселен и пустует. Он считается федеральной собственностью, которая, однако, не оформлена. Дом № 10, принадлежавший князьям Голицыным, остается жилым, что не помешало исследовать его, сделав раскрытия древних форм на фасадах. Нет никаких гарантий, что в случае расселения этим домом распорядятся лучше, чем его соседями.

Домом Веневитинова инвестор распорядился, мягко говоря, невежественно. Вывез паркет XIX века, начал обрушивать хорошо сохранившиеся перекрытия, не законсервировал памятник на зиму 2004/05 годов. Чугунные ступени лестницы инвестор, по его заверениям, не выносил, но и на месте их не обнаруживается.

Видя такое обхождение, в феврале федеральное Агентство по использованию памятников отказалось продлить арендный договор и с "Элсисом", и с Фондом Ботвинника. "Элсис" обратился в арбитражный суд - и на минувшей неделе выиграл его. Агентство подало апелляцию в суд следующей ступени.

Тем временем в пустом, раскрытом доме случаются бомжи и сваливаются нечистоты. Исследование памятника не завершено и не полностью оплачено, проекта реставрации нет. Если судебный спор затянется, дом встретит в этом состоянии новую зиму.

Управление памятниками культуры остается неэффективным. Ни федеральная, ни столичная принадлежность сами по себе не гарантируют от управленческих сбоев. А без специального усилия сбои неизбежны: пущенное на самотек, всякое дело о культурной недвижимости катится к худшему. Таковы характер имущественных отношений, состояние законодательства и его исполнения в городе и в стране.
Комментарии
Прямой эфир