Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Готичный клоун

Говорить о музыке применительно к Мэнсону смысла не имеет: он хорошо использует ряд штампов ню-металлической сцены, что может оценить небольшое число знатоков таковой; для остальных же эта музыка выглядит как нечто страшное, громкое и ревущее. У Мэнсона энергичные профессиональные музыканты со страшными рожами, но главное в Мэнсоне - все же слепленный им самим образ страхолюдины. Явив себя миру антихристом-суперзвездой на закате прошлого века, после 11 сентября главный американский провокатор как-то выдохся
0
Поклонники Мэнсона не зря опасаются, что эстетика его мрака становится все более гламурной
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Шоу Мэрилина Мэнсона "Против всех богов" прошло в "Олимпийском". Разношерстной публике были продемонстрированы набор уже знакомых аттракционов, мощное световое шоу и ряд ремейков.

Говорить о музыке применительно к Мэнсону смысла не имеет: он хорошо использует ряд штампов ню-металлической сцены, что может оценить небольшое число знатоков таковой; для остальных же эта музыка выглядит как нечто страшное, громкое и ревущее. У Мэнсона энергичные профессиональные музыканты со страшными рожами, но главное в Мэнсоне - все же слепленный им самим образ страхолюдины. Явив себя миру антихристом-суперзвездой на закате прошлого века, после 11 сентября главный американский провокатор как-то выдохся: эстетика его мрака становится все более гламурной. После того как Мэнсон примерил цилиндр, отдельные его поклонники стали побаиваться, что дитя мрака вот-вот превратится в драг-квин. Шоу, показанное в "Олимпийском", развеяло эти сомнения. Мэнсону все же ближе нацистская фуражка и кожаный плащ.

Присутствовавшие в зале, кстати, ничуть не уступали артисту в сложности нарядов и макияжа: публика на Мэнсона пришла такая нарядная, что разглядывать ее было интереснее, чем смотреть концерт. Во-первых, пришли все "готы" Москвы при полном параде и в боевой раскраске - выбеленные лица, черные глаза, синие (ну или черные) губы. Ошейники, корсеты, тяжелые бутсы и черные латексные плащи прилагались. Во-вторых, явилось удивительно много клерков в костюмах, с дипломатами и портфелями, прямо из офисов. В очереди за мной босс отчитывал подчиненных, купивших ему билет, за идущий дождь. Подрастающее поколение также сильно рвалось на концерт: передо мной два шкета лет по 10 в черных майках с Мэнсоном размеров на пять больше положенного растирали черную гуашь по мокрым лицам и обсуждали прошлый приезд Мэнсона в Москву четыре года назад: "Жаль, нас тогда не пустили". Прямо на "Олимпийском" другие поклонники музыканта приклеивали распечатанное на ватмане обращение к артисту, написанное по-английски: "Брайан! (настоящее имя Мэнсона. - "Известия") Ты не прав! Даже первый среди людей - лишь жалкая тварь перед Богом. Только православная церковь спасет тебя". Две благопристойного вида девушки во всем черном жались друг к другу и шептались: "Я поняла! Если в светлом - то гламурно, если в черном - то готично!". Из "Олимпийского" милиция нежно, под белые рученьки выводила пару с фальшивыми билетами: две барышни-готы нарядились ради концерта женихом и невестой, причем у последней были эффектные красные глаза, как у Мэнсона, да случился такой вот облом - купили с рук фальшивые.

Программа нового шоу содержала ровно все те же "боевики" Мэнсона, что и в 2001 году: прозвучали "Tainted Love" (более известная по репертуару Soft Sell), "Mobscene", "Sweet Dreams" (это кавер песни Энни Леннокс), "The Beautiful People", "Rock is Dead", "Personal Jesus" (кавер Depeshe Mode) и под занавес конечно же "Antichrist Superstar". Свет во время всего шоу заслуживает отдельных восторгов: Мэнсон привез какое-то запредельное количество самых разнообразных фонарей, стробоскопов и прожекторов, постоянно менявших "картинку" на сцене. Периодически менялся и задник, то пылая огромным экраном, то демонстрируя логотип ММ. А вот приемчики работы с аудиторией у "антихриста" остались ровно те же: эффектнее всего Мэнсон смотрелся оттюнингованный ходулями и металлическими костылями в руках. Впрочем, нашлось место и латексу, и военным приблудам. Финал концерта артист встретил на собственной трибуне с черной молнией, как на распределительных щитах: подергался, словно кукла-марионетка, и ушел со сцены, не попрощавшись и без биса. В зале зажгли свет, и под мелодию "America, Fuck You" публика начала расходиться.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...