Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Этническая "зачистка"

4 июня около полудня в станицу Бороздиновская на "уазах" и двух бэтээрах въехали примерно 300 человек с оружием. Взяв станицу в кольцо, они начали масштабную "зачистку". Обходили двор за двором, в домах переворачивали все вверх дном, будто бы в поисках оружия, у хозяев отбирали автомобили и деньги, не брезгуя выворачивать карманы школьникам. У одного аварца, приехавшего в гости к родственнику, взяли новую "десятку". Просто свинтили номера, завели - и больше он своей машины не видел. Попутно люди в камуфляже сортировали мужчин: - Нохчи (чеченцы) - в эту сторону, сюйли (аварцы) - в эту. Рамзана Кадырова избили прикладами. Он по их требованию назвал себя, они подумали: издевается
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В конце прошлой недели в Дагестане, в нескольких метрах от административной границы с Чечней, образовался новый лагерь беженцев. В нем живут около 400 аварцев, бежавших сюда из станицы Бороздиновской Шелковского района Чечни. Покинуть родные дома, спасаясь от новой чеченской власти, их вынудила невероятная по своей жестокости "зачистка", которую, по их мнению, провели бойцы батальона "Восток" спецназа ГРУ Министерства обороны России несколько недель назад. В результате пропали 12 жителей села, сгорели четыре дома. На пепелище нашли человеческие останки. Корреспонденты "Известий" побывали на месте событий и выяснили, что спецоперация носила характер этнической чистки. Чеченские спецназовцы не трогали местных чеченцев. Их интересовали аварцы.

"Это вы нашего Гелаева убили"

4 июня около полудня в станицу Бороздиновская на "уазах" и двух бэтээрах въехали примерно 300 человек с оружием. Взяв станицу в кольцо, они начали масштабную "зачистку". Обходили двор за двором, в домах переворачивали все вверх дном, будто бы в поисках оружия, у хозяев отбирали автомобили и деньги, не брезгуя выворачивать карманы школьникам. У одного аварца, приехавшего в гости к родственнику, взяли новую "десятку". Просто свинтили номера, завели - и больше он своей машины не видел.

Попутно люди в камуфляже сортировали мужчин:

- Нохчи (чеченцы) - в эту сторону, сюйли (аварцы) - в эту.

Рамзана Кадырова избили прикладами. Он по их требованию назвал себя, они подумали: издевается. Жителю чеченской станицы Бороздиновская просто не повезло родиться полным тезкой хозяина республики.

Чеченцев отпускали, аварцев и русских гнали, как на скотобойню, к школе, стреляя из автоматов в воздух. Местные жители считают, что многие из карателей находились под воздействием наркотиков: "Если не героина, то анаши - точно". Женщинам стреляли под ноги, чтобы не мешали "работать".

На школьном дворе станичников, примерно двести человек, заставили лечь лицом вниз, вплотную друг к другу. Из мужских тел образовался живой настил. Налетчикам доставляло очевидное удовольствие топтать их спины армейскими ботинками. Тех, кто оказывал хоть малейшее сопротивление - да что там сопротивление, просто двигал рукой или поворачивал голову, - били дубинками и лопатами. Чтобы избитые не кричали от боли, заклеивали им рот скотчем, футболки и рубашки натягивали на голову. В этот день без конца шел дождь. Люди вспоминают, что лужи на школьном дворе еще несколько дней после "зачистки" оставались наполненными водой пополам с кровью.

Затем налетчики снова стали просеивать бороздиновцев, теперь уже по отобранным паспортам. Абдуразак Лабазанов вспоминает, что один из налетчиков наступал на кого-нибудь из лежащих ногой, другой, в маске, кивком головы показывал, вызывает ли он его интерес. Если попадался выходец из Цунтинского района Дагестана, следовал удар ногой по ребрам, а то и несколько: "Это вы нашего Гелаева убили" (Полевой командир Руслан Гелаев был убит пограничниками из Цунтинского района Дагестана в феврале 2004 года. - "Известия").

Так отобрали двенадцать человек - аварцев и одного русского юношу. Их увели. Остальные остались лежать в грязи.

Пролежали примерно до восьми вечера. Налетчики явно кого-то ждали. От безделья придумывали себе развлечения. Один из них придумал такое: повалил дагестанскую старуху на землю прямо перед лежащими на земле мужчинами, занес над ее головой ногу и сказал: "У аварцев что - мужчин больше не осталось?"

Спустя некоторое время в станицу приехал Хамзат, по прозвищу "Борода", начальник разведки батальона спецназа "Восток", подразделения ГРУ Генштаба Министерства обророны России. Рыжебородого Хамзата в Бороздиновской легко опознали по предыдущим "зачисткам", тем более что он никогда не скрывает лицо за маской.

Станичники говорят, что именно с приездом Хамзата в Бороздиновской стали жечь и разрушать дома, используя гранатометы и огнеметы.

Дом Назирбега Магомедова разрушили полностью. Назирбег, старик лет семидесяти, рассказывает, что его бросили на землю лицом вниз, приставили к виску автомат и сказали, что убьют, если тот поднимет глаза. Он успел только заметить, что перед тем, как сжечь дом, налетчики зачем-то забросали его дымовыми шашками.

Месть за убитого лесника

Налетчики разрушили четыре дома и уехали. Бороздиновцы стали подсчитывать потери. В подвале одного из разрушенных домов сразу нашли обгоревший труп Магомедгази Магомагазова, 77-летнего старика. Вернее, верхнюю половину трупа с шестью пулевыми отверстиями в спине.

Его вдова говорит, что налетчики даже не позволили ему помолиться перед смертью, как он просил. Она утверждает, что люди в масках искали оружие. "Хотя какое у нас могло быть оружие, если к нам до этого с обыском приходили больше десяти раз, а последний раз - в мае".

Затем на пепелище дома Назирбега Магомедова обнаружили останки примерно десяти-двенадцати мужчин. Точнее определить было трудно - останки сильно обгорели. Кто-то из станичников сразу решил, что это группа их односельчан, уведенная со школьного двора. Тут-то Назирбег и предположил с ужасом, зачем в дом кидали шашки: чтобы никто не увидел, как их расстреливают. Впрочем, какой смертью они умерли - сжигали их живьем или уже мертвыми, пока неизвестно. Это должна установить экспертиза. Бороздиновцы отдали четыре пакета с останками милиционерам-чеченцам из РОВД Шелковского района. А теперь жалеют: "Говорят, что пакеты повезли в Моздок, а там... кто его знает куда: выкинут по дороге и скажут, что никаких останков не было". Между прочим, шелковские милиционеры приехали в станицу лишь спустя сутки, хотя известие о "зачистке" облетело ближайшие районы Чечни и Дагестана сразу же, в первые минуты после ее начала.

Большинство жителей станицы, в том числе и Назирбег, отец двоих из тех двенадцати пропавших - Саида и Шахбана, не хотят верить в смерть своих сыновей и земляков. Решили так: будем считать, что они живы, их забрали с собой налетчики. Решили и в знак протеста перекрыли дорогу Кизляр-Грозный.

Тем временем местные СМИ, ссылаясь на данные МВД ЧР, объявили, что в станице Бороздиновская успешно проведена спецоперация, целью которой было задержание участников убийства местного лесника-чеченца и нападения на главу станичной администрации - преступления были совершены днем раньше. Правоохранительные органы Чечни отрапортовали о задержании одиннадцати бандитов и ликвидации их главаря - Магомедгази Магомагазова. Того самого 77-летнего старика, который, по словам односельчан, был слаб здоровьем и даже передвигался с трудом.

После того как вокруг "зачистки" в Бороздиновской поднялся информационный шум (например, журналисты стали задаваться вопросом: как это русского подростка, инвалида II группы по зрению, приехавшего к приятелю в гости из Кизляра, записали в ваххабиты), чеченское МВД выступило с новым заявлением: "При невыясненных обстоятельствах в селении Бороздиновская сгорели четыре дома. В одном из них позже был найден труп местного жителя".

Как бы там ни было, а бороздиновского лесника Тагира Ахматова действительно накануне "зачистки" убили в его доме выстрелом в голову, едва он открыл входную дверь, а на главу станицы Султана, тоже чеченца, действительно напали: его охранника ранили в шею, а сам он скрылся от убийц подземным ходом, который вел от его дома в огород. Султан до сих пор скрывается, в станице больше не появлялся.

Жена лесника утверждает, что убийцы ее мужа общались на чеченском. Кроме того, в селе говорят, что, возможно, лесник поплатился за свою болтливость: накануне он рассказывал, что видел в лесу группу боевиков.

Между нападением на главу администрации и убийством лесника прошло всего полчаса. Можно предположить, что это дело рук одной банды.

Эти преступления, пожалуй, могли бы стать поводом для спецоперации, но вопросы остаются. Первый из них - кто проводил зачистку? Второй - с какой целью?

"Для них Аллах - как фальшивая печать"

Сулим Ямадаев, начальник батальона "Восток", в интервью махачкалинской газете "Черновик" клянется Аллахом, что в Бороздиновской его людей не было.

Я рассказываю об этом Назирбегу Магомедову, потерявшему сыновей.

- Да пошел он со своим Аллахом. Для них Аллах - как фальшивая печать, они им что хочешь подтвердят, - отвечает Назирбег.

У погибшего лесника есть сын, проходящий службу в батальоне спецназа "Восток", начальник разведки которого, судя по словам станичников, руководил "зачисткой". Кроме того, лесник в свое время переселился в Бороздиновскую из Беноя, родового села братьев Ямадаевых. Кстати, Беной принято считать самым влиятельным тейпом в Чечне.

Про Сулима Ямадаева говорят, что он стоит горой за всех своих бойцов, даже рядовых: содержит семьи погибших и, если надо, помогает им разобраться с кровниками. Сам Сулим Ямадаев, признает, что тело лесника на беноевское кладбище перевозили его бойцы. Значит, они все-таки были в станице.

Один из сотрудников кизлярского ОВД в тот день случайно встретил колонну "чистильщиков" на подъезде к Бороздиновской, у него проверили документы и отпустили. Он говорит, что по виду это были именно ямадаевские бойцы, а не кадыровские (служба безопасности президента Чечни) или какие-нибудь другие: во-первых, отличительная форма, во-вторых, БТРы, которые есть только у батальона "Восток".

Следующий вопрос: с какой целью?

По данным кизлярской милиции, 14-15 мая недалеко от Бороздиновской проводилась войсковая операция. В результате был уничтожен Расул Тамбулатов, ногаец по кличке Волчок, эмир расформированного Ногайского батальона. Также были обнаружены два крупных схрона с оружием, радиостанциями, фугасами, запасами селитры и тротила. Вполне вероятно, что в селе искали пособников Волчка.

Итак, что послужило поводом для проведения спецоперации: кровная месть, оперативная информация, или то и другое вместе?

Или это была провокация? Убить земляка Сулима Ямадаева, чтобы вынудить его провести "зачистку" по жесткому варианту и обвинить затем в преступной кровожадности. Среди дагестанских журналистов эта версия гуляет уж как-то слишком размашисто. Говорят, скажем, о том, что политические амбиции клана братьев Ямадаевых - единственного в Чечне клана, сохранившего независимость от первого вице-премьера Рамзана Кадырова, - в последнее время стали сильно раздражать последнего, энергично расчищающего под себя площадку для старта на будущих президентских выборах.

Впрочем, сами жители станицы убеждены, что дело здесь не в террористах и борьбе за власть. Главная причина проще: чеченцы хотят выдавить их из Бороздиновской. В пользу этой версии говорит множество фактов, в первую очередь тот, что предполагаемых пособников банды Волчка, а также убийц лесника искали только среди аварцев.

"Переселите нас в Дагестан или защитите"

До последнего времени в Бороздиновской проживало более 1100 человек, это - примерно 360 хозяйств. Из них 90 процентов - аварцы, 7 процентов - чеченцы, остальные русские. Бороздиновская считалась казачьей станицей, казаки здесь дружно жили вместе с дагестанцами до 1990-х годов, когда сюда стали переезжать чеченцы из Ножай-Юртовского района, в основном из села Беной.

Постепенно почти все русские покинули свои дома - чеченская вольница оказалась им не по нутру. Аварцам, в общем-то, тоже. Но аварцы так просто сдаваться и уезжать не собирались: сформировали отряд самообороны, который прославился тем, что ни разу не пропустил в станицу отряды Аслана Масхадова. Возглавил отряд местный житель Шапи Микатов, впоследствии ставший одним из самых влиятельных в Чечне полевых командиров.

После его смерти бороздиновским аварцам противостоять давлению чеченцев стало значительно сложнее. Чеченцы, переселившись в станицу, тут же начинали устанавливать здесь свои порядки - это было несложно, поскольку вся административная верхушка постепенно стала чеченской, - и писали доносы, дескать, в станице проживают террористы. Доносы раз от разу становились поводом для "зачисток", обысков и арестов.

Жители Бороздиновской уже сбились со счету, сколько их односельчан пропало без вести и было убито в результате спецопераций чеченских правоохранительных органов.

Их терпению приходил конец неоднократно. Они митинговали и требовали: "Переселите нас в Дагестан или защитите". Кто-то даже предлагал присоединить станицу к Дагестану. Иногда приезжали послушать их дагестанские чиновники, но результата не было. Напротив, видя, что власти Дагестана помогать аварцам не собираются, чеченцы всякий раз усиливали административно-милицейский натиск.

После зачистки 4 июня бороздиновцы поступили традиционным образом: перекрыли дорогу на Грозный. К ним приехали все главные чеченские силовики и кто-то из второстепенных дагестанских чиновников. Прокурору Чечни станичники сказали, что знают в лицо и по именам тех, кто "зачищал" Бороздиновскую. Он ответил, что не имеет полномочий их разыскивать, так как эти люди подчиняются напрямую Генштабу.

Пикетчикам, однако, пообещали найти и отпустить захваченных земляков. Бороздиновцы поверили и открыли движение. Разумеется, никого из захваченных до сих пор не видели. Живыми.

В чем был расчет станичников, непонятно. Ведь было и раньше так: приезжал Ахмад-Хаджи Кадыров после того, как из станицы похитили троих жителей, возмущался беззаконием, обещал вернуть похищенных. Похищенных на следующий день находили рядом в лесополосе. Мертвыми.

Три палатки на 400 человек

Абсират Муртазалиева вспоминает: "Забрав мужа и разгромив наш дом, они сказали, чтобы мы убирались из Бороздиновской в Дагестан, потому что это их земля, чеченская".

Несколько дней назад это случилось: дагестанцы не выдержали издевательств, стали убираться. Абсират уехала одной из первых, за ней потянулись остальные. К птянице, когда мы приехали в лагерь беженцев, из Бороздиновской сюда уже переехала половина жителей. Встали лагерем недалеко от границы, на дагестанской территории, в чистом поле. Впрочем, лагерь - это сильно сказано. Мебель, накрытая синей пленкой, - там люди и спят. Два наспех сколоченных сортира, бочка с водой. Все. Ну, еще дагестанский МЧС привез три небольшие, довольно изношенные палатки.

Грузовики со скарбом приезжают в лагерь один за другим. Выгружаются, делают новый рейс. Водители грузовиков дают взятки на постах: такса - 300 руб. В общем, это - настоящий исход. Чтобы бежали всем селом - такое было в России, кажется, только при фашистах.

- Они хуже фашистов, - говорит Зухрижат Билалова. Она и трое ее малолетних детей потеряли все свое имущество. В Дагестан они бежали в одежде, которую ей подобрали односельчане.

Между тем власти Дагестана, похоже, помогать беженцам не собираются. Беженцы сами нанимают машины, сами грузятся и покупают еду. И хотя высокие дагестанские чиновники наезжают к ним регулярно, кажется, только с одной целью - убедить их вернуться обратно.

После визита главы МВД Адильгерея Магомедтагирова к людям вышел начальник кизлярского горотдела милиции полковник Валентин Иванов. С ходу посыпал упреками:

- Почему до конца не стоите?

- Так у нас оружия нет. Дайте, будем стоять.

- Нету у меня оружия, только один пистолет, вот на боку. И, между прочим, я, как вы, соляру на рыбу чеченцам никогда не менял.

Затем, согласно милицейской методе, в ход пошли пряники. Полковник Иванов пообещал беженцам, если они вернутся, усилить станицу милиционерами-аварцами с удостоверениями чеченской милиции, а также назначить на должность главы администрации русскую женщину.

Пряники не понравились. Русская женщина - в особенности:

- Чеченец и то убежал, а ей записку (с угрозами. - "Известия") в окно кинут, если сразу не убьют.

Не зная, чем еще взять станичников, полковник уже без околичностей приказал им перетаскивать свой скарб на другую сторону дороги.

- Зачем? - хитро спросили они.

- Этого я вам сказать не могу, - так же хитро ответил милиционер.

Тайны, однако, тут нет никакой. По дороге на Кизляр проходит административная граница между Чечней и Дагестаном. Дагестанские власти хотят станичников если не вернуть, то хотя бы переместить на сопредельную территорию, чтобы не нести за них ответственность. Беженцы это понимают и сопротивляются.

Мы едем в Бороздиновскую, минуя войсковые посты и посты дагестанской милиции, - будет лучше, если о нашей поездке никто не узнает: слишком многие вовлечены в эту историю с мятежной станицей.

Двигаемся на малой скорости окольными тропами, иногда прямо по краю поля.

Водитель, местный парень, время от времени останавливает машину, выскакивает на пригорок и, приподнявшись на цыпочках, крутит во все стороны головой, как суслик в ожидании опасности: "Лишь бы не попасться на глаза чеченским милиционерам". Но пронесло. Без приключений въезжаем в станицу, сразу попадаем на улицу Ленина. Дома 9-й и 11-й. Магомедовские пепелища.

- Чеченцы еще не заселяются в оставленные дома? - спрашиваю Зухру. Она ждет машину, чтобы вывезти свои пожитки в Дагестан.

- Мы, аварцы, смелые люди. Пока мы здесь, никакие чеченцы в наши дома не войдут, - отвечает Зухра и ловко уворачивается от фотоаппарата.

P.S. Перед нашим отъездом из лагеря беженцев по лагерю поползли слухи, что оставшимся в станице аварцам запретят вывозить имущество в Дагестан. Услышав это, комендант лагеря Шапи Магомедов бледнеет, руки дрожат. Видно, что истосковались по оружию. Но нет у коменданта оружия. И непонятно, в кого стрелять.

Рамзан Кадыров получил орден имени отца

В минувшую субботу стало известно, что первый заместитель председателя правительства Чеченской республики Рамзан Кадыров награжден орденом имени Ахмада Кадырова - высшей наградой ЧР. Ранее этим орденом были награждены всего несколько человек, все - силовики. В том числе - командир батальона "Восток" спецназа ГРУ Сулим Ямадаев. Теперь оба соперника за силовое влияние в республике - Рамзан Кадыров и Сулим Ямадаев - имеют паритет в наградах: и тот и другой - Герои России и кавалеры ордена имени Ахмада Кадырова.

Игорь Найденов, Владимир Суворов (фото) Бороздиновская - Кизляр
Комментарии
Прямой эфир