Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Прокуратура "против лома"

Сюжеты нашей рубрики часто остаются открытыми и получают продолжение. Возвращаться к ним необходимо и в случае благоприятного развития событий, и тем более в обратном случае. Сегодня мы припоминаем три прошлогодних сюжета, кажущихся вариациями одного. А именно того, когда борьба за памятник предполагает борьбу за статус памятника, его территории, охранной зоны или режима охраны
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл


23 июля 2004 года мы рассказывали о конфликте на Большой Никитской, 26, где жители бывшей усадьбы Позднякова выступают против ее расселения и реконструкции. Напомним, что усадьба знаменита более всего как место, где на протяжении французской оккупации располагался императорский театр, неоднократно посещавшийся Наполеоном. Главный дом, включенный до войны 1812 года в альбомы Казакова как одно из лучших зданий города, имеет статус памятника, а служебные постройки, выходящие на линию Леонтьевского переулка и во двор, до лета не имели никакого статуса. Усадьба отдана инвестору - ЗАО "НИО" - для реконструкции. В беседе с обозревателем "Известий" представитель инвестора не скрыл, что предпочел бы снос и воссоздание обоих флигелей для облегчения строительства подземных гаражей. На этот случай имеется постановление правительства Москвы об аварийности строения по переулку (Леонтьевский, дом 2). Однако летом Управление охраны памятников рассмотрело заявку жителей усадьбы (вообще не жаждущих уехать), посчитавших, что вся она должна иметь охранный статус. Специальная комиссия ГУОПа выслушала положительное заключение эксперта и согласилась с жителями дома, причем единогласно. Служебные строения усадьбы получили статус выявленных памятников. Миновало восемь месяцев. 16 марта эта же комиссия по новому, теперь уже отрицательному заключению другого эксперта - в отсутствие предыдущего - приняла противоположное решение: дом исключен из списка выявленных. У инвестора снова развязаны руки. Ясно, что без внешнего давления решение не состоялось бы: всякому специалисту очевидна ценность усадебного ансамбля, из каких бы неравноценных частей он ни состоял. Жильцов уже расселяют по суду: к пенсионерке Валентине Туровой, не желающей ехать в Марьино, нагрянули приставы, не дожидаясь результатов ее апелляции в вышестоящий суд.

27 августа "Известия" писали о строительстве жилого дома в охранной зоне музея-усадьбы "Останкино", на улице Академика Королева, 8. Сам конкурс на застройку охранной зоны, назначенный правительством Москвы, был противозаконен. Мы предположили, что победитель конкурса - ООО "РосЕвроИнвест" - будет настаивать на изменении границ охранной зоны, выводя из затруднительного положения и самого себя, и мэрию. Мы (далее) предположили, что федеральный орган охраны памятников - Росохранкультура, - без согласования которого такое изменение не может состояться, даст свое согласие. И вот, оказывается, оно дано еще в начале декабря, и стройплощадка оказалась вне охранной зоны. Согласование сопровождается экспертным заключением, в котором сказано, что новое строительство позволит "смягчить контраст" между Останкинским дворцом и ближайшим 22-этажным домом. Иначе говоря, предполагается, что новый дом будет решен как переходный от высотного квартала к парку и дворцу. Что-то подсказывает нам, что этот переход останется в воображении эксперта, а к дворцу приблизится другой высокий дом. Но есть еще надежда: 29 марта прокуратура Москвы по жалобе окрестных жителей направила в Арбитражный суд иск о признании договоров аренды недействительными.

Прокуратура поддержала москвичей и по другому поводу. В прошлом году мы трижды (последний раз 26 ноября) отслеживали эпопею с новым Домом фотографии в Нескучном. Начав строительство для Ольги Свибловой в ограде парка-памятника, мэрия столицы натолкнулась на сопротивление своего старого противника - общественного комитета защиты Нескучного сада. Из всех ухищрений, якобы позволявших легализовать строительство задним числом, было избрано изменение режима градостроительного регулирования на территории природного комплекса. Постановление на этот счет, выпущенное за подписью Лужкова, попросту умалчивает, что природный комплекс является еще и памятником садово-паркового искусства, то есть подпадает под действие закона об охране памятников. Казалось, и это дело будет проиграно. Однако в марте со строительной площадки уехал кран, и все работы остановлены. Оказывается, прокуратура Москвы, реагируя на письмо жителей президенту страны, установила, что работы велись по просроченному разрешению, возбудила административное дело против подрядчика и рекомендовала Управлению охраны памятников отозвать согласование проекта. Что и было сделано.

Если прокуратура сохранит внимание к проблеме охраны памятников и сумеет остаться непредвзятой, у защитников московской старины появится наконец прием "против лома".
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...