Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Комоду дали имя Данте

Похоже, проблему с названиями выставок Илья Пиганов решил раз и навсегда, устроив в 1996 году в ЦДХ показ "Тома первого". Все, что бы он ни придумал и какой бы неожиданный поворот его творчество ни приняло, всегда уложится в содержание "Тома третьего" или же "Четвертого". Что ни говори, а удобно. И не только автору. Последующий том всегда можно сравнить с предыдущим, поговорить об их стилистическом единстве и отметить произошедшие изменения, порассуждать о манере тома первого, о настроениях художника периода создания тома второго
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В Музее архитектуры открылась выставка Ильи Пиганова "Том второй", на которой помимо излюбленных панно художник представил и экземпляры дизайнерской мебели, например, шкафчик "Ошибка Фрейда" и стол "Конец поэмы".

Похоже, проблему с названиями выставок Илья Пиганов решил раз и навсегда, устроив в 1996 году в ЦДХ показ "Тома первого". Все, что бы он ни придумал и какой бы неожиданный поворот его творчество ни приняло, всегда уложится в содержание "Тома третьего" или же "Четвертого". Что ни говори, а удобно. И не только автору. Последующий том всегда можно сравнить с предыдущим, поговорить об их стилистическом единстве и отметить произошедшие изменения, порассуждать о манере тома первого, о настроениях художника периода создания тома второго.

Так вот, "Том второй" пополнился коллекцией дизайнерской мебели, к панно прибавились оттоманки, книжные шкафы, комоды, столы, стулья с загадочными названиями вроде "Рука Фатимы" или "Ошибка Фрейда". Если в "Первом" панно были безымянными и превращались в "бесконечный поток нерасчленимой образности", как выразился куратор последних его выставок Аркадий Ипполитов, то теперь у каждого шкафчика или стульчика есть имя. Иногда незамысловатые, например, панно "Гербера", иногда очень загадочные - вроде "Мыслей у изголовья".

Выполнена мебельная коллекция в фирменной технике Piganoff know how, что и работы 1996 года (кстати, Пиганов свою технику даже запатентовал). Суть ее в том, что сначала наносятся авторские отпечатки работ фотографа Ильи Пиганова, затем тонкий слой проклеенного пергамента, далее поверхность покрывается лаком. И появляются оклеенные фотографиями комодики "Данте" и "Стаций" с портретами Данте и Стация, окруженными орнаментом, шкафчики "Книги Просперо" с фотографиями книг, обернутых в фольгу, на дверях, - то ли художественная самодеятельность предприимчивых дачников, то ли дичь полнейшая, то ли "тотальный декоратизм". Именно так назвал стиль художника в 1996 году Ипполитов, понимая под этим, что для орнамента Пиганов может использовать все - от фотографий рваных джинсов и тонких кусков тронутого гнилью мяса до ангелочков Рафаэля.

Что же касается стиля, то он мало изменился. Но что-то все же можно отметить. Например, куски мяса, красующиеся на столе "Мясо барокко", на вид вполне свежие. Все-таки мебель - для столовой. Если же говорить о надежности техники, то и здесь можно не волноваться, автор гарантирует - она прошла испытание на пигановской даче, где первую лавку, оклеенную фотографиями, выносили на мороз, обливали чаем, прижигали бычками - вынесла все.

Но Пиганов давно уже не только художник, но и бренд. Его работы не просто имеют успех, они успешно покупаются даже без рекламы. Устроители выставки не могли отказать себе в удовольствии заметить, что мебель, выставленная в 2003 году на аукционе Maison & Object в Париже, была приобретена Пьером-Анри Дюма, арт-директором Hermes. В общем, идеи дизайнера Пиганова на международном рынке были оценены. Высоко.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...