Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Бойтесь Церетели, дары приносящего

"Я бесплатно подарю" - эта фраза Зураба Константиновича Церетели стала почти канонической. Фраза, вызывающая уважение и умиление. Не всякий художник, пусть даже президент Российской академии художеств, член многих академий, директор Музея современного искусства и прочая, может позволить себе дарить стометровые бронзовые монументы америкам, парижам или - теперь - Ярославлю. И абсолютно неважно, кому памятник - Колумбу, Бальзаку или Пересвету и Иринарху. Добрый человек, душевный. Много дарит потому, что много работает. Каждый день он встает в шесть утра и идет в мастерскую - писать картины
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
"Я бесплатно подарю" - эта фраза Зураба Константиновича Церетели стала почти канонической. Фраза, вызывающая уважение и умиление. Не всякий художник, пусть даже президент Российской академии художеств, член многих академий, директор Музея современного искусства и прочая, может позволить себе дарить стометровые бронзовые монументы америкам, парижам или - теперь - Ярославлю. И абсолютно неважно, кому памятник - Колумбу, Бальзаку или Пересвету и Иринарху. Добрый человек, душевный.

Много дарит потому, что много работает. Каждый день он встает в шесть утра и идет в мастерскую - писать картины. Если хороший день, за утро может получиться несколько. Говорят, во время работы его нельзя отвлекать никому, даже если позвонит президент. Картины он почти не продает, он их тоже дарит.

Любой подарок - это выражение дружбы и расположения. А дружба - важный инструмент для деловых отношений. Зураб Константинович ничего не продает потому, что искусство для него - не способ заработка, а способ налаживания дружеских связей и мощнейший инструмент пиара.

Вот нужно американскому народу как-то почтить память погибших 11 сентября. Они там конкурсы проводят на мемориал, мучаются, выбирают. А Зураб Константинович говорит: "Я вам подарю". И мучиться не надо. И конкурс проводить не надо.

А в Париже до сих пор нет большого памятника Бальзаку, столь большого, что отражал бы величие великого писателя. Нет, наверное, потому, что денег нет. "Я подарю", - говорит Церетели. И так до бесконечности.

После таких даров его имя знают везде и повсюду, и, возможно, дальше уже сами будут просить что-нибудь сделать. Вот памятник в Ярославле (по словам главы Борисоглебского муниципального округа) ему и заказали.

Странно, однако, что дары Зураба Церетели принимаются только (или почти только) в Москве. И Нью-Йорк, и Париж отказываются, вот и общественность в Ярославле возмутилась. А почему, собственно? Неужели его искусство не нравится? Если и не нравится, то явно не искусство, скорее размеры. Но дело, вероятно, не в этом. Просто во фразе "Я подарю", произнесенной так много раз, начинает ощущаться какой-то подвох.

А там и есть подвох. Точнее, одно маленькое дополнение: "Вы только транспортировку оплатите". Представляете, сколько стоила бы транспортировка многотонного Колумба из России в Америку?

Когда Зураб Константинович возглавлял работы по росписи храма Христа Спасителя, фраза несколько видоизменилась: художники бесплатно сделают росписи, вы только дайте денег на краски и кисточки. Так и сказал.

И потом, может быть, из-за душевной широты Зураба Константиновича его действительно много. И вообще - он один. Хотя есть и скульптор Клыков (его маршал Жуков у Исторического музея), и Рукавишников (его Достоевский у Ленинки), и Эрнст Неизвестный. Может, они просто стесняются дарить.

А от даров Церетели, судя по всему, все уже устали.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...