Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Мариинку прорвало

Казалось, для Москвы подобный репертуар просто невозможен. Три балета Баланчина в один вечер. Четыре Форсайта - в другой. В общей сложности восемь часов беспрерывного танцевания сложнейших текстов. И ладно еще Баланчин, из которого еще можно извлечь какие-никакие балетоманские радости - все-таки Ульяна Лопаткина засветилась в "Вальсе" Равеля, и музыка классическая в полной гармонии с хореографией, и стройно все, как град Петров, даром что переименованный в Нью-Йорк сити. Но Форсайт с его десакрализацией балетного действа и полным отрицанием балетной иерархии
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В понедельник объявят лауреатов национальной театральной премии "Золотая маска". Независимо от того, наградят ли Мариинский театр, выдвинутый в нескольких номинациях за программы "Приношение Баланчину" и "Балеты Форсайта", можно сказать, что эти гастроли стали событием сами по себе.

Казалось, для Москвы подобный репертуар просто невозможен. Три балета Баланчина в один вечер. Четыре Форсайта - в другой. В общей сложности восемь часов беспрерывного танцевания сложнейших текстов. И ладно еще Баланчин, из которого еще можно извлечь какие-никакие балетоманские радости - все-таки Ульяна Лопаткина засветилась в "Вальсе" Равеля, и музыка классическая в полной гармонии с хореографией, и стройно все, как град Петров, даром что переименованный в Нью-Йорк сити. Но Форсайт с его десакрализацией балетного действа и полным отрицанием балетной иерархии (поди разбери кто тут прима, когда солируют все); Форсайт, отказывающийся подчинять танец музыке или сюжету; Форсайт, не нуждающийся ни в какой мотивации, чтобы выпустить танцовщика на сцену или убрать его, оборвав музыку, вырубив свет, опустив занавес ровно там, где "хватит уже"? Поверить, что Москва выдержит такое, да еще в один вечер, было невозможно.

Но зрители сидели как пришпиленные и терпели все издевательства франкфуртского формалиста. И когда музыку Баха запускали кусками сквозь шипение, как будто кто-то крутил ручку радиоприемника, а в зале вдруг посреди действия давали полный свет (Steptext). И когда танцовщик в начале "Приблизительной сонаты" (премьера этого года) несколько минут ничего не делал, переговариваясь с режиссером за кулисами: "Меня хорошо видно?". Зрители терпели все, включая болтающуюся над сценой в "In the Middle" фиговину ("золотые вишни", давшие название спектаклю - "Посредине, что-то подвешенное"), экраны с мерцающим на них словом "Да" в "Приблизительной сонате" и особый юмор Уильяма Форсайта, напоминающий анекдоты из серии "программисты шутят".

Убедил публику, думаю, даже не Форсайт, а неистовые, совершенно отключившие все тормоза артисты. ("Они, наверное, танцуют лучше, чем Форсайт поставил?" - спросила зрительница, не знавшая, чем объяснить удовольствие, которое она получает.) Вчера еще аккуратисты, наконец-то освоившие Баланчина, почти не прокалываясь по части стиля (ну, кроме, может быть, номинированной на "Маску" за лучшую женскую роль в "Вальсе" Равеля Ульяны Лопаткиной - прима так старательно "делала роль" в этом незатейливом сочинении, была так патетична и строга к себе, что о созданном ею образе хочется говорить как о "многотрудном" и исключительно гекзаметром), сегодня были не просто прилежны, а невероятно точны и абсолютно свободны.

Не знаешь, кого и выделить - раздирающуюся в вертикальных, горизонтальных, смещенных шпагатах Наталью Сологуб в Steptext; гибкую, гнучую и натянутую как струна Екатерину Петину в "Приблизительной сонате"; скачущего, как упругий мячик, Андриана Фадеева в "Головокружительном упоении точностью" или приручившую стиль Форсайта, как собственное яростное дыхание, бесстрашную Екатерину Кондаурову в "In the Middle". И не потому ли эксперты одних заметили (за Форсайта номинированы Наталья Сологуб, Андрей Меркурьев, Леонид Сарафанов), а других проигнорировали, что форсайтовские скорости решительно не позволяют зрителям идентифицировать все эти завернутые по спирали тела, равно как и артистам не оставляют никакого шанса на всякие премьерские глупости?

Андрей Меркурьев, правда, в паузах Steptext, пока два партнера рвали на части Наталью Сологуб, успевал отыгрывать какую-то ревность и глубоко задумываться на тему "а про что я тут стою?". Но это так, издержки отечественного балетного воспитания. В целом Форсайта танцевали так, как будто лет двадцать только тем и занимались, что на корню истребляли психологизм вкупе с премьерской патетикой. С настоящим кайфом, который получаешь только преодолев настоящую трудность.

Может, тем и "зацепила" артистов эта растрепанная, конвульсивная, но во всех случайностях узаконенная и до мелочей сконструированная хореография, что безразличный к парадному балетному театру со всеми его "золотыми вишнями" Форсайт позволил им "спеть" настоящий гимн балетному перфекционизму и балетному риску. Всему тому, что позволяет хорошему танцовщику и без роли, и без связного текста, и без короны на голове, упиваясь одной только "головокружительной точностью", ощущать себя центром любой композиции.
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...