Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Хорошее настроение делают в Одессе

Бульварная история с липовой выигрышной облигацией, адаптированная к современным условиям, заимствована из "Очерков уголовного мира царской России" легендарного начальника московской сыскной полиции Аркадия Кошко. Так что в этом плане "Настройщик" аккуратно вписывается в один ряд с сериалами по сценариям Леонида Юзефовича про начальника дореволюционной уголовки Ивана Путилина и гибель империи, а также с модными нынче экранизациями акунинских ретродетективов
0
Двух небедных старушек, к которым под видом настройщика втирается в доверие молодой прохиндей, играют Алла Демидова и Нина Русланова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
То ли сломалось что-то в нашем королевстве, то ли наладилось, но "Настройщик" - первый фильм Киры Муратовой, который вышел в России в широкий прокат.

За что же такая благодать снизошла на Киру Муратову, которая как снимала авторское кино "не для всех", так и продолжает, которая как выходила на видео в разделе под чумным названием арт-хаус, так и выйдет? Оставим в стороне неожиданный, но похвальный ход мыслей прокатчиков, а также премьеру на фестивале в Венеции и 8 номинаций на "Нику", и из множества причин отметим только одну. Как признает сама Кира Муратова, "Настройщик" - это самая "демократичная" из ее картин.

В фильме, как минимум, есть детективный сюжет, который, пользуясь выражением Муратовой, можно назвать остреньким. Двум небедным старушкам (Алла Демидова и Нина Русланова) устраивает банальный лохотрон милый молодой человек, по уши влюбленный в красавицу блондинку и готовый ради нее на все, кроме убийства. Под видом настройщика он втирается в доверие к пожилым дамам, а затем с помощью современных технологий и нехитрого мухлежа вымогает у них всю наличность.

Бульварная история с липовой выигрышной облигацией, адаптированная к современным условиям, заимствована из "Очерков уголовного мира царской России" легендарного начальника московской сыскной полиции Аркадия Кошко. Так что в этом плане "Настройщик" аккуратно вписывается в один ряд с сериалами по сценариям Леонида Юзефовича про начальника дореволюционной уголовки Ивана Путилина и гибель империи, а также с модными нынче экранизациями акунинских ретродетективов.

Кроме того, в "Настройщике" почти хичкоковский саспенс, который держит в напряжении зрителя до самого финала. Правда, саспенс весьма мягкого свойства. Угроза расправы в стиле Раскольникова висит над старушками до самого финала, но ни настройщик Андрюша (Георгий Делиев), ни в лице Ренаты Литвиновой его возлюбленная (она же идеолог и причина преступления) не точат топоры и за весь фильм кровь не пускают даже из пальца. Вместо этого Рената Литвинова появляется с бутафорской косой и один раз пуляет в воздух из стартового пистолета. Причем выстрел предназначается вовсе не денежным старушенциям, а недотепистым брачным аферистам, некстати покусившимся на старушечьи сбережения.

Короче, саспенс налицо, а ужаса минимум. И вообще все, кроме любовной страсти фальшивого настройщика и обнаженной красоты Ренаты Литвиновой, какое-то маленькое, ручное, как "тварь дрожащая" пекинес Аллы Демидовой. И преступление мелкое - на семь тысяч зеленых. И старух не сильно жалко. Потому что не последнее у них жулики отобрали, не выселили из дому и не пустили по миру с протянутой рукой. Даже то обстоятельство, что фильм длится больше двух с половиной часов, не делает из черно-белого "Настройщика" нечто угрожающее.

За такое время у Бертолуччи прошла бы на экране вся история ХХ века, а Муратова успела мягкой одесской скороговоркой наплести анекдотец с частными подробностями приморского санаторно-курортного быта и провинциальной вамп в роли ручной Настасьи Филипповны. Только отчего-то в атмосферу этой незатейливой байки про облапошенных старух, ласкового жулика-настройщика с гуттаперчевым лицом клоуна и роковую красавицу, которой справедливо хочется денег, потому что умна и красива, зрителей затягивает как воронку. Два с половиной часа солнечных ванн, щадящей психотерапии, виртуозных абсурдистских диалогов - и у человека, посмотревшего фильм, счастье размазано по лицу вперемежку со слезами.

Как призналась сама Муратова, которая до этого, кстати сказать, успела в "Трех историях" вынести нашему миру смертельный приговор с отсрочкой казни, а в "Астеническом синдроме" - поставить неутешительный диагноз, на этот раз она решила снять фильм-утеху и утешение.

Правда, первоначально Муратова хотела назвать фильм иностранным словом "виктимность". Что в криминалистике означает предрасположенность жертвы стать объектом преступления.

Если учесть, что в финале старушки прощают своего обидчика, посчитав, что ему, бедному мальчику, деньги нужней, а зрители чуть не плачут от умиления, перенося свои чувства к благородным бабулькам на самих себя, таких же обманутых и благородно прощающих, то можно считать, что мудрая Муратова, всю жизнь прожившая как по Бродскому, "в провинции, у моря", "и от Цезаря подальше, и от стужи", скатала нам большую успокоительную пилюлю. От виктимности не спасет, но на время полегчает.

Эксклюзивное интервью с режиссером фильма "Настройщик" Кирой Муратовой читайте в завтрашнем номере "Известий"
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...