Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Русский репертуарный театр давно мертв"

Но главный вопрос - это вопрос о дальнейшем существовании этих, так называемых "великих" театров. И здесь борются между собой две отрицающие друг друга идеи. Одна, предложенная Михаилом Швыдким, - это возможность перевода театров на хозрасчет, другая, предложенная многими театральными деятелями, - оставить все как есть или во всяком случае не торопиться. В первом случае есть опасность, что театральные площадки перейдут в собственность бизнесменов и превратятся в казино и рестораны
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Вот основные мифы, связанные с так называемой театральной реформой. Миф первый - гибель великого русского репертуарного театра. Все это вымысел и лицемерие, потому что российский репертуарный театр уже давно не великий. Девяносто процентов российских театров - это мертвое искусство, не имеющее отношения ни к системе Станиславского, ни к другим русским драматическим школам прошлого. Там все сплошная фальшь. Ничего живого там нет, и никаким величием русского театра там и не пахнет.

Прошу прощения за то, что вынужден говорить так принципиально, но кто-то же должен об этом говорить. Тем более что об этом все знают. Знают, но прилюдно молчат. И я вовсе не хочу никого обидеть, но когда руководители театров с пеной у рта кричат о гибели русского театрального искусства, я хочу спросить у них: о каком искусстве они так рьяно говорят?

Итак, первое - великому репертуарному русскому театру уже не угрожает гибель, потому что этот театр давно мертв.

Но главный вопрос - это вопрос о дальнейшем существовании этих, так называемых "великих" театров. И здесь борются между собой две отрицающие друг друга идеи. Одна, предложенная Михаилом Швыдким, - это возможность перевода театров на хозрасчет, другая, предложенная многими театральными деятелями, - оставить все как есть или во всяком случае не торопиться. В первом случае есть опасность, что театральные площадки перейдут в собственность бизнесменов и превратятся в казино и рестораны, во втором случае - бездари и лентяи будут продолжать тешить свое самолюбие, развлекаясь театральными постановками, за счет налогоплательщиков, а актеров, как крепостных, по-прежнему будут распределять на роли без их согласия, за унизительную зарплату.

И в связи с этим я хотел бы сделать официальное заявление. У российского театра есть не два, а три, четыре, пять, десять путей развития. Проблема в том, что наше правительство, которому сейчас не до театра, наспех выслушивает только две из десяти возможных идей театральной реформы.

И главное, не знаю, сознательно это делается или нет, но почему-то в нашей стране театральное искусство разделено на так называемое "современное, молодежное" и на "официальное, серьезное". Чушь! Настоящее искусство не может быть не современным, а театр, как говорил Эфрос, - это дело молодых. Имеется в виду не возраст, конечно, а состояние души.

Так почему же театральную реформу обсуждают только те, кто состоялся много, много лет назад, а сегодня зачастую уже ничего, кроме громкого имени, за душой не имеет? Почему в обсуждении на самом высоком уровне не принимают участия молодые, те, кто реально представляет российский театр сегодня, те, по кому судят о состоянии русского театра за рубежом? Правда заключается в том, что в предложенной Михаилом Швыдким идее есть много умного и полезного, но эту идею нужно трансформировать, ее нужно дорабатывать, и в этом деле должны, обязаны принимать участие "действующие лица", независимо от прошлых заслуг и громких имен.

Есть пути развития театра. И они очень конкретны. Главное, чтобы наш президент понял, что театральная реформа сегодня важна не меньше, чем "монетизация льгот". И работать в этом направлении должны не только те, кто имеет возможность входить к президенту в кабинет, но главным образом те, кому предстоит жить в этом государстве завтра.

Иван Вырыпаев, драматург, актер
Комментарии
Прямой эфир