Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Перестройка: двадцать лет спустя

В первый месяц весны 1985 года генсеком ЦК КПСС был избран Михаил Горбачев. От этой вехи и начался отсчет событий, коренным образом изменивших не только жизнь народов Советского Союза, но и ход мировой истории… Спустя два десятилетия легко рассуждать о том, что в ходе перестройки было сделано не так, в чем ошибались, а где роковым образом сошлись негативные обстоятельства. По-видимому, возможности выбора в рамках проводившихся преобразований все же были, и сделанные ошибки серьезно усугубили ситуацию…
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В первый месяц весны 1985 года генеральным секретарем ЦК КПСС был избран Михаил Сергеевич Горбачев. От этой вехи и начался отсчет событий, коренным образом изменивших не только жизнь народов Советского Союза, но и ход мировой истории.

Публикация выдержек из доклада, официальная презентация которого состоится во вторник, - это первый из материалов, которые "Известия" готовят к эпохальному юбилею.

Пройденный за 20 лет путь позволяет сегодня взглянуть на перестройку более взвешенно и объективно. Такому подходу и следует данный доклад. Понятно, что любая оценка явления такого масштаба не может быть исчерпывающей. Ставя принципиальные вопросы, мы не претендуем на их окончательное разрешение.

Замыслы и достижения

В последнее время стали модными два противоположных мифа о перестройке. Первый миф рассматривает ее как "смутное время", для которого характерны в основном разрушительные процессы, нацеленные на уничтожение традиционного российского государства. Второй миф, напротив, считает эту традиционную систему настолько прочной, что она якобы не поддавалась никаким радикальным реформам, а потому, мол, перестройка была заранее обречена на поражение.

Оба эти мифа противоречат исторической действительности, призваны принизить исторические достижения перестройки, давшей толчок демократическому обновлению страны и всего мира.

Плюрализм в политике и свободная экономика, свобода вероисповедания и многопартийность, демократические выборы, отмена цензуры - эти и другие свободы, права, возможности были привнесены в нашу жизнь перестройкой. Даже если они не реализованы в полной мере, движение в этом направлении, начатое перестройкой, неостановимо.

В международном плане перестройка означала выстраданный отказ горбачевского руководства от деления мира на "своих" и "чужих", от обособленного, замкнутого существования самоизолировавшихся социалистических государств, от маниакального стремления навязать свой образ жизни окружающему миру.

Кто и почему развалил Советский Союз?

Реформируя Союз, Горбачев хотел одного: превратить его в подлинную, действенную федерацию, органически сочетающую сильный центр и независимые самостоятельные республики.

Перестройка, безусловно, стимулировала рост национального самосознания в республиках. Однако реформаторы и интеллектуальная элита Советского Союза оказались неподготовленными к проявлениям националистических предрассудков, раскола, вражды.

Как известно, российский народный анархизм - всегда оборотная сторона модели народного же государственничества. Бунтарский, антигосударственный пафос преднамеренно подогревался некоторыми элитными группировками. Использовать разбушевавшуюся народную стихию для обретения политической власти - такова была их цель.

Распад нашей великой общей Родины принес ее народам неисчислимую боль, страдания и лишения. Насколько это компенсируется созданием собственной государственности в республиках? Не лучше ли было сохранить в том или ином виде интегрированные формы общежития на постсоветском пространстве? Превратить полицивилизационную, полиэтническую и поликультурную общность Советского Союза в современную демократию?

Противоречия и ошибки

Спустя два десятилетия легко рассуждать о том, что в ходе перестройки было сделано не так, в чем ошибались, а где роковым образом сошлись негативные обстоятельства.

По-видимому, возможности выбора в рамках проводившихся преобразований все же были, и сделанные ошибки серьезно усугубили ситуацию. Условно эти возможности и ошибки можно разделить на институциональные и административные.

К первой группе следует отнести неудачу реформаторского руководства СССР и КПСС с созданием собственной политической структуры и устойчивой массовой базы. Важным эпизодом, как отмечают историки перестройки, было избрание президента СССР Съездом народных депутатов Советского Союза. Согласно распространенной точке зрения, если бы М. Горбачев избрался всеобщим народным голосованием (в его победе тогда мало кто сомневался), то в решающие моменты 1991 г. высокая легитимность его власти позволила бы ему предпринять более решительные шаги против сил, стремившихся к ликвидации СССР.

Перестройка и современная Россия

Современная Россия (как, впрочем, и другие постсоветские государства) в определенном смысле родилась из перестройки, хотя взаимного родства они не признают и друг друга чураются.

Чисто внешне новой Россией были унаследованы многие атрибуты перестроечной политики и риторики. Однако, несмотря на инерцию столь мощного исторического феномена, как перестройка, в сущностном, принципиальном плане между нею и последовавшей за ней эпохой разверзлась пропасть. Если перестройка привела к высвобождению демократического потенциала советского общества, то 90-е годы и начало нового столетия были ознаменованы стремлением к выхолащиванию этого потенциала и низведению наших сограждан до роли послушной клаки в театре элит. Если экономическая стратегия перестройки предполагала "мягкое" вхождение в рынок при сохранении мощной социальной защиты, то "шокотерапия" Ельцина-Гайдара разрушила социальный и культурный мир России, в одночасье ввергнув миллионы россиян в унизительную нищету.

Второй президент России постарался освободиться от наиболее одиозных черт политического наследия своего предшественника, но не покушается (пока?) на многое из того, что связано с системой "дикого капитализма". В результате многие разрушительные процессы, запущенные в 90-е годы, еще не остановлены, тем более не обращены вспять.

На этом негативном фоне рельефнее проступает значение перестройки не только как последней главы советской истории, но и как недописанной главы истории мировой.

Москва, 2005 год
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...