Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Это он, Эдичка

Если смотреть "Русское", не вспоминая о Лимонове, кажется, что Велединский снимал о вечном и история Эда и Светки такая же вневременная, как трагедия Ромео и Джульетты. В этом случае легко простить режиссеру явную романтизацию главного героя: уж больно он чистенький и аккуратненький по сравнению с окружающей пьяно-воровской слякотью. Но стоит увидеть за Эдди-бэби будущего Эдуарда Лимонова, - мгновение, запечатленное режиссером "Русского", превращается в линию
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В широкий прокат выходит драма Александра Велединского "Русское", снятая по мотивам произведений Эдуарда Лимонова "Это я - Эдичка", "Подросток Савенко", "Мой отрицательный герой", "Русское", "У нас была Великая Эпоха".

Фильм "Русское" лучше смотреть, вообще не задумываясь, кто стал прототипом главного героя. Александр Велединский снял фильм, в котором все какое-то ужасно родное: облупленные кирпичные дома, обгаженные, выкрашенные в серебристый цвет скульптуры пионеров и вздыбленных лошадей, деревья на фоне светло-серого неба, листья на асфальте, странное здание за стеной с колючей проволокой - то ли завод, то ли тюрьма, "Ямщик", погибающий где-то в радиоле, сбивчивые стихи Хлебникова, перебивающие бесконечную круговерть кубинского танца, даже трамваи, и те своим грохотом как-то особенно греют душу.

И в истории о том, как 16-летний мальчик Эд (Андрей Чадов) мечтал об особенной жизни, писал стихи и любил первую красавицу района Светку (Ольга Арнтгольц), а она предпочла голодному поэту сытого вора, тоже нет ничего уникального. Нормальная дворовая юность с радостями и разочарованиями, вселенский масштаб которых с годами уменьшается до размеров спичечного коробка, забытого в кармане старого пальто. Даже тот факт, что Эдичка, из обиды на человечество решивший расстаться с жизнью, попал в психушку и чуть было не остался в ее стенах навеки из-за того, что начальник отделения писал диссертацию по самоубийцам, не кажется из ряда вон выходящим. О похожем случае повествует спектакль "Табакерки" "Псих" с Безруковым в главной роли.

Если смотреть "Русское", не вспоминая о Лимонове, кажется, что Велединский снимал о вечном и история Эда и Светки такая же вневременная, как трагедия Ромео и Джульетты. В этом случае легко простить режиссеру явную романтизацию главного героя: уж больно он чистенький и аккуратненький по сравнению с окружающей пьяно-воровской слякотью. Но стоит увидеть за Эдди-бэби будущего Эдуарда Лимонова - писателя и основателя Национал-большевистской партии, - мгновение, запечатленное режиссером "Русского", превращается в линию и сразу хочется найти какую-то причинно-следственную связь между прошлым и настоящим.

Тем более что на прошлой неделе в отечественный прокат уже вышла одна кинобиография, в которой четко прослеживаются мотивы фрейдовской теории комплексов и толстовских рассуждений о важности мелочи в истории. Герой "Рэя" легендарный Рэй Чарльз пытался в наркотическом дурмане скрыться от детского комплекса вины, вызванного гибелью младшего брата, и только музыка помогла ему в конце концов обрести душевное равновесие. Выходит, не упади маленький Джордж в чан с кипятком, Америка лишилась бы одной из ярчайших звезд своего музыкального небосклона. А значит, не окажись харьковская красотка Светка такой меркантильной, Эдик Савенко не стал бы Эдуардом Лимоновым. Интересно, а активисты партии нацболов и те, кто от их активности страдает, знают, кто во всем виноват?

Писатель Эдуард Лимонов: "Я вовсе не разгневан"

Накануне выхода фильма Эдуард Лимонов ответил на вопросы корреспондента "Известий" Кирилла Алехина.

известия: На прошлогодней премьере "Русского" в рамках Московского кинофестиваля вы представляли фильм вместе со съемочной группой и как-то очень поспешно сошли со сцены. Сложилось впечатление, что вам "Русское" не очень-то интересно.

Эдуард Лимонов: В передаче эпохи литература - точнее, и тем более, литература биографического характера. После нее "Русское", безусловно, кажется упрощенной копией. Но я это все понимаю. Я автор разумный. И какого-то недовольства во мне нет. Вот Хемингуэй не сдержался после просмотра фильма по его роману "Фиеста". Он вышел такой разгневанный: "Режиссер думает, что если он взял толпу мексиканцев и несколько коров, то это уже испанская коррида! Это не так!" Я же вовсе не разгневан. Я всегда понимал, что кинематограф - это другое искусство и у него свои законы.

известия: Правда, что вы даже толком не читали сценарий?

Лимонов: Что значит "толком"? Я его вообще не читал. У меня было 15 минут во время свидания с адвокатом, чтобы ознакомиться с этим сценарием (проект запускался, когда Эдуард Лимонов находился в "Лефортово". - "Известия"). Адвоката в тот день долго ко мне не пускали, а когда, наконец, пустили, был уже конец дня. Тюрьма закрывалась. Я перелистал сценарий. И все.

известия: "Русское" фактически канонизирует Эдуарда Лимонова. У фильма были какие-то трудности с выходом в прокат?

Лимонов: Даже сейчас у него трудная судьба. Видите, почти год назад была премьера, а в прокат он выходит только теперь. Безусловно, моя личность имеет отрицательное влияние на судьбу фильма. Но я надеюсь, что все-таки сейчас зритель пойдет и посмотрит. Что неприязнь власти будет восполнена приязнью зрителя.

известия: Как вы сегодня - как литературный классик, как лидер НБП - оцениваете поступки харьковского паренька Савенко?

Лимонов: Все нормально было. Герой повторяется во времени: это сердитый молодой человек, негодующий, протестный. Такова его роль в мире - быть элементом протеста и определенного восстания, на всех уровнях жизни, на личном, на социальном. И в фильме Велединского, и в моих книгах того периода еще не совсем понятно, против чего он протестует, - протест постепенно обретет организованные, ясные формы. А тут - инстинктивный скорее протест, стремление к чему-то более высокому, чем судьба окружающих его типажей рабочего поселка.

Кирилл Алехин
Комментарии
Прямой эфир