Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Леонид Парфенов и сериалы уступили место в эфире Виктору Ющенко

Новогодние каникулы с растиражированными яркими мюзиклами, шумными концертами и однобокими шутками практически стерли из зрительской памяти телевизионные успехи и провалы декабря. Хотя их было немало, самыми значимыми оказались перекосы в освещении украинских выборов, окончательный разрыв с телевидением Леонида Парфенова и неудачные в большинстве своем сериалы
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Новогодние каникулы с растиражированными яркими мюзиклами, шумными концертами и однобокими шутками практически стерли из зрительской памяти телевизионные успехи и провалы декабря. Хотя их было немало, самыми значимыми оказались перекосы в освещении украинских выборов, окончательный разрыв с телевидением Леонида Парфенова и неудачные в большинстве своем сериалы. К такому выводу пришли журналисты, пишущие о телевидении в различных СМИ. По традиции на страницах "Известий" они называют: 1. Персону месяца. 2. Программу. 3. Событие. 4. Антисобытие.

Александр Мельман, "Московский Комсомолец": "Владимир Соловьев превратил российскую политику в "Смехопанораму"

1. Сергей Брилев и Николай Сванидзе ("Россия"). Эти два господина, несмотря на прогосударственную безысходность их места работы, из последних сил стремятся остаться порядочными людьми и профессиональными журналистами. Видно, что Брилев делает все возможное, чтобы не врать в своем эфире. А г-н Сванидзе яростно разбирается с советским прошлым в "Исторических хрониках", говоря, как мне кажется, о нынешнем времени.

2. Премия "Золотой соловей". Владимир Соловьев успешно довел до абсурда свою "барьерскую" деятельность. В предновогоднем эфире его герои-политики с упоением хором пели "Марионеток" и расписывались в "Книге дураков". Кремлевские могут быть довольны изящной работой лояльного им телеведущего по превращению российской политики в "Смехопанораму". Но если бы они сами так тонко и умно, как г-н Соловьев, помогали гаранту, было бы гораздо лучше.

3. Историческое, документальное и художественное кино на федеральных каналах. Для ТВ-продюсеров, с одной стороны, это ностальгическая фишка, с другой - выражение лояльности, ну а с третьей - все тот же востребованный нынче эзопов язык, "смело" говорящий о сегодняшнем дне.

4. Освещение событий на Украине корреспондентом "России" Аркадием Мамонтовым и обозревателем "Первого" Михаилом Леонтьевым. С Леонтьевым все ясно: тут проблема не в Ющенко, а в Кащенко. Мамонтов же стал отличником боевой и политической подготовки кремлевского спецназа. Только вот его Самый Главный Начальник уже изменил свою точку зрения на украинские выборы. Куда теперь Мамонтову податься?

Александр Нахалов, "Газета", агентство "Телескоп": "И снова уходящая натура - "Страна и мир"

1. Главный безработный отечественного ТВ Леонид Парфенов, который наконец поменял свой статус. В отсутствие интересных ему предложений о постоянной работе на том или ином телеканале журналист ушел в печатные СМИ, возглавив "Русский Newsweek".

Бывший ведущий программы "Время" Кирилл Клейменов, который для многих неожиданно вернулся на канал, причем - сразу на должность заместителя гендиректора и директора Дирекции информационных программ. И, судя по принимаемым шагам, он намерен на этом посту работать.

2. И снова уходящая натура - "Страна и мир". Телевизионный декабрь для этого проекта, который появился при непосредственном участии Леонида Парфенова и бывшего в тот момент гендиректором канала Бориса Йордана, как-то не заладился. Сначала от эфира отстранили ведущего Алексея Пивоварова - "за нарушение этических корпоративных норм", проявившееся в некорректном высказывании в эфире в адрес Николая Сенкевича, в бытность гендиректором НТВ уволившего Леонида Парфенова. А затем и сама программа лишилась названия, которое поменяли на "Сегодня в 22.00".

3-4. В истории отечественного ТВ в борьбе за зрителя и рейтинг в новогоднюю ночь сошлись два проекта, продюсируемых одним человеком - радиопродюсером и создателем тэфиносного "Неголубого огонька" Михаилом Козыревым. Битвы с самим собой не получилось: его "Первая ночь с О. Меньшиковым" на НТВ и "Неголубой огонек-2" на REN TV дружно проиграли по рейтингу каналу СТС, который в этом году отказался от резких экспериментов с новогодними жанрами. Его цифры скромнее - "Первый" и "Россия" поделили между собой почти 80% аудитории. Как говорится, против лома нет приема...

Анна Качкаева, радио "Свобода": "Стремление к балансу отличает новости от пропаганды"

2. Сериал "Дети Арбата" ("Первый канал") - в отличие от "Московской саги" без режиссерской вялости. "Что делать" с Виталием Третьяковым ("Культура") - неспешность и разумность академического разговора выделяются на фоне клипово-рваного телевизионного потока. Из этого же ряда - рубрика с претенциозным названием "Настоящее документальное кино" (ТВЦ). Но кино здесь действительно настоящее, режиссерское, снятое не для массового телевидения. Просмотр требует труда. Особенно когда развращен жвачкой документального конвейера. "Пестрая лента" ("Первый") - хотя и поставлена на конвейер, все больше отличается "штучностью" и деликатностью подхода. В очевидности знаменитых биографий появились нюансы - неожиданные признания, детали, теплота. "Апельсиновый сок", особенно выпуски с Фетисовым и Явлинским (НТВ). В этой программе торжествует практически умерший жанр интервью, когда собеседник в кадре думает и вменяем, а интервьюер - внимателен и не ерничает. "К барьеру!" с Немцовым и Леонтьевым (НТВ) - захватывающее зрелище и отвратительное послевкусие. "Время жить" - акция "Первого канала" в честь Дня борьбы со СПИДом. Не все в ток-шоу удалось, но такой разговор на всю страну важен. Главное - чтобы не раз в год.

3. 120 алтайских журналистов - в том числе государственного и негосударственного ТВ - отказались участвовать в заказной политической кампании против депутата Рыжкова и подписали обращение, о котором страна почти не узнала. "Большое" телевидение это событие событием не посчитало.

4. У Леонида Парфенова не получилось остаться на телевидении. Его назначение в "Русский Newsweek" - это неутешительный диагноз состояния телевизионной журналистики, где целесообразность, страх и лояльность окончательно возобладали над профессионализмом. Фильм Аркадия Мамонтова об оплаченной революции - это фильм манипулятора о манипуляторах. Показать, как подготовленные волонтеры организуют народ на майдане на западные деньги, - это всегда эффектнее, чем рассказать, на чьи деньги и как работали в Киеве российские политтехнологи. Не рассказать о событии - это еще одна распространенная уловка государственного ТВ. Вот программа "Время" в День конституции поведала только об одном публичном мероприятии в Москве - о шествии в защиту Конституции, организованном неведомыми никому активистами, которые развернули над головами лозунг "Защитим Конституцию и народ". Кто раздавал гражданам портреты Немцова, Хакамады, Зюганова и Рыжкова с надписью "предатели"? Откуда у славных бабушек столько изготовленной промышленным способом наглядной агитации? И кто эти резвые девушки и юноши (субтитров не было), которые так складно излагали суть новой красно-белой идеологии? Красное - прошлое, белое - будущее. Красное - свобода, белое - справедливость. И кто вообще придумал эту символику: красное знамя - белый крест? Программа "Время" об этом не сообщала. Как, впрочем, умолчала и о том, что в Москве прошел в этот день Гражданский форум и собирался конгресс партии "Родина". Пусть объективность - это иллюзия, но стремление к балансу отличает новости от пропаганды. В этом смысле "Сегодня" - это еще новости, "Вести" - все-таки новости, а "Время" - давно не новости, потому что "баланс по-белому" здесь приучены брать только операторы.

Ирина Петровская, "Известия": "Дед Мороз, общающийся с индусами и тайцами, выглядел кощунством на фоне планетарной трагедии"

1. Несгибаемые, если не сказать, ископаемые, Нина Андреева, Виктор Анпилов ("Пять вечеров"), Сажи Умалатова ("Школа злословия") с упорством, достойным лучшего применения, отстаивающие свои архаичные взгляды. К несчастью, их оппоненты не утруждают себя достойной полемикой, отчего эти взгляды вновь находят своих приверженцев и последователей.

2. Телесериал "Дети Арбата" ("Первый канал"), вызвавший интерес не только к первоисточнику - трилогии Анатолия Рыбакова, но и к событиям, о которых рассказал Рыбаков. "Пять вечеров" Андрея Малахова, обсуждавшие достоверность этих событий. Выяснилось, что новое поколение почти ничего о них не знает, - тем ценнее обращение к ним телевизионного кинематографа. Накануне Нового года выяснилось: ничего более "новогоднего", чем фильм "Ирония судьбы, или С легким паром!", на нашем ТВ за 30 лет создано не было.

3. Акция "Первого канала", посвященная Дню борьбы со СПИДом. Пожалуй, впервые в истории современного телевидения всерьез заговорили о правах больных и об ответственности здоровых.

4. Программа "К барьеру!", столкнувшая Михаила Леонтьева и Бориса Немцова (НТВ). Леонтьев, продемонстрировавший зоологический патриотизм, победил с огромным отрывом: имиджевые новогодние заставки "Первого канала" (Дед Мороз, общающийся с индусами и тайцами), которые выглядели кощунством на фоне планетарной трагедии в Юго-Восточной Азии, отражаемой в новостях того же канала.

Наталия Ростова, "Новая газета": "Публичная порка Алексея Пивоварова слеплена просто бестолково"

1-4. В декабре, крайне скудном на телесобытия, а уж тем более на героев, самыми громкими ньюсмейкерами вновь стали журналисты НТВ. Бывшая звезда канала Леонид Парфенов вслед за Евгением Киселевым и Станиславом Кучером оказался вне эфира, найдя себя лишь в печати - в компании без единого российского акционера. Самая же крупная российская компания - «Газпром» - демонстрирует в своих «дочках» крайне мелкий уровень интриг. Публичная порка журналиста Алексея Пивоварова (даже не за сатирический комментарий!) слеплена просто бестолково. И это на фоне новых заставок «НТВ навсегда», которые воспринимаются лишь издевкой над многострадальной телекомпанией и ее сотрудниками. А Татьяне Митковой, уже лишенной эфира, не нашлось места среди сотрудников канала даже в корпоративном календаре на 2005 год.

Год закончился, но пока так и не ясно, каким образом будет функционировать рынок медиа-измерений. Зато ясно, как будет жить рынок пиара - на территории других государств и благодаря российскому эфиру. Индустриальный комитет уже давно безмолвствует, не реагируя даже на законодательные ограничения СМИ. Закон о СМИ, о котором с таким пылом говорили в момент его написания, увяз в Минкультуры. А публичность крупнейших игроков отрасли выражается лишь в присутствии на КВН. Как говорит Познер, "Такие у нас времена..."

Сергей Варшавчик, "Независимая газета": "Надоело засилье попсовых околомузыкальных программ"

1. Виктор Ющенко, которого гостелевидение, и особенно "Первый канал", почти весь месяц представляли телезрителям в образе западного наймита и агента ЦРУ. В отсутствие собственно политической жизни в России его фигура, безусловно, выгодно контрастирует с тусклыми персонажами отечественного бомонда.

2. "По ту сторону войны" Алексея Поборцева на канале НТВ. Его документальный трехсерийный фильм оказался на отечественном телевидении единственным серьезным упоминанием о 10-летии начала первой чеченской войны (в коем впервые поименно названы люди, принимавшие сие роковое решение), плавно перетекшей в продолжающуюся до сих пор вторую. Остальные каналы от греха подальше предпочли "не заметить" исторической даты. Тенденция, однако.

3. Противостояние "оранжевых" и как следствие этого победа Виктора Ющенко на президентских выборах на Украине.

4. Засилье попсовых околомузыкальных программ типа "Фабрики звезд" на "Первом канале" и "Народного артиста" на "России". Как говорил мой бывший однокурсник Богдан Титомир, главное, что пипл хавает.

Сергей Фомин, журнал "Телефорум": "Главные каналы и с тремя-то днями праздников подряд еле-еле справлялись, а тут свалилось десять"

1. Александр Бовин ("Звезды эфира", "Первый"), которого можно назвать также "человеком эпохи", настолько полно ее повороты отразились в его судьбе. Как и судьба Уинстона Черчилля в его собственной эпохе ("От любви до ненависти. Уинстон Черчилль", "Россия").

2. "Совершенно секретно. Информация к размышлению" (НТВ). "Приватизация по-американски" - так же, как и в "чеченской серии" Алексея Поборцева, тема событий современной истории представляется окончательно разработанной возможностями современного ТВ. "Колючий январь" (ТВЦ) - история единственного восстания заключенных ГУЛАГа в 1942 году. Взятые из дела фотографии расстрелянных впервые показывались по телевизору к 125-летию И.В. Сталина. "В мире безмолвия", фильм Жак-Ива Кусто и Луи Малля ("Документальная камера", "Культура"), - повтор в цвете 40 лет спустя после первого показа "Клубом кинопутешественников", когда эту программу вел еще Владимир Шнейдеров.

Сюжет о том, что полуостров Крым со скоростью несколько миллиметров в год движется на северо-восток - в сторону России, показанный 2 декабря в программе "25-й час. События. Время московское" (ТВЦ). Через три недели все, что связано с движением земной коры, стало сверхактуальным.

3. Выпуски новостей всех каналов с сообщениями о катастрофе в акватории Индийского океана. Так выглядел, вероятно, и Всемирный потоп, если вспомнить тот выпуск программы Александра Городницкого "Атланты", прошедшей летом на канале "Культура", в котором доказывалось, что за мифологическими катаклизмами лежали геофизические причины.

4. Десять дней новогодних каникул, свалившиеся, как цунами, на главные каналы, - они и с тремя-то днями праздников подряд еле-еле справлялись. Теперь же, ничего не поделаешь, придется разрабатывать стратегию полноценного обслуживания обреченной на развлечение аудитории. В дальнейшем на это никакого "Кривого зеркала" не хватит, даже если показывать его, как в этот раз, почти синхронно по двум каналам - "Первому" и "России". Да и всех записей выступлений Михаила Задорнова, пожалуй, тоже.
Комментарии
Прямой эфир