Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Спецназ в формате ГРУ

Сегодня части специального назначения есть практически во всех военных округах и на флотах, а слово "спецназ" стало нарицательным и часто используется для обозначения спецподразделений других силовых структур - ФСБ, МВД, Минюста.Основной причиной создания подразделений специального назначения в системе военной разведки стало ожидаемое появление на вооружении армий стран НАТО мобильных средств ядерного нападения
0
Советский спецназ создавался как "силовой компонент" военной разведки.
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
24 октября войска специального назначения (спецназ) Главного разведывательного управления Генерального штаба отмечают свой профессиональный праздник. В 1950 году директивой военного министра СССР (так в те годы назывался министр обороны) и начальника Генштаба было создано сорок шесть отдельных рот специального назначения численностью сто двадцать человек каждая. Кадры в основном были набраны из органов управления, соединений и частей военной разведки. Многие офицеры, особенно руководящего звена, прошли не одну войну.

Сегодня части специального назначения есть практически во всех военных округах и на флотах, а слово "спецназ" стало нарицательным и часто используется для обозначения спецподразделений других силовых структур - ФСБ, МВД, Минюста.

РОВЕСНИК "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ"

Основной причиной создания подразделений специального назначения в системе военной разведки стало ожидаемое появление на вооружении армий стран НАТО мобильных средств ядерного нападения (ядерной артиллерии, тактических и оперативно-тактических ракет с ядерными боеголовками, ядерных фугасов), и разведывательно-диверсионные подразделения справедливо рассматривались как наиболее эффективное средство борьбы с ними. Понятно, почему более 30 лет упоминать об отечественном спецназе в советских СМИ было нельзя.

Опыт Великой Отечественной войны наглядно показал: глубинную разведку в оперативном тылу противника вполне можно сочетать с организацией диверсий на важных объектах. Да и зарубежный опыт, в том числе немецкий, американский, английский, свидетельствовал о том, что спецназ способен эффективно дезорганизовывать управление войсками, нарушать тыловое и материально-техническое обеспечение действующей армии. Так, разведывательно-диверсионные подразделения вермахта в определенной мере обеспечили высокие темпы продвижения фашистских войск на территорию СССР летом 1941 года.

Таким образом, советский спецназ создавался как "силовой компонент" военной разведки. На отдельные отряды и отдельные бригады специального назначения возлагались как разведывательные задачи, так и содействие организации и развитию партизанского движения, уничтожение или вывод из строя важных объектов в тылу противника.

Спецназовцам потребовались совершенно новые виды оружия и военной техники, средства управления и связи, экипировки и т.п. Не годился даже общевойсковой паек - тяжелый, громоздкий, да еще и недостаточно калорийный. В короткие сроки для спецназа были разработаны новые виды бесшумного оружия, минно-взрывные средства различного назначения, специальные боеприпасы, коротковолновые радиостанции, приборы ночного видения. Многие привычные сегодня в армии вещи изначально создавались для спецназа.

Параллельно разрабатывались учебные программы, специальные комплексы рукопашного боя, приемы стрельбы. Спецназовцы тренировались, например, не на общевойсковой полосе препятствий, а на так называемой "тропе разведчика", которую с первого раза не всегда могут пройти даже хорошо подготовленные спортсмены.

Воздушно-десантная и водолазная подготовка тоже вошли в программу боевой подготовки - как и обучение военной топографии, работе на отечественных и трофейных средствах связи, минно-подрывному делу, вождению колесных и гусеничных машин различных типов и, наконец, изучение иностранных языков и иностранных армий.

"ПОДОБНОЕ ЛЕЧИТСЯ ПОДОБНЫМ"

Настоящим испытанием для спецназа ГРУ стали боевые действия в Афганистане. На счету спецназовцев сотни больших и малых операций в этой стране. Пожалуй, наиболее известной стала первая из них - по захвату дворца Тадж-Бек в Кабуле и ликвидации Хафизуллы Амина, проведенная 154-м отдельным отрядом 15-й бригады специального назначения ТуркВО 27 декабря 1979 года во взаимодействии со спецподразделениями КГБ и парашютно-десантной ротой ВДВ. За нее полковнику Василию Колеснику было присвоено звание Героя Советского Союза, а большинство офицеров, прапорщиков, солдат и сержантов отряда были награждены боевыми орденами и медалями.

С 1984 года началось активное применение спецназа для борьбы с антиправительственными вооруженными формированиями и иностранными наемниками в Афганистане. Этот опыт закономерно привел к существенным изменениям в содержании и формах специальных действий. Ведь Советская армия не готовилась к ведению противопартизанской борьбы. Но оказалось, что по принципу "подобное лечится подобным" самым эффективным средством борьбы с афганскими антиправительственными силами стал спецназ ГРУ, использовавший в борьбе с партизанами партизанскую же тактику.

В ЧЕЧНЕ ОНИ ВСТРЕТИЛИСЬ СО СТАРЫМИ ЗНАКОМЫМИ

После окончания "холодной войны" вероятность использования Вооруженных сил России в крупномасштабных операциях существенно снизились. Зато выявилось другое направление возможного использования сил специального назначения - против сил международного терроризма, в первую очередь в Чечне.

В чеченском конфликте 1994-1996 годов российский спецназ принимал участие с момента ввода войск в Чечню - сводными и отдельными отрядами. Вначале спецназ использовали лишь в разведывательных целях. Начав работать самостоятельно, спецназ стал использовать присущую ему тактику, в первую очередь засадные действия. С развертыванием боевых действий в Дагестане против вооруженных формирований ваххабитов, чеченских и международных террористов спецназ обеспечивал войска разведданными, вскрывая оборонительные сооружения и позиции боевиков. Приходилось работать и вне театра военных действий. В январе 1996 года один из отрядов бригады СКВО принимал участие в операции по освобождению заложников в Первомайском. Отряд нанес наиболее ощутимые потери прорывавшейся группировке Салмана Радуева, несмотря на многократное численное превосходство боевиков. За этот бой пятерым офицерам спецназа присвоено звание Героя России, двоим из них - посмертно.

В Чечне спецназовцы встретились со своими старыми знакомыми по Афганистану - арабскими, пакистанскими и турецкими наемниками и инструкторами, применявшими против федеральных сил методы диверсионно-террористической войны. Многих из них ветераны спецназа узнавали по "почерку" (выбор мест для засад, особенности минирования, радиообмена, ухода от преследования, зверства в отношении пленных и т.п.). Большинство непрошеных гостей, среди них видные полевые командиры и наемники, бесславно пали от пуль и гранат армейского спецназа. Другие дожидаются своей очереди.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, СПЕЦНАЗ!

Во время первой и второй чеченских кампаний воюющие подразделения специального назначения комплектовались в основном военнослужащими контрактной службы. Людей с высшим и средним техническим образованием привлекали не только высокие и достаточно регулярные выплаты, но и престиж службы, особый дух войскового товарищества.

К сожалению, с окончанием чеченской войны денег стали платить меньше и не так аккуратно, обещания наладить достойный быт военнослужащих не всегда выполнялись. Проза жизни: часть людей с боевым опытом, способных к инициативным и самостоятельным действиям, оставила Вооруженные силы.

Хочется верить, что дело наконец идет к тому, что за трудную и высокопрофессиональную работу военнослужащие спецназа будут не только получать достойное денежное содержание и различные социальные льготы, но и постоянно чувствовать заботу государства, уважение граждан России.

Юрий Старов: "В спецназе планка слишком высока"

Юрий Тимофеевич СТАРОВ служил в спецназе с 1963 по 1992 год, полковник запаса. Награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, многочисленными медалями. В 1986-1988 гг. Юрий СТАРОВ командовал бригадой спецназа в Афганистане. Под его командованием бойцы-спецназовцы только за один 1987 год уничтожили 332 каравана с оружием и боеприпасами, захватили 290 единиц тяжелого оружия, 80 переносных зенитно-ракетных комплексов, 30 неуправляемых реактивных снарядов, 15 тысяч противотанковых и противопехотных мин, 8 млн единиц боеприпасов к стрелковому оружию.

ИЗВЕСТИЯ: Похожи ли действия спецназа в Афганистане и в Чеченской Республике?

СТАРОВ: Трудно сравнивать. Время другое, страна и люди тоже другие. Полагаю, что спецназ остался таким же - боевым, высокопрофессиональным, готовым к выполнению сложнейших задач. Недаром, по рассказам моих боевых товарищей, проходящих и сегодня службу в войсках, боевики в Чечне считают спецназовцев самыми опасными противниками. Так и должно быть. У наших ребят правило - сначала все обдумать до деталей, а потом действовать. Но когда вышли на боевые (действия. - "Известия"), тут все действуют как единый отлаженный механизм. Этот автоматизм дорогого стоит. Он отрабатывается месяцами и годами упорных тренировок.

ИЗВЕСТИЯ: Как относилось местное население в Афганистане к нашим военнослужащим?

СТАРОВ: Недавно с миссией по розыску пропавших без вести и погибших в Афганистане побывали мои боевые товарищи. Сейчас обстановка в стране совершенно другая. Сегодня афганцы (в том числе и те, кто воевал тогда против нас) признаются, что не ценили помощь России. Спустя годы жители Афгана с ностальгией вспоминают десять лет нашего присутствия, когда мы их "кормили, одевали, обучали, оказывали медпомощь, да еще и воевали за них".

Мы же действительно помогали афганцам, чем могли, например, медикаментами. Вспоминаю в то время лейтенанта, а ныне - заместителя начальника военно-медицинской академии Александра Бельвитина. В бригаде, стоявшей в населенном пункте Бараки (провинция Лагар), он оборудовал медпункт, построенный из глины и камня. Со всей провинции к нему везли раненых и больных. И он не делал различия между теми, кто враг и кто друг, оказывал медицинскую помощь всем, кто в ней нуждался.

ИЗВЕСТИЯ: Так стоило или нет вводить в Афганистан советские войска?

СТАРОВ: У медали, как известно, всегда две стороны. В случае с Афганистаном первая сторона - политическая ошибка советского руководства. Вторая сторона - это военнослужащие, которые честно выполняли свой воинский долг. Не дело военных рассуждать о политике. Приказ есть приказ - его выполняли. Вот лишь один эпизод. В начале февраля 1988 года разведчики обнаружили крупную банду "духов". В ходе ожесточенного боя командир группы был тяжело ранен, и командование на себя взял молодой лейтенант Валера Польский - потомственный офицер, как говорится, военная косточка. Под его командованием разведчики стойко удерживали позиции до подхода главных сил. Валера погиб в бою, но банда была уничтожена. Таких эпизодов на моей памяти много.

На мой взгляд, все-таки правильно, что мы ушли из этой страны. Я считаю, силой там ничего не решишь. Афганский народ победить нельзя. С незапамятных времен у афганцев были распри клана с кланом, племени с племенем за рынки сбыта, за дороги. У них война - в крови. У них ребенок в три года начинает стрелять. И, надо отдать должное, афганцы - очень хорошие воины: выносливые, совершенно неприхотливые, быстро ориентируются в обстановке.

ИЗВЕСТИЯ: Ну и как же работал спецназ в этой обстановке?

СТАРОВ: Операции готовились по два-три месяца. Когда агентурная разведка докладывала о факте, он перепроверялся, а затем снаряжалась и готовилась группа.

В ряде случаев при проведении спецопераций мы опирались на помощь простых афганцев. Их поддержка была поистине неоценимой.

Но я бы не сказал, что все было гладко. Были и удары в спину. Предатели, как ни странно, выходили из ХАДа (служба безопасности) и Царандоя (МВД). Именно там были осведомители "духов". Из-за этого приходилось при подготовке спецопераций использовать дезинформацию, чтобы скрыть истинный замысел. Например, я на столе раскладывал карту с заготовленной "уткой", и когда один из таких осведомителей душманов "внезапно" заходил, то я делал вид, что пытаюсь ее собрать... Тут главное было не торопиться, чтобы враг успел запомнить как можно больше дезы. Через двое-трое суток на рынке появлялись нужные нам "слухи". Там базар - это не только место, где торгуют, это место встреч, общения, обмена информацией.

ИЗВЕСТИЯ: В чем заключались сами операции?

СТАРОВ: Одно направление - уничтожение караванов, которые везли наркотики, оружие, боеприпасы, медикаменты и продовольствие боевикам. Караваны в основном шли со стороны Пакистана. В их ожидании спецназовцы могли находиться в засаде по 5-6 дней. Все оказавшие сопротивление уничтожались на месте. Часто спецназ работал как разведывательно-ударный комплекс, мы сами разведывали и сами уничтожали.

Другое направление - уничтожение баз душманов. Этим занимался, в частности, отряд бригады, действовавший в провинции Кунар вдоль границы с Пакистаном. Командовал им замечательный человек Григорий Васильевич Быков, известный впоследствии всей 40-й армии как Григорий Кунарский. Его бойцы ночью осуществляли дерзкие марш-броски, завершавшиеся стремительными атаками на базы "духов". После боя базы минировались, захваченное оружие и имущество уничтожалось, а отряд до восхода солнца с пленными и особо ценными трофеями возвращался домой. За ночь отряд мог пройти по высокогорной местности до 20 километров. За два года было захвачено в плен около 30 главарей крупных бандформирований.

ИЗВЕСТИЯ: Что самое трудное и тяжелое, на ваш взгляд, в профессии спецназовца?

СТАРОВ: Самое трудное - это неизвестность. Самое тяжелое - ожидание нападения, когда выходишь на засаду. Когда идешь, вокруг - тишина. В голове роятся тысячи мыслей - откуда ждать выстрелов, в каком направлении вести ответный огонь. Но как только раздался первый выстрел, все становится на свои места. Уже знаешь, какие команды давать, как вести бой. Все становится четко и ясно.

ИЗВЕСТИЯ: Начинается переход на контрактную армию. Станет ли лучше спецназ, состоящий из одних контрактников?

СТАРОВ: На мой взгляд, ничего плохого в контрактной, а значит, в профессиональной, армии нет. Да, люди будут действительно с большим жизненным опытом, возможно, лучше в профессиональном и физическом отношении подготовленные. Но офицеры и прапорщики спецназа уже давно служат по контракту. Я думаю, главная трудность будет в том, кого мы сможем набрать на солдатские и сержантские должности. В спецназе планка слишком высока. У меня в Афганистане все были срочниками. Ни о ком ничего плохого сказать не могу. Все честно выполняли свой долг. Главное богатство спецназа - его командиры, офицеры и прапорщики. Этот высокий кадровый потенциал ни в коем случае потерять нельзя.

Записал Петр Суханов
Комментарии
Прямой эфир