Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Среди заложников был сотрудник милиции

В воскресенье министр внутренних дел Северной Осетии генерал-лейтенант Казбек Дзантиев подал рапорт об отставке. "После того, что случилось, я, как офицер, не считаю возможным оставаться на своем посту", - заявил министр. Однако в руководстве МВД России его отставка пока не принята. Рапорт министр подал по собственной инициативе. Его можно понять: в очередной раз крупная банда боевиков просочилась к месту диверсии, не встретив никакого противодействия со стороны милиции. Более того, среди ворвавшихся в школу бандитов был и сотрудник милиции. Обстоятельсва того, как Гуражев попал к боевикам, сейчас выясняются, однако в некоторых СМИ его уже поспешили окрестить пособником террористов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В воскресенье министр внутренних дел Северной Осетии генерал-лейтенант Казбек Дзантиев подал рапорт об отставке. "После того, что случилось, я, как офицер, не считаю возможным оставаться на своем посту", - заявил министр. Однако в руководстве МВД России его отставка пока не принята.

Рапорт министр подал по собственной инициативе. Его можно понять: в очередной раз крупная банда боевиков просочилась к месту диверсии, не встретив никакого противодействия со стороны милиции. Более того, среди ворвавшихся в школу бандитов был и сотрудник милиции. Это майор Султан Гуражев, старший участковый уполномоченный расположенного в 30 километрах от Беслана села Хурикау Моздокского района. Это село является местом компактного проживания ингушей, сам участковый тоже по национальности ингуш, сообщили "Известиям" в МВД республики.

Обстоятельства того, как Гуражев попал к боевикам, сейчас выясняются, однако в некоторых СМИ его уже поспешили окрестить пособником террористов.

- Это досужие вымыслы, - решительно заявил "Известиям" начальник пресс-службы МВД Северной Осетии Исмель Шаов. - Конечно, сейчас в отношении участкового проводится служебная проверка, но он не является подозреваемым.

Майору Султану Гуражеву 49 лет, 20 из них он проработал в милиции. Отец большого даже по кавказским меркам семейства - у него 9 детей, уже взрослые.

Утром 1 сентября Гуражев поехал возвращать родственникам их машину "Жигули"-"семерку". Ехал по так называемой Верхней дороге - по словам местных жителей, она почти всегда пустая. По пути увидел подозрительную машину - ГАЗ-66 с крытым верхом. Стал сигналить, мигать фарами - та не останавливалась. Тогда участковый обогнал машину и перегородил ей проезд своей легковушкой. Из грузовика вышли вооруженные люди, положили милиционера на землю, отобрали оружие и удостоверение. Потом надели на голову то ли мешок, то ли шапочку - чтобы много не видел. И под угрозой расстрела потребовали: если встретится по пути милицейский пост, чтобы он "прикрыл" боевиков, сказал бы, что это, мол, со мной. Говорили с ним боевики по-русски.

Однако - на беду или на счастье участкового - ни одного милицейского поста на заброшенной дороге им не встретилось. Когда приехали в школу и боевики начали выгружать оружие и боеприпасы, Гуражеву в суматохе удалось убежать. Он тут же направился в Правобережный райотдел милиции, где и рассказал о том, что с ним произошло.

- Его показания очень помогли определить численность боевиков, их примерное вооружение, - сказал Исмель Шаов. - В тот же день, 1 сентября, участковый все доложил и министру внутренних дел республики Казбеку Дзантиеву, который прибыл в Беслан. Министра проводили в райотдел и там подвели участкового, его форма была перепачкана, видно, что его извозили в грязи. Я присутствовал при этом разговоре. Министр очень внимательно слушал, задал несколько уточняющих вопросов, потом сказал: "Хорошо, напиши все это в рапорте". Какого-то недоверия в интонациях или выражении лица министра я не заметил.

Сейчас Гуражев находится во Владикавказе. Следователи попросили его не отлучаться до окончательного выяснения обстоятельств его контакта с боевиками.

Возле школы во время захвата оказались двое сотрудников милиции. Женщина - инспектор по делам несовершеннолетних майор милиции Фатима Дудиева и милиционер, имени которого коллеги не называют.

- На дежурстве она была в форме, но без оружия - какое оружие у женщины? - рассказал "Известиям" начальник отдела по делам несовершеннолетних МВД Северной Осетии полковник милиции Казбек Цомартов. - Когда всех стали загонять в школу, ей кто-то из боевиков прикладом по голове ударил. Но Фатима побежала наверх, в учительскую, и оттуда позвонила в милицию. Она первой и сообщила о нападении. Потом, когда толпу заложников загнали в школу, ей кто-то из мужчин говорит: "Снимай форму, тебя же прибьют сейчас". И дал свою рубашку, а форму она сняла, свернула в комок и куда-то спрятала. А потом, когда началась перестрелка и все побежали, она тоже смогла вырваться. Получила несколько огнестрельных ранений в руку, очень сильно обгорела у нее голова. Фатима сама из Беслана, но ее повезли в больницу во Владикавказ, сейчас она там, к ней наши девочки ходят, сотрудницы.

Имя другого сотрудника милиции его коллеги держат в секрете.

- Я категорически отказываюсь его назвать, могу только сказать, что это офицер, оперативный сотрудник, - заявил "Известиям" начальник Правобережного РОВД Мирослав Айдаров. - Поймите правильно: кругом говорят, что он завалил террориста. Конечно, ему попытаются отомстить, зачем же я буду им помогать? Он стрелял в боевика, который был не в гуще заложников, а находился среди тех, кто блокировал периметр, так что жизнью детей он не рисковал.

По одной из версий, когда начался захват школы, этот сотрудник милиции был дома, по соседству со школой. Услышав стрельбу, он схватил свой пистолет и побежал. Увидев одного из боевиков во дворе школы, милиционер выстрелил в него. Боевики ответили огнем, но милиционеру удалось спрятаться за гаражи и остаться целым.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир