Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Молчание государственников

Боже, как они перепугались и растерялись - наши доблестные государственные телеканалы - днем 3 сентября, когда в Беслане прогремели выстрелы и первые группы заложников побежали из захваченной террористами школы. Американская телекомпания CNN уже вела беспрерывную прямую трансляцию с места трагедии, радиостанция "Эхо Москвы " прямом эфире читала сообщения российских агентств о происходящем в этот момент в Северной Осетии и комментировала "картинку" CNN, а "Первый" и "Россия" показывали кино и программу "В мире приключений". Представляю, как руководители госканалов, смотря у себя в кабинетах CNN и получая информацию от собственных корреспондентов, лихорадочно названивали своим вышестоящим кураторам
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Боже, как они перепугались и растерялись - наши доблестные государственные телеканалы - днем 3 сентября, когда в Беслане прогремели выстрелы и первые группы заложников побежали из захваченной террористами школы. Американская телекомпания CNN уже вела беспрерывную прямую трансляцию с места трагедии, радиостанция "Эхо Москвы " прямом эфире читала сообщения российских агентств о происходящем в этот момент в Северной Осетии и комментировала "картинку" CNN, а "Первый" и "Россия" показывали кино и программу "В мире приключений". Представляю, как руководители госканалов, смотря у себя в кабинетах CNN и получая информацию от собственных корреспондентов, лихорадочно названивали своим вышестоящим кураторам: показывать - не показывать? А если показывать, то что и как? И что говорить? И как вообще и рыбку съесть, и не уколоться?

Почти час (а события начали активно развиваться в 13.05) наши ведущие государственные телеканалы хранили молчание.

Поначалу растерялось и НТВ: плановый тринадцатичасовой выпуск начался с прямого включения из Беслана. Руководитель Северо-Кавказского отделения Руслан Гусаров, оттесненный, как и все российские корреспонденты, куда-то на периферию города, мялся и пожимал плечами: ничего не вижу, ничего не слышу. Да и не мог оттуда, где стоял, видеть и слышать.

Ведущий Алексей Суханов, на эфирный компьютер которого уже явно начали поступать сообщения агентств, продолжил выпуск и даже передал слово спортивному обозревателю. Представляю, какие ожесточенные споры в этот момент шли среди руководителей телекомпании: что делать? Давать или не давать поступающие кадры? Говорить или не говорить, что сейчас творится в Беслане? Но профессионализм и чувство ответственности, видать, не задушишь, не убьешь. И, уйдя из эфира на несколько минут, "Сегодня" вернулось, чтобы вещать в непрерывном режиме несколько часов подряд, передавая сначала картинку, снятую международными телеагентствами, а потом и репортажи собственных корреспондентов, постепенно продвигавшихся к центру событий.

Вскоре подключились и новости REN TV: у них почти не было картинки, но по телефону в эфир выходили собственные корреспонденты, а ведущие читали самые последние сообщения из разных источников тоже несколько часов подряд.

В два часа дня после почти часового молчания в эфире наконец появились новости "Первого" и "России". "Первый" побил рекорд пребывания в эфире: 10 минут! После чего как ни в чем не бывало началась очередная серия фильма "Женщины в любви". В это время осетинские женщины в ужасе и шоке падали в обморок, ощупывали своих спасенных детей: живы, целы!

На канале "Россия" продержались дольше - около часа. Едва ли не с первых минут ведущий принялся повторять как заклинание: "Это не штурм. Такого варианта в оперативном штабе даже не рассматривали!" Потом тоже ушли на кино - в то время как спецназовцы под огнем вытаскивали из школы раненых, бойцы невидимого фронта сражались с врагом в телесериале "Капелла".

И ни одно официальное лицо не появилось на телеэкране за часы, прошедшие после начала операции в Беслане.

Корреспонденты, в течение трех суток работавшие на месте трагедии, сделали все что могли. Точнее, все, что им дали сделать, а дали, увы, совсем немного. Если наши власти и научились чему-то после "Норд-Оста", так это ограничивать журналистов, оттесняя их подальше от места событий, предоставляя скупую официальную информацию или не предоставляя вообще ничего. Ну не национальный ли это позор, когда свои журналисты стоят далеко за кольцом оцепления, не имея возможности показать, что происходит, а западные выбирают удобную точку и снимают картинку, которую потом за неимением собственной вынуждены транслировать российские электронные СМИ?!

А руководители телеканалов, памятуя о "Норд-Осте", научились не нагнетать обстановку, согласились играть по навязанным властью правилам, обслуживая ее, власти, интересы и пренебрегая интересами общества, которое они просто обязаны информировать в полном объеме, ибо, как известно, тот, кто информирован, тот и больше защищен.

В дни подлинной национальной трагедии никому и в голову не пришло отменить разудалую рекламу ("Такое-то пиво - больше позитива", "Возникли затруднения - меняй свой угол зрения"). Никому и в голову не пришло хотя бы посоветовать ведущим развлекательных утренних шоу поменьше щебетать и балаболить, когда в стране гибнут мирные граждане и под угрозой жизни сотен детей. Никто и не почесался подкорректировать программу, чтобы не задевать чувства убитых горем или озабоченных горем своих собратьев людей.

Врать, умалчивать правду в угоду государственным интересам (как они их понимают) - научились! Вести себя не говорю уж профессионально - по-человечески! - легко разучились, словно сами живут на какой-то другой планете, словно им - руководителям-небожителям - никогда не грозят ни горе, ни беда.

Когда примерно к шести часам вечера стали приходить первые данные о раненых и погибших, зрители, не читающие газет и не имеющие доступа к интернету, наверняка испытали еще один сильнейший шок. Стараясь не нагнетать атмосферу, государственные телеканалы - единственный источник информации для многих наших сограждан - сообщали официальные, заниженные раза эдак в три данные о числе заложников в школе Беслана. Хотя очевидцы на месте рассказывали журналистам, что в школе, где по три параллели в каждом из 11 классов, должно находиться не менее 800 человек плюс учителя, плюс подвернувшиеся террористам под руку родители, провожавшие детей на праздник знаний.

Если бы все заложники вышли из своего вынужденного заточения живыми и здоровыми, об официальном вранье, озвучиваемом журналистами, едва бы кто вспомнил. Но случилось то, что случилось, и теперь несчастные журналисты с перевернутыми лицами говорят реальные цифры, на сей раз (к концу дня, когда я пишу эти строки) еще никем из официальных лиц не подтвержденные. А реальность, увы, может оказаться еще страшнее.

Уверена, что, когда официальные версии происходившего в Беслане будут окончательно согласованы с разными инстанциями и утверждены на самом верху, на нас выльется еще много всякой лживой мути. Уверена, что тем, кто по неосмотрительности или исходя из собственного понимания профессиональной чести о чем-то "неправильном" в эфире проговорился, еще поставят "на вид", как поставили "на вид" НТВ, "неправильно" осветившему и оценившему трагедию "Норд-Оста".

А лидером экстренного информационного вещания оказалась 3 сентября компания REN TV с минимумом (по сравнению с мощью больших каналов) технологических возможностей, но с неизбытыми представлениями о журналистском долге. Как бы наследуя лучшим традициям старого НТВ, ведущие Ольга Романова, Виталий Бузуев, Марианна Максимовская и другие, сменяя друг друга, информировали зрителей о происходящем, связывались со своими корреспондентами по телефону и в прямом эфире, сообщали подлинные и оттого шокирующие факты и цифры, пытались вместе с приглашенными в студию политиками, психологами и религиозными деятелями анализировать то, что произошло и происходит в России.

В программах других каналов тоже произошли изменения. Заменили одни фильмы на другие - так, "Первый" поставил в эфир "Холодное лето 53-го", где мирные жители также оказались в заложниках у бандитов. В промежутках выходили выпуски новостей, где уже показывали кадры, снятые собственными операторами, которые героически, рискуя жизнью, снимали под пулями трагедию Беслана. НТВ отменило премьеру новой программы Александра Гордона "Стресс" - в том, что премьера была приурочена именно к 3 сентября, сегодня видится что-то зловеще символическое.

А рекламу так до конца дня не отменил никто. Жизнь, как говорится, продолжается. Потом все немного поскорбят, и будем жить дальше: в обстановке мирного урегулирования, стабилизации и поголовной поддержки населением политики партии, пардон - государства. До следующего теракта.
Комментарии
Прямой эфир