Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Его знал Хаттаб, его уважал Басаев..."

В понедельник в Махачкалу рейсом из Стамбула прибыл Абдулла Алиев, он же Адалло, один из организаторов похода Басаева на Дагестан в августе-сентябре 1999 года. 72-летний Алиев вернулся в Дагестан и явился с повинной в прокуратуру. В прокуратуре считают, что он просто решил умереть на родине. "Ничего общего с радикальными исламистами он не имел. Он всегда был светским человеком, интеллигентом. Он знал Удугова, был знаком с Масхадовым, его знал Хаттаб, его уважал Басаев. Неглупых, интеллигентных, образованных людей ценят и уважают многие. Его беда - излишняя доверчивость…"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В понедельник в Махачкалу рейсом из Стамбула прибыл Абдулла Алиев, он же Адалло, один из организаторов похода Басаева на Дагестан в августе-сентябре 1999 года. С той осени Алиев находился в международном розыске и скрывался от российского правосудия в Турции. 72-летний Алиев вернулся в Дагестан и явился с повинной в прокуратуру. В прокуратуре считают, что он просто решил умереть на родине.

Алиев-Адалло без проблем прошел паспортный контроль в аэропорту Махачкалы (видимо, его сдача властям была согласована заранее, и ему дали зеленый свет), после чего сразу приехал в республиканскую прокуратуру с одним из родственников, чтобы оформить явку с повинной. Алиева обвиняют в организации вооруженного мятежа. По закону за это полагается от 12 до 20 лет.

Выпускник Литературного института имени Горького, коммунист, член Союза писателей СССР, известнейший аварский поэт, главный редактор экстремистской газеты "Знамя ислама", член шуры мусульман Дагестана и Чечни, получивший именной пистолет ТТ от Зелимхана Яндарбиева, Абдулла Алиев был, пожалуй, единственным дипломированным интеллигентом среди боевиков. За это они его, собственно, и привечали. Дружба с Алиевым, песни на стихи которого составляли добрую половину фонотеки дагестанского радио, льстила бандитам.

Вот что рассказывал об Алиеве его товарищ и бывший единомышленник, московский врач Абдурашид Самидов: "Ничего общего с радикальными исламистами он не имел. Он всегда был светским человеком, интеллигентом. Он знал Удугова, был знаком с Масхадовым, его знал Хаттаб, его уважал Басаев. Неглупых, интеллигентных, образованных людей ценят и уважают многие. Его беда - излишняя доверчивость. Возможно, потеряв надежду на какие-либо перемены в республике демократическим путем, Адалло присоединился к радикалам..."

К радикалам Адалло присоединился в конце 90-х, увлекался экстремистской публицистикой, участвовал в заседаниях шуры мусульман Дагестана и Чечни, на которых обсуждалось и вторжение в Дагестан, но сам в боевых действиях участия не принимал, оружия в руках не держал, людей не убивал. После разгрома боевиков в Дагестане бежал в Чечню, затем в Турцию. Прокуратура пыталась добиться его экстрадиции, но турки Адалло не отдали.

Причина возвращения Адалло на родину очевидна. В прокуратуре считают, что он просто хочет умереть на родине и перед смертью повиниться перед народом. В 1998 году Адалло перенес инфаркт в махачкалинской больнице. В 2001-м - второй инфаркт уже в Турции. С того времени Адалло и начал предпринимать попытки вернуться на родину. Вот что он говорил о своем возможном возвращении в одном из зарубежных интервью в декабре 2002 года: "Мое сердце в Дагестане. Я жду на родине справедливого суда. Моя вина лишь в моей оппозиции к власти. Но если и за это положен срок - что ж, придется еще лет 15-20 посидеть в российской тюрьме. Единственное, о чем бы я попросил: дать мне, человеку с разорванным сердцем, возможность провести время до решения суда на свободе. Я бы предпочел умереть на родине. Только успею ли?.."

В прокуратуре Дагестана Адалло допросили, возобновили против него уголовное дело, отобрали подписку о невыезде и отпустили домой, в его махачкалинскую квартиру. Как сообщили "Известиям" в прокуратуре, под стражу Адалло решили не брать, учитывая его преклонный возраст и немощь.
Комментарии
Прямой эфир