Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Иосиф БАКШТЕЙН: "Надежда - очень русское чувство"

Подготовка к Московской биеннале современного искусства, которая пройдет в следующем году, набирает обороты: назначен комиссар, утвержден кураторский штаб, выбраны выставочные площадки и сформулирована тема. Об этом куратор-координатор биеннале, директор Института современного искусства Иосиф БАКШТЕЙН рассказал в интервью обозревателю "Известий. - У нас есть два бюджета. Один несеквестируемый - бюджет на миллион. Мы считаем, что у нас должен быть проект, который можно будет осуществить на этот миллион. И есть другой бюджет - от двух до трех миллионов. Сейчас ведутся переговоры со спонсорами
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Подготовка к Московской биеннале современного искусства, которая пройдет в следующем году, набирает обороты: назначен комиссар, утвержден кураторский штаб, выбраны выставочные площадки и сформулирована тема. Об этом куратор-координатор биеннале, директор Института современного искусства Иосиф БАКШТЕЙН рассказал в интервью обозревателю "Известий" Николаю МОЛОКУ. - Всех интересует вопрос: будет ли биеннале? - Да. Она откроется 16-17 января следующего года. - Новое руководство Министерства культуры подтвердило финансирование, которое обещал предыдущий министр, - 1 миллион долларов? - Да. - А каков идеальный бюджет? - У нас есть два бюджета. Один несеквестируемый - бюджет на миллион. Мы считаем, что у нас должен быть проект, который можно будет осуществить на этот миллион. И есть другой бюджет - от двух до трех миллионов. Сейчас ведутся переговоры со спонсорами. - То есть у вас есть программа-минимум и программа-максимум. В чем отличие этих двух проектов? - Нет, конечно, это один проект, просто в двух вариантах. Эти варианты отличаются только одним, но существенным параметром - статьей расходов на создание новых произведений. Если этой статьи не будет - значит, будут показаны в основном уже готовые произведения. Например, бюджет "Документы" - одной из крупнейших международных выставок в мире - составляет 11 миллионов евро. И около 70 процентов произведений создано специально для нее. Поэтому такой бюджет. Но скромные биеннале - "Манифеста", Берлинская, Стамбульская биеннале - имеют бюджет около двух миллионов. - В чем заключается ваш проект? - Пока я могу рассказать о том, что есть. Есть базовая организационная структура во главе с комиссаром - директором Государственного музейно-выставочного комплекса РОСИЗО Евгением Зябловым. Есть кураторская группа, в которую входят восемь российских и иностранных специалистов - Яра Бубнова, Роза Мартинес, Виктор Мизиано, Даниэль Бирнбаум, Николя Буррио и ваш покорный слуга. Обсуждаются также проекты, с которыми будут участвовать Ханс Ульрих Обрист и Роберт Сторр. Сейчас мы вырабатываем формы взаимодействия, составляем списки художников-участников. И есть тема биеннале - "Диалектика надежды". - И что это значит - "Диалектика надежды"? - С одной стороны, так называлась книга Бориса Кагарлицкого, изданная в "тамиздате" в 1980 году, которая была посвящена истории левого движения в послевоенные годы. С другой, помимо отечественной утопической традиции, идей и произведений Владимира Одоевского, Достоевского, Владимира Соловьева, Николая Федорова есть произведения франкфуртской школы философии, на которые мы ориентировались. Среди них "Диалектика просвещения" Теодора Адорно и Макса Хоркхаймера и "Принцип надежды" Эрнста Блоха. Эти работы посвящены кризису современной цивилизации, современной культурной индустрии и т.д. Адорно и Хоркхаймер пишут о неоднозначности, о парадоксах просвещения, о том, что просвещение - это благо, источник разума, но одновременно оно порождает тоталитарные структуры. Блох пишет о надежде как фундаментальном экзистенциальном переживании современного человека, как о "приватизированной утопии". Вот на эти идеи и работы мы и опирались. А, кроме того, надежда - это очень русское чувство, это надежда на возможность невозможного, на реализуемость нереализуемого. - Получается такая левая биеннале? - Она не левая. Но в ней безусловно предполагается социальная и политическая актуальность произведений и авторов. Она должна стать откликом на происходящее в мире, пусть экзистенциально и художественно переосмысленным. - Какая доля иностранных художников и какая - русских? И будут ли иностранцы вообще? - Есть определение биеннале - это крупное, международное, периодическое событие в области современной художественной культуры. Кроме того, у любой биеннале есть две категории зрителей - интернациональная аудитория и местная аудитория. И у каждой из них свои ожидания. Наша аудитория, безусловно, хотела бы увидеть интернациональное искусство. А интернациональная аудитория, бесспорно, хотела бы узнать больше о русских художниках, художниках бывшего СССР и нынешней Восточной Европы. Поэтому, конечно, мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы представить наших художников, но такими произведениями, которые смотрятся органически в интернациональном контексте. Поэтому не планируется отдельной выставки русского искусства. Это искусство будет интегрировано в общую выставку. В этом смысле мы считаем, что Московская биеннале должна среди прочего сыграть роль промоутерской площадки для наших художников. Но проблема в том, чтобы их произведения по своему профессиональному качеству и эстетическим достоинствам соответствовали бы критериям отбора на международные статусные проекты. - И все-таки, какое будет процентное соотношение русских и иностранных художников? - Я подсчитал количество участников на последней Стамбульской биеннале - там было 87 художников, из них 16 - турецких, остальные - иностранцы. Это просто пример. Не знаю, какой процент будет у нас. Все биеннале в мире озабочены своим геополитическим профилем, и в конечном счете речь идет о балансе местных и иностранных художников. Другое дело, что участие иностранцев связано с инвестициями, потому что, например, такие звезды, как Дамиан Херст или Мэтью Барни, - это очень дорогое искусство. - Есть ли уже какие-то согласованные имена - звезды: наши и иностранные? - Пока еще рано говорить о конкретном составе участников, мы только обсуждаем списки, но есть имена, на которых мы сходимся. Среди них Маурицио Каттелан, Айзек Джулиан, Дан Грэхем, Карстен Хеллер, Кристиан Янковский, Евлалия Вальдозера, Доминик Гонсалес-Ферстер, Вилли Дохерти, Иза Генцкен, Йозеф Робаковский, Вильям Кентридж, Стен Даглас, Даглас Гордон. Состав российских участников также только обсуждается, и в этом важном и одновременно деликатном вопросе для нас особенно важно учесть мнения наших иностранных коллег-кураторов. - Где будет проходить биеннале - на каких площадках? - Основным местом будет Центральный дом художника на Крымском валу. Кроме того, у нас есть договоренности с Музеем архитектуры, Московским музеем современного искусства, Домом художника на Кузнецком мосту, 11, Третьяковской галереей, Московским домом фотографии. Обсуждается также возможность использования здания бывшего Музея Ленина. Руководство ГМИИ им. Пушкина согласилось экспонировать в музее видеоинсталляцию кого-то из ведущих художников современности. - Кого? - Возможно, Билла Виолы или кого-то из художников его уровня. В Третьяковке может быть показана специальная выставка из их собрания современного искусства, той его части, которую собирал Андрей Ерофеев. Кроме того, мы сейчас обсуждаем параллельную программу - программу off, - в которой будут участвовать другие выставочные залы и галереи. В силу того что современное искусство у нас еще не институциализировано, еще не получило полноценного общественного признания, необходимо собрать "критическую массу" этого искусства, продемонстрировать не только его концептуальный, но и зрелищный потенциал, сделать так, чтобы биеннале стала событием. Должна быть такая концентрация экспонируемого материала, которая превратила бы Москву в огромную площадку для всей актуальной художественной культуры. - То есть это будет праздник для всего города. Будет ли что-нибудь на улицах? - Вероятно. Но это январь. Можно будет, например, гигантскую баню соорудить в центре города...
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...