Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Мы предложили Москве создать в Манеже совместное предприятие"

Балки Манежа сгорели, а предельно запутанные вопросы собственности на здание остались. На Манеж, как и на несколько сотен других столичных исторических памятников, претендуют и федеральные, и московские власти. Возможно, пожар в каком-то смысле сыграет примиряющую роль - долго терпеть обгоревшую руину под самыми окнами Кремля невыгодно ни тем, ни другим. Пожар в некотором смысле облегчил жизнь будущему инвестору, убрав с дороги многочисленные ограничения, касающиеся бережного обращения с памятником. В современной Москве этот способ освобождения нужных участков от хлопотных объектов вообще получил распространение (злые языки даже прозвали его "предпродажной подготовкой")
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Балки Манежа сгорели, а предельно запутанные вопросы собственности на здание остались. На Манеж, как и на несколько сотен других столичных исторических памятников, претендуют и федеральные, и московские власти. Возможно, пожар в каком-то смысле сыграет примиряющую роль - долго терпеть обгоревшую руину под самыми окнами Кремля невыгодно ни тем, ни другим. Пожар в некотором смысле облегчил жизнь будущему инвестору, убрав с дороги многочисленные ограничения, касающиеся бережного обращения с памятником. В современной Москве этот способ освобождения нужных участков от хлопотных объектов вообще получил распространение (злые языки даже прозвали его "предпродажной подготовкой"). В октябре прошлого года московская мэрия провела инвестиционный конкурс на реконструкцию Манежа. Право вложить в перестройку выставочного зала 30 миллионов долларов выиграла австрийская компания "М.С.И. Фертрибс" (M.S.I Vertriebs). По контракту расплачиваться с ней должны были выставочным временем - в течение 20 лет после ввода в строй обновленного Манежа 70% выставок получала право проводить (извлекая, соответственно, доход) компания-инвестор. Москве оставалось 30% выставочного времени. Инвесторы, соблюдая процедуру, через посольство Австрии запросили Министерство культуры, в чьей собственности - федеральной или муниципальной - находится объект. После чего для них началось самое интересное: однозначного ответа на этот вопрос пока просто не существует. Манеж считался памятником федерального значения - включенный в реестр объектов культурного наследия, он находился под охраной Министерства культуры. Тем не менее доходы он приносил московскому бюджету: здание эксплуатировалось как Центральный выставочный зал, принося в столичную казну порядка полумиллиона долларов в месяц в виде аренды выставочных площадей. Почти тысяча московских исторических зданий находится в подобной ситуации. Именно эта коллизия - сохранять и реставрировать памятник надо, а заработать на реставрацию сдачей в аренду не получается - вызвала бесконечную тяжбу вокруг московских памятников, которой плотно занимались в последние три года федеральные министерства и московская мэрия. Центральные власти исходили из тезиса: "федеральный памятник равно федеральная собственность", московские - "все, что Москва в последние десять лет приводила в порядок и с чего получала доходы, принадлежит городу". Почти год работала согласительная комиссия из представителей Минкультуры, Минимущества и правительства Москвы. Но реальных результатов "на гора" так и не выдала - помимо протокола о намерениях поделить все памятники полюбовно. Как сообщил "Известиям" источник в федеральном Агентстве по управлению и использованию недвижимых памятников истории и культуры, по-прежнему не существует окончательных списков поделенных памятников, а 125 особо важных зданий так и зависли. Манеж - среди них. Как рассказывал "Известиям" бывший заместитель министра имущественных отношений Сергей Моложавый, "мы предложили Москве на примере Манежа создать некое совместное предприятие - акционерное общество, в уставный фонд которого и внести спорное здание. Ведь площади Манежа сегодня по факту используются под коммерческую аренду. Но арендная плата идет исключительно в столичный бюджет". Таким образом, несмотря на формально существующие права инвесторов, реализовать их будет достаточно сложно. "Нельзя плясать на могиле близкого человека" Алексей КОМЕЧ, директор Института искусствознания: - Внутри Манежа не было ничего ценного, кроме деревянных конструкций. Они сгорели, но стены и отделка фасадов сохранилась. Вопрос о полном сносе здания после пожара стоять не может. Его все равно будут восстанавливать, вопрос только - как. С моей точки зрения, в будущем процессе реконструкции не должно присутствовать никаких коммерческих интересов. Нельзя плясать на могиле близкого человека. Должна быть чистая научная реставрация, воссоздание перекрытий и стен в прежнем виде. Сегодня это вполне реально. Вместе с Манежем сгорели картины Мэр Москвы Юрий Лужков явно погорячился, заявив накануне журналистам, что никакие материальные ценности при пожаре в Манеже не пострадали. По имеющейся у "Известий" информации, весь второй этаж исторического здания на Манежной площади занимали многочисленные арендаторы. Однако ни в Агентстве по управлению и использованию памятников истории и культуры, ни в Главном управлении охраны памятников города Москвы эту информацию нам не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть. По крайней мере одного пострадавшего вычислить все-таки удалось. Около 10 лет в здании Центрального выставочного зала существует частная галерея "Манеж". В эти мартовские дни здесь выставлялось около 40 работ молодой, но уже довольно известной художницы Татьяны Ян (она, кстати, принимала участие в росписи храма Малого Вознесения на Большой Никитской улице). Кроме того, здесь же хранились и несколько картин, выставленных на прошлогоднем "Арт-Манеже", - галерея принимала активное участие в его работе. Среди них было и несколько работ художника Сергея Шерстюка, в частности написанный незадолго до смерти натюрморт "Яблоко и груша". Здесь же хранились работы недавно скончавшегося Гарифа Басырова. Связаться с директором галереи Ириной Мелешкевич и художницей Татьяной Ян "Известиям" не удалось - с раннего утра обе уехали на пепелище. Наталья ПЕЛЕХАЦКАЯ Манеж не был застрахован Как сообщил в понедельник генеральный директор выставочного зала "Манеж" (арендатор здания) Станислав Каракаш, сгоревшее здание Манежа не было застраховано. По его словам, здание Манежа было городской собственностью, но при этом памятником федерального значения. - Передача здания Манежа из городской собственности в федеральную обязала бы арендаторов застраховать его, - заявил вчера агентству "Интерфакс-АФИ" бывший заместитель министра имущественных отношений РФ, курировавший в том числе вопросы недвижимости, Сергей Моложавый. По его словам, еще в постановлении Верховного Совета РСФСР 3020-1 от 1992 года говорилось, что "все памятники федерального значения являются федеральной собственностью". Между тем власти Москвы категорически не хотели признавать тот факт, что здание Манежа является федеральной собственностью. До сих пор этот памятник является собственностью Москвы, и до настоящего времени зданием Манежа власти Москвы распоряжались по своему усмотрению. В частности, они сдавали здание в аренду АО "Манеж", а за счет аренды власти Москвы ремонтировали здание, отметил Моложавый. Вместе с тем он подчеркнул, что стандартный договор передачи в аренду федеральной собственности предполагает ее обязательное страхование за счет арендатора. "То есть если бы здание являлось федеральной собственностью, то оно при передаче в аренду было бы застраховано со 100%-ной вероятностью", - отметил эксперт.
Комментарии
Прямой эфир