Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Не стало Мирона Черненко

На 74-м году скончался Мирон Маркович Черненко, известный киновед, кинокритик, крупнейший знаток кинематографа стран Восточной Европы и всех тех стран, которые когда-то для нас были объединены понятием "соцлагерь". Соцлагерь был еще и идеологической территорией, чем-то вроде Зоны, внутри которой незримо присутствовал островной архипелаг под названием ГУЛАГ. Мы, студенты ВГИКа, тогда, в середине 60-х, ничего не знали об этом государстве в государстве, мы кожей его чувствовали. Но была уже оттепель и были проталины. И одной из них стало кино. Как свое, которое не без скандалов пробивалось сквозь бетон идеологических и мифологических клише, так и чужое, западное, что все чаще и чаще просачивалось к нам из-за железного занавеса. И тоже не без скандалов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
На 74-м году скончался Мирон Маркович Черненко, известный киновед, кинокритик, крупнейший знаток кинематографа стран Восточной Европы и всех тех стран, которые когда-то для нас были объединены понятием "соцлагерь". Соцлагерь был еще и идеологической территорией, чем-то вроде Зоны, внутри которой незримо присутствовал островной архипелаг под названием ГУЛАГ. Мы, студенты ВГИКа, тогда, в середине 60-х, ничего не знали об этом государстве в государстве, мы кожей его чувствовали. Но была уже оттепель и были проталины. И одной из них стало кино. Как свое, которое не без скандалов пробивалось сквозь бетон идеологических и мифологических клише, так и чужое, западное, что все чаще и чаще просачивалось к нам из-за железного занавеса. И тоже не без скандалов. Кино тогда в обществе играло не ту роль, какую оно играет сегодня. Сегодня в основном это индустрия развлечения, ремесло отвлечения. А тогда оно на наших глазах преобразовывалось из средства советской пропаганды в инструмент объяснения себя себе и становилось формой опознания, обдумывания этого мира, этого века. Тогда оно было альтернативой советскому официозу. И претендовало на статус государства в государстве. Оттого в ту пору столь много значила кинокритика, эта своего рода интеллектуально-публицистическая надстройка над кинематографом. Оттого тогда нарасхват были кинематографические издания - "Искусство кино" и "Советский экран", книги и брошюры по кино. Кинокритики того призыва в меру своих возможностей и способностей боролись за эстетический суверенитет государственного образования под названием "кино". Мирон Черненко - из их числа. Он кино всем обязан. Но и кино без таких людей не развивается. Мирон Черненко был эстетом и бойцом. Еще он был душой нашей кинокритической братии. Такое сочетание - редкость. Быть гурманом от кинематографа и служить рыцарем кинематографа - это непростая работа. Некоторым утешением нам будет то, что после его ухода осталась его замечательная книга (теперь ее можно считать итоговой) "Красная звезда, желтая звезда". Эта книга о том, как в советском кинематографе пробивалась еврейская тема, какие изгибы и извивы она принимала. Это книга о времени, когда еще не было свободы слова, но уже были свободная мысль и неподцензурное чувство. ...Несколько лет назад друзья и коллеги Мирона Черненко отмечали его юбилей. Было странно думать, что вот нашему Мироше, легкому, непринужденному, душевно молодому человеку, уже 70. Сейчас представить, что его нет с нами, странно до боли в сердце.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир