Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Экстремальные шоу: все круче и круче

Сезон в разгаре. "Голод" завершился, начались "Двенадцать негритят". "Россия" запасает звезд для мучений в "Форте Боярд". НТВ отправляет их к ужасам "Фактора страха". "Первый", покончив с "Последним героем", берется за "Большое приключение". Остальные наблюдают за этим, испытывая страх, трепет и мучительную зависть. То, что происходит с игровыми форматами на телевидении - отечественном и тем более западном, больше напоминает гонку вооружений. Тем жестче конфликт, чем больше препятствий. В умении выдумывать препятствия, мучения и сложности производители могут обогнать тоталитарных садистов... Подобные развлечения превратились в своего рода вызов человечеству, который может оказаться фатальным. И не только для телевидения
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Сезон в разгаре. "Голод" завершился, начались "Двенадцать негритят". "Россия" запасает звезд для мучений в "Форте Боярд". НТВ отправляет их к ужасам "Фактора страха". "Первый", покончив с "Последним героем", берется за "Большое приключение". Остальные наблюдают за этим, испытывая страх, трепет и мучительную зависть. То, что происходит с игровыми форматами на телевидении - отечественном и тем более западном, больше напоминает гонку вооружений. Игровые форматы появились сравнительно недавно, но их бурному развитию могут позавидовать все прочие тележанры. В среднем в мире ежегодно появляется как минимум около десяти новых игр, а все существующие постоянно обновляются. В последнее время эти изменения - несмотря на всю их различность для каждой отдельной программы - начинают приобретать единый характер. Производители увлечены одной идеей: они играют на повышение, на обострение, на все большую жесткость своих форматов. Если исторически реальные шоу и их экстремальные братья жили в неких параллельных плоскостях, отрицающих Лобачевского, то теперь, обреченные на это главной тенденцией, они сведены воедино. Когда-то от "Больших братьев" и "Застеколья" мало что требовалось: зрителю было достаточно простого наблюдения за мающимися от безделья людьми, в основном подросткового возраста. В экстремальных проектах типа "Форта Боярд" герои прыгали, бегали, висели под облаками и копались в грязи, но мало кого интересовали их бессмертные души и высокие отношения. Теперь такая картина мало кого устраивает. Для игры на повышение нужны сильные страсти, а они могут возникнуть только от сочетания двух этих линий. Ныне даже на "Форте Боярд", не говоря уже о всех прочих форматах, участникам нужно побыть "за стеклом" и дать драму. Но и этого недостаточно: тем жестче конфликт, чем больше препятствий. В умении выдумывать препятствия, мучения и сложности производители могут обогнать тоталитарных садистов (чего стоит последний скандал с эндемоловским шоу "Разбитые" в Великобритании). В непрерывном движении - как в любом состоянии, которое непрерывно, - легко сломаться, сойти с ума и выдать полную гамму нужных производителям реакций. Поэтому участников вытаскивают из замкнутого пространства - будь то дом, квартира или остров - и заставляют непрерывно двигаться. Одни должны проехать всю Россию или Америку и при этом столкнуться с чудовищным количеством дополнительных препятствий, они должны бежать от своих преследователей, выйти на улицу с протянутой рукой в чужой стране, идти сквозь пустыню и деревню каннибалов, бежать от крокодилов... За что им всем - и тем, кто придумывает, и тем, кто воплощает, - большое нечеловеческое спасибо: процесс наблюдения за чужими драмами и муками становится все более и более увлекательным. И все более и более разрушительным. Чем дальше, тем в большей степени оказываются под вопросами чуть ли не все основы человеческой цивилизации: моральные принципы, общечеловеческие нормы, интимная жизнь, право на индивидуальные особенности. Ужесточение телевизионных форматов, происходящее от года к году, незаметно, постепенно, но непрерывно и неумолимо приводит к постепенному расшатыванию цивилизационных кодов, которые удерживают человека в человеке (так зашитый алкоголик, испытывая непреодолимое желание выпить и столь же неодолимый страх перед возможной катастрофой, расшатывает действие "торпеды" постепенно, малыми дозами и неминуемо приходит к желаемому результату). Участников всех этих программ испытывают голодом, холодом, бессонницей, отсутствием цивилизации, страхом, комплексом беглеца, комплексом в конце концов человека, в жизни которого ничто не принадлежит ему, включая его собственные чувства и их выражения. Если можно это, почему нельзя пойти дальше? Подобные развлечения не просто давно вышли за рамки "Веселых стартов", призывающих жить быстрее, выше, сильнее. Они превратились в своего рода вызов человечеству, который может оказаться фатальным. И не только для телевидения. Они, кажется, за Сергей Брилев, телеведущий: - Я был ведущим "Форта Боярд" и, надо сказать, особого удовольствия не получил. Потому что все вокруг тебя бегают, резвятся и играют, а ты запустил игрока в комнату и идешь к следующей двери готовить новую съемочную площадку. Вот прибегает команда, вся разгоряченная и веселая, так и хочется спросить: "Чему радуетесь, гады?" К тому же команда приезжает в форт только на игру, а у ведущего рабочий день длится с раннего утра до полуночи, так что устал я безумно. Мне по душе игры типа "Форт Боярд": они добрые, в них нет подавления, унижения одного человека другим. Единственная опасность, которую я вижу, это то, что люди захотят повторить трюки без страховки - такие случаи были. Вообще идеи всех реалити-шоу замечательны и занятны, но мне не нравится излишний психологизм, присутствующий в некоторых из них. Я не люблю, когда участники выворачивают душу наизнанку. Татьяна Устинова, писательница: - Я разделяю все передачи-игры на несколько категорий. Что касается шоу, в которых требуется ловкость, смекалка и хорошая физическая форма, как "Форт Боярд" и отчасти "Последний герой", они мне нравятся настолько, насколько это может нравиться взрослому человеку, находящемуся в сознании. Я готова смотреть такие программы и даже болеть за героев. Я не смотрела "За стеклом", потому что тридцатипятилетней тетеньке не интересно подглядывать за подростками, которые к тому же ничем не заняты. Может, им было бы любопытно подглядывать за мной, но я не стану участвовать в такого рода играх. Если говорить, о "Доме" и "Голоде", то меня выводят из себя не сами шоу, а желание участников заработать деньги и прославиться. Меня тошнит от подобных проявлений человеческой природы, а ведь именно на этом и основаны такие реалити-шоу. Они точно против Владимир Войнович, писатель: - Мне скучно смотреть такие передачи. Ни "Голода", ни "Последнего героя" я не видел. Поначалу я немного смотрел "За стеклом", но все это так длинно, герои разговаривают о вещах, мне неинтересных. В конце концов я перестал следить за этим. В моем представлении экстрим - это когда прыгают со скалы, спускаются по горной реке, а парашютисты в воздухе составляют фигуры. Все должно развиваться быстро, а не тянуться еле-еле. Роман Виктюк, режиссер: - Достоевский писал, что, когда бес встречается с героем, это невероятное чудо, диво. Сейчас бес каждую секунду входит к нам через экран телевизора и руководит всем в доме. Спастись от него можно - кнопочку нажать. Послушайте, это соната Шуберта, играет Рихтер. Не лучше ли таким образом достигать гармонии? Программа - Канал - Ужасы - Преимущества - Наши деньги - То же самое на Западе - Их деньги "Последний герой" - "Первый" - Голод, палящее солнце, отсутствие каких бы то ни было цивилизационных условий, беспрерывное выяснение отношений - экзотика, возможность отдохнуть с комфортом после того, как выбросят из игры - 3 миллиона рублей - "Survivor" - 1 000 000 долларов. "Форт Боярд" - "Россия" - тяжелые физические упражнения, страшные физические упражнения, тесное общение с крысами и червяками, сидение в темнице с лягушками и змеями, необходимость очень быстро и очень хорошо соображать, весь выигрыш уходит на благотворительность - ужасы и кошмары укладываются в один-два съемочных дня, работаешь в команде - сколько нагребешь до прихода тигров - "Fort Boyard" - ситуация та же. "Крутой маршрут" - "Россия" - движение на скорость, доскональное изучение бывшей одной шестой части суши со всеми вытекающими отсюда последствиями - работа в паре, первый этап участники проезжают на новых "вольво" - около 100 000 долларов - "Cannonball Run" - 75 000 долларов - "No Boundaries" - 200 000 долларов + "Форд Эксплорер". "Фактор страха" - НТВ - есть червей, вылавливать ртом сливы среди змей, врезаться на машине в бетонную стену, залезать в ванну с опарышами, ходить по крылу самолета (на высоте) и т.д. - если нервы не сдают, в свободное от страха время можно посмотреть Буэнос-Айрес - 100 000 рублей - "Fear Factor" - 50 000 долларов. "Кресло" - СТС - привязывают к креслу, сбрасывают на голову живых крокодилов, заставляют отвечать на вопросы, смотреть на Бондарчука и при этом хотят, чтобы пульс не менялся - хотя бы не надо есть червей и сидеть под палящим солнцем - максимально 410 тысяч рублей, но зависит от пульса и сообразительности - "Chair" - максимально 245 000 долларов на тех же условиях. "Голод" - ТНТ - голод в чистом виде, необходимость выходить на улицы и добывать деньги и еду всеми возможными способами: от воровства до попрошайничества и это на глазах у изумленной телепублики - делать это надо не каждый день, проживание во вполне комфортной квартире, знакомство с берлинскими достопримечательностями - 1000 долларов ежемесячно и пожизненно - Sony, Fox и Endеmol хотят купить лицензию на этот формат у ТНТ.
Комментарии
Прямой эфир