Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Максим ГАЛКИН: "Пугачева выбрала такие рискованные частушки, что я ушел со сцены"

Нынешний Новый Год на Первом канале оказался сплошным бенефисом Максима Галкина, растянувшимся на несколько дней. "Известия" не могли пройти мимо такого любопытного явления, а потому Максим ГАЛКИН вынужден был объяснить обозревателю "Известий", как он, канал и мы все дошли до жизни такой… Описывать юмор - занятие неблагодарное: можно либо шутить, либо вообще ничего… С Аллой Борисовной мы спели частушки, что тоже было довольно неожиданно: Пугачева выбрала такие рискованные, что я ушел со сцены. Я ее сразу предупредил: "Алла, вот это мы с тобой вместе споем, а тут я сбегу". С Филиппом Киркоровым я наконец-то осуществил свою мечту: заставил его разобрать песню "Роза чайная", которую он поет вместе с Машей Распутиной
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Нынешний Новый Год на Первом канале оказался сплошным бенефисом Максима Галкина, растянувшимся на несколько дней. "Известия" не могли пройти мимо такого любопытного явления, а потому Максим ГАЛКИН вынужден был объяснить обозревателю "Известий" Анне КОВАЛЕВОЙ, как он, канал и мы все дошли до жизни такой. - Концерт и огонек - 31 декабря, мюзикл - 1 января, спецвыпуск "Миллионера" - 3-его. Что это такое? - То есть, за что нам такое? - И на этот вопрос тоже попрошу ответить. - Концерт под Новый год - это запись моих концертов "Непоследний герой", которые я давал в октябре. Шоу получилось довольно длинным, сократить его было непросто, но телезрители увидят все самое лучшее... О Господи! Ужас какой-то!!! Я не знаю, как говорить о своих концертах. - Ну как можете. - Может, вы их посмотрите? - Может, и посмотрим. - Нет, правда, описывать юмор - занятие неблагодарное: можно либо шутить, либо вообще ничего. В огоньке будет несколько номеров из тех соображений, что меня и так слишком много в эти два дня. Что касается концерта, то я традиционно устраиваю такое шоу, в котором есть и мои номера, и те, где я заставляю разных звезд делать что-то необычное. В этот раз получилось очень интересно: мы с Задорновым развили крупную иллюзионистскую деятельность, которая не получилась и от этого стало совсем весело. С Аллой Борисовной мы спели частушки, что тоже было довольно неожиданно: Пугачева выбрала такие рискованные, что я ушел со сцены. - Сбежали от примадонны? - Я ее сразу предупредил: "Алла, вот это мы с тобой вместе споем, а тут я сбегу". С Филиппом Киркоровым я наконец-то осуществил свою мечту: заставил его разобрать песню "Роза чайная", которую он поет вместе с Машей Распутиной. Вместе с Юрием Гальцевым воплотил еще одну свою мечту и изобразил встречу Путина с английской королевой. В общем, веселое шоу получилось. - А как вас в мюзикл занесло? - Меня позвали. Вообще мюзикл неправильное слово. "За двумя зайцами" - это в первую очередь комедийный фильм. в котором есть смешные диалоги, гротесковые персонажи, которые перемежаются музыкальными номерами. Не знаю, как зрителям, но мне понравилось. - Вы - одно из главных лиц Первого канала. Это преимущество или проблема? - Сплошные преимущества. Например, наше телевидение, видя большие рейтинги юмористических проблем, в последнее время начинает просто подавлять количеством юмора на экране, когда одни и те же люди появляются везде. Первый канал дает мне возможность отпочковаться и дозировать мое появление на экране. Например, в прошлом году мой концерт "А мне двадцать шесть" был показан один раз, тоже под новый год, и ни разу не повторялся. Я стараюсь появляться тогда, когда мне самому интересно и есть что сказать. - Странно слышать от юмориста, что юмора слишком много... - Просто это плохо кончится: у зрителей пропадет интерес к юмору и все. Кроме того Первый канал хорошо позиционирует и рекламирует. - Значит, бренд Максим Галкин максимально раскручен? - Почему максимально? Нет предела совершенству. - Но он работает? - И успешно. На жизнь я зарабатываю своими выступлениями. - И как она? - Не жалуюсь. - Вы сами пишете тексты или привлекаете бригаду мастеров? - И так, и так, нельзя вариться в собственном соку.. У меня работает группа авторов: Илья Лепищев. Михаил Щедринский, Дмитрий Мишин, что-то я брал у Алексея Цапика... - Вам не кажется, что пора от устного переходить к письменному и начать публиковаться? Чем вы хуже Жванецкого? - С удовольствием, только не в юмористическом жанре. Мне пока сложно написать рассказ, который в печатном виде вызывал бы такой же смех, как в устном. Я бы скорее пошел в сторону чего-нибудь сказочно-фантастического... - Время отправления? - Как только, так сразу. Нужно еще понять, получится это или нет. Я, кстати, как только научился писать, начал сочинять истории размером с пол блокнотной страницы. Они у меня даже сохранились. - О, так в собрании сочинений у нас будет кое-что из раннего? - Скорее из позднего. Но всем этим надо заниматься. Выступления развивают актерские спосбности, а не интеллектуально-писательские. Нужная для этого область мозга после окончания аспирантуры и до сегодняшнего дня пребывает в покое. - Давно уже отдыхает. - Не то слово. Зато я все это время много гастролировал. Еще работал с Левоном Оганезовым и развил свой слух и музыкальные способности. Теперь этим займусь. - Еще немного, и вы будете всесторонне развитой личностью. - Ужас какой! В кунсткамеру - меня. Я недавно был в Петербурге, посетил кунсткамеру и сделал замечательное наблюдение. Я ходил и смотрел на уродов. А люди смотрели на меня. - Продолжим логическую цепочку? - Не стоит. - Пора бы уже привыкнуть к тому, что все на вас смотрят. - Я привык, мне это нравится. - Неужели? Я уже почти достала жилетку для плача о том, как вас это достало. - Я всегда был очень застенчивым человеком, затертым таким, лез за словом в карман, на меня продавщицы кричали и в общественном транспорте на хамов натыкался. Теперь моя жизнь изменилась: иду по улице и мне все рады. Ну ладно, не все, но многие. - А вам не хочется сделать что-то еще на телевидении, сменить формат, избавиться от "Миллионера" в конце концов? - Как раз "Миллионер" мне не наскучил, ну накатывает волнами усталость, но быстро проходит. Вот сейчас снимали очередную порцию, и у меня был новый прилив энтузиазма. Я бы с удовольствием попробовал бы что-то еще, но не хочется быть всеядным. После такого успеха не хочется браться за что-то другое, не будучи уверенным в том, что это получится. Вот в этом водевиле я попробовал другую маску, я там абсолютно не в своем амплуа. Кино вообще меня привлекает. - Где бы вы ни снимались и что бы вы ни делали, для зрителя вы все равно останетесь Максимом Галкиным. - А я не отказываюсь от роли комика, просто можно использовать другие комические средства. Как раз и хочется, чтобы было сочетание ожидаемого и нового. - А вы не устали быть смешным? - Нет. Это часть моей натуры. Если я дал пятнадцать концертов и два дня отдыхаю, то на третий автоматически начинаю давать концерт перед тем, кто есть рядом. Я без этого не могу. Я, конечно, не массовик-затейник и у меня нет ста заготовок и пяти приколов на тему. Я - импровизатор: все делаю по настроению и если есть за что зацепиться. - Года полтора назад мы с вами говорили о том, что политическая тема для юмора умерла. Сейчас ситуация меняется? - Да. Зритель стал реагировать на подтекст. Я думаю, это связано с тем, что у нас появилась партия власти, стала коваться идеология, уже понятно, что нравится руководству, что нет. Для юмора это хорошо. - А для юмориста? - Поживем, увидим. Надеюсь, все будет хорошо. Мне пока что никто ничего не запрещает, но мне кажется, что некоторое волнение в чиновничьем слое - чтобы все было благопристойно, чтобы никого не обидели - уже начинается. - За кого из наших новых политиков можно зацепиться? - А новых я не вижу. Может, что-то и появится, но пока тихо. В основном пока приходится обновляться за счет политической темы, чем за счет политиков. А персонажей приходится искать на эстраде. - Но предпочтения у вас есть? - Я равномерно пародирую всех, благо изъянами у нас может похвастаться каждый. - Кто надоел? - А никто не выживает долго: ведь острить приходится по поводу того, что сейчас модно, что что цепляет зрителя. Бывают, конечно, супермегаобразы вроде Бориса Ельцина. Мне с ними жалко расставаться, он очень яркий. А другие - раньше они вызывали гомерический хохот, а сейчас люди с трудом вспоминают, как их зовут. - Откуда берем пародию? - Иногда сам персонаж дает такой чудесный повод, что ничего придумывать не надо, например, программа Эдварда Радзинского: там и тема есть, и приемы, и манера говорить. Бывает, что есть только образ, над остальным надо работать. А что касается текста, то это либо импровизация, которая постепенно обрастает новыми шутками, это кстати, самые убойные номера, которые с языка соскочили. А иногда приходится помучаться за письменным столом. - Вы запоминаете свои импровизации? - Записываю - у меня есть аудиокассеты со всех моих концертов, у же весь дом ими завален. - Вы находитесь в самом центре жизни шоу-бизнеса. И как оно там? - Может, это внешне так выглядит. Я веду крайне нетусовочный образ жизни. Если я пошел с Пугачевой и Киркоровым в ресторан, я не считаю, что это тусовка, мы просто общаемся. В работе же я все делаю напрямую и не оставляю между собой и заказчиками с десяток людей. Знаете, когда слава обгоняет внутренне содержание, и начинается звездная болезнь. Мне как-то рассказали, что одна звезда, придя на фотоссесию, начала звонить своему продюсеру и жаловаться на фотографа, стоявшего рядом. Продюсер звонит фотографу. Вот на такое смешно смотреть. Я согласен, что есть некоторые правила игры, на западе звезд окружает куча агентов, но не надо доводить все до абсурда. Корона не упадет, если ты лично обратишься к человеку. - А что, корона есть? - У меня-то? Нет, еще не понял, за что мне ее на себя напялить. Когда появится, сообщу через своего агента. - Я так поняла, что ваша слава идет в ногу с вашим внутренним содержанием. - Ну и что мне теперь с этим делать? Соглашаться? Так сразу начнет обгонять. Все должно быть в свое время. Я когда начал выступать, страдал, что меня не показывают по телевидению. А теперь понимаю, что меня судьба пожалела. У меня не было такого момента, когда слава ударила пустым мешком по голове и я был бы в бессознательно-неконтролируемом состоянии. - Вот так поговоришь с вами, и поймешь: все у вас в жизни прекрасно, и сами вы такой замечательный... - Ужасно, правда? А с другой стороны, все с изъянами, а я один такой пушистый. Правда, хорошо?
Комментарии
Прямой эфир