Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вроде понятно все

Украина - не Россия, Кучма - не Черномырдин. Украинский президент издал свою книгу в Москве, российский посол - в Киеве. Как говорится в аннотации, "жанр можно определить как политические мемуары. Книга В.С. Черномырдина глубоко современна". Тираж напечатают в Киеве через полтора месяца. К Новому году он попадет в Москву... Виктор Степанович со товарищи так отредактировал книжку, что черномырдинскому "крылатому" языку в ней досталось страницы четыре. Обработчики явно хотели - как лучше, а получилось - как положено. Но вот некоторые цитаты: "Китай - все-таки не Черемушки", "Китаю американцы обязаны тем, что пользуются бумагой и порохом. И за это от них надо потребовать компенсацию"...
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Украина - не Россия, Кучма - не Черномырдин. Украинский президент издал свою книгу в Москве, российский посол - в Киеве. Фолиант (616 страниц убористого шрифта) Черномырдин уже подержал в руках - вышел сигнальный номер его книжки "Вызов". Как говорится в аннотации, "жанр можно определить как политические мемуары. Книга В.С. Черномырдина глубоко современна". Тираж напечатают в Киеве через полтора месяца. К Новому году он попадет в Москву. Совершенно не нужно 600 страниц мелованной бумаги, чтоб доказать, что ты - политик, а не поэт. Но Черномырдина печатают таким же тиражом, как недавно Пушкина: 50 тысяч экземпляров. Его издают российский "Московский писатель" и украинский "Блиц-информ". Книга будет отпечатана в Киеве, в типографии "Блица". Толстенному тому с фото Черномырдина и его рассказами о югославской кампании 1999 года, на которой он был спецпредставителем президента РФ, цену еще не объявили. Но, как рассказал "Известиям" директор "Московского писателя" Александр Стручков, известен гонорар Виктора Степановича - 10 процентов от прибыли. Они пойдут не в Фонд мира или "Газпрома", а на издание Библиотеки Черномырдина -- есть теперь и такая. Видимо, Черномырдин открыл ее после того, как на пресс-конференции его спросили: "Кто спасет Украину и Россию от кризиса?" Посол отрезал: "Пушкин". Его поняли буквально. Виктору Степановичу пришлось издать книжку Александра Сергеевича. Том сделали с черномырдинским размахом. Он так и называется "Пушкин. Все сочинения". В предисловии Виктор Степанович сообщает: "Пушкин сын семи святых по прямой линии". Черномырдин даже снялся на фоне Пушкина: он с Кучмой читает стихи - одну книжку на двоих. "Вызов" Черномырдина смело вошел в ту же библиотеку. Среди ее изданий - "Тихий Дон" Шолохова и монументальные сборники Лермонтова и Гоголя. В редакционном совете - младший сын Черномырдина, нефтяник Андрей. Черномырдин рассказал, что "Вызов" - "реакция на события в Ираке. Это рассказ-предупреждение тем, кто считает себя в праве менять миропорядок, ни с кем не согласовывая". Посол собирался назвать книжку "Вызов времени", но вспомнил историю Горького, написавшего "На дне жизни", но по просьбе Станиславского сократившего название до "На дне". В роли Станиславского у Черномырдина выступил Александр Стручков, директор "Московского писателя". Стручков заверил "Известия", что Виктор Степанович делал книжку сам: "Его считают косноязычным, а он афористичный. У него есть чувство языка - иначе бы не рождались крылатые фразы. Виктор Степанович сочинял почти как Достоевский: сначала проговаривал книжку (не секретарше, а диктофону, он его дома все время в кармане носит, достает тогда, когда мысль приходит), потом давал, чтобы расшифровали, правил и передавал в набор. Книга весь отпуск Черномырдину испортила: во Францию, в санаторий ему каждый день рукопись на вычитку отсылали - от этих объемов там факс сломался, пришлось новый покупать. Но французы знали: Черномырдин книгу пишет, и не жаловались". Виктор Степанович со товарищи так отредактировал книжку, что черномырдинскому "крылатому" языку в ней досталось страницы четыре. Остальные - официально-пейзажные. Обработчики явно хотели - как лучше, а получилось - как положено. Но вот некоторые цитаты: "Китай - все-таки не Черемушки", "Китаю американцы обязаны тем, что пользуются бумагой и порохом. И за это от них надо потребовать компенсацию". "Вызов" говорит о Черномырдине: "Я вам здесь не просто переговорщик, да я и не дипломат", Клинтон излагал "обо мне суждения, а проще - вымыслы", "Черномырдин вел переговоры, а Запад тихо вершил свои дела". Об отношениях с американцами: "Или мы договариваемся, или - разойдемся сразу", "Думаете, под вашу дудку все будут плясать? Имейте в виду. Мы - Россия. Не будите зверя! Не будите!", они "ни лыко, ни мочало", "Смотрю на них, а думы такие: ограничены они в рамках. Я начинаю им говорить вроде понятно все, а они слушают и... бесполезно". О славянах: "Подсказывали мне, что нужно во что бы то ни стало помочь нашим славянским братьям. Одним поможем, а как быть с другими, тоже братьями, которые с этими братьями, допустим, не согласны?", "Боже упаси упрощать наши отношения" . О прессе: "С сообщениями прессы знакомился каждый день. Благодаря этим пасквильным публикациям у меня появилась твердая уверенность..." Но, как сказал в книжке Альберт Гор, "Виктор Степанович, Вас ведь иногда понять вообще невозможно". Украинскому президенту и "старинному другу" Черномырдина Леониду Кучме в книге досталась лишь пара абзацев и пяток фотографий. О Кучме Черномырдин пишет по-посольски вежливо. Но Кучма - президент с маленькой буквы. С большой Виктор Степанович пишет только российского лидера Владимира Путина. По мнению издателя, "так удобнее читателю". Черномырдин творит серьезно - цитирует Библию и Лермонтова, сообщает, что "стезя праведных - как светило лучезарное", и посвящает книжку родителям, которым "обязан всем". Черномырдин доказывает, что "премьер в России - больше, чем премьер" и что "народ Ирака сам разберется и вынесет приговор режиму". Черномырдин говорит, что "должен расставить акценты в югославских событиях, пока есть дыхание. События в Ираке подтвердили - Югославия была прелюдией". Наступил полный "цуцванг. Это когда необходимо сделать следующий ход, но в любом случае он только ухудшает ситуацию". Черномырдин собирался печатать книжку в России, думал отдать ее на Чеховский комбинат, пока не пришел с визитом на киевскую типографию и не выяснил: "оборудование отличнейшее, но не загружено". "Здесь забыли, как делать красивые книжки, здесь не было заказчиков большого ранга. Но тут печатаются российские журналы - в Киеве все получается дешевле и качественнее", - рассказывает Стручков. Виктор Степанович лично явился в цех, повел себя "как писатель, а не как партийный лидер, которому его книжку готовой приносят. Черномырдин - творческий работник высокого полета". Долетит ли его творение до Москвы - от таможни зависит. По словам украинских издателей, везти книги из Киева в Россию невыгодно из-за больших таможенных сборов. Но для трактата Черномырдина, по словам Стручкова, они "еще вопрос. Проблем нет как таковых. Просто нужно уметь договариваться. "Вызов" однозначно будет прибыльным - автора Черномырдина купят для того, чтобы выяснить, чем он теперь удивит". Российское посольство на Украине заверило "Известия": "Вызов" - первая настоящая книга посла. До нее были изданные на немецком ответы Черномырдина на вопросы журналистов. "Московский писатель" и украинский издатель надеются, что Черномырдин пойдет путем Черчилля, получившего Нобелевскую премию за свои мемуары. Мол, Виктор Степанович, детально изучивший труд англичанина, должен повторить прецедент.
Комментарии
Прямой эфир