Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Локальный офшор

На Северном Кавказе в ближайшее время может появиться маленький экономический оазис. Имя ему - Чечня. Выяснилось, что к готовящемуся договору о разграничении полномочий между Москвой и Грозным присматриваются и другие республики. Соседи Чечни не прочь предоставить свою территорию для эксперимента... Опыт введения свободной экономической зоны (СЭЗ) в Ингушетии, подтвердил Зязиков, был неудачным: вместо экономического подъема на налоговых и таможенных льготах "наварили" сотни российских фирм, и офшор был бесславно закрыт. Зязиков предостерег Чечню от повторения печального опыта Ингушетии. Потому и самого слова "офшор" сейчас старательно избегают при подготовке договора между Москвой и Грозным
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
На Северном Кавказе в ближайшее время может появиться маленький экономический оазис. Имя ему - Чечня. Выяснилось, что к готовящемуся договору о разграничении полномочий между Москвой и Грозным присматриваются и другие республики. Соседи Чечни не прочь предоставить свою территорию для эксперимента. - Я бы сделал многое, чтобы вернуть в Ингушетию офшор. Работа в этом направлении идет, но сомневаюсь, что идея будет поддержана, - сказал в понедельник на пресс-конференции в офисе Интерфакса президент Ингушетии Мурат Зязиков, отвечая на вопрос "Известий". Опыт введения свободной экономической зоны (СЭЗ) в Ингушетии, подтвердил Зязиков, был неудачным: вместо экономического подъема на налоговых и таможенных льготах "наварили" сотни российских фирм, и офшор был бесславно закрыт. Зязиков предостерег Чечню от повторения печального опыта Ингушетии. Потому и самого слова "офшор" сейчас старательно избегают при подготовке договора между Москвой и Грозным. Хотя Чечня добивается как раз налоговых, таможенных льгот и других условий экономического благоприятствования, характерных для СЭЗ. Оздоровления требует экономика всех республик юга России, последние 10 лет находящихся в прифронтовой зоне. Ассоциация экономического взаимодействия "Северный Кавказ", которую на днях возглавил Мурат Зязиков, работает ни шатко ни валко, о федеральной целевой программе "Юг России" больше говорят, чем собираются ее выполнять. Поэтому северокавказские республики имеют аргументы для постановки вопроса о заключении "своих" договоров. В дагестанском руководстве вопрос "Известий" о намерении Махачкалы заключить такой договор сначала вызвал растерянность. Однако представитель республиканских властей вспомнил, что в период существования ингушского офшора Дагестан ставил вопрос об открытии хотя бы "точечной" СЭЗ, например, в порту Махачкалы. - Безусловно, Дагестан и Ингушетия вправе ставить об этом вопрос, - сказал "Известиям" помощник президента по проблемам юга России Асламбек Аслаханов. - Но в этих республиках не было таких тотальных разрушений, как в Чечне. Хотя нужно было бы помочь и им. Но не думаю, что на это пойдут власти. Да и у других субъектов вряд ли хватит совести сказать: "Ах, вы Чечне даете, дайте и нам". - Руководители Дагестана и Ингушетии - очень зрелые люди, они с пониманием отнесутся к ситуации в Чечне, - сказал "Известиям" член Совета федерации Ахмар Завгаев. - Я исключаю возможность того, что они поставят такой вопрос. Но самое интересное, что офшор еще нигде не привел к экономическому оздоровлению. "Это кормушка для узкого круга, - считает Ахмар Завгаев. - Я не знаю ни одного субъекта, где была бы офшорная зона и выпрямилась экономика". - В субъектах, которые призывали к СЭЗ, будь то Калмыкия, Ингушетия или Калининград, капитально зарабатывали те, кто поближе к власти, - согласен с этим Аслаханов. - Но на экономике регионов это мало сказывалось. Когда я обращался к президенту, то просил не о свободной, а об особой экономической зоне в Чечне. Договор о разграничении полномочий будет действовать на период восстановления экономики и социальной сферы Чечни. По словам Завгаева, в проекте документа нет никаких офшоров, есть только экономические льготы по развитию ряда приоритетных направлений (то есть скорее особая экономическая зона, чем "свободная"). - Честно говоря, есть опасения, что будут серьезные проблемы, - считает Аслаханов. - Экономическая зона эффективно работает в условиях, когда обеспечиваются безопасность и жесткий контроль. К сожалению, в настоящий момент мы не можем говорить об этом в Чечне. Надо серьезно думать и предлагать какую-то реальную систему.
Комментарии
Прямой эфир