Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Рассаживайтесь поудобнее в карете прошлого

...Второй канал представил публике масштабный проект "Исторические хроники" с Николаем Сванидзе. Сериал охватывает историю государства российского длиною в век - ХХ век. Телезрители увидели только самое его начало, но и по первой серии, посвященной знаменитому российскому предпринимателю и меценату Савве Морозову, можно судить о характере и направленности всего проекта. Для документальных картин, снятых на историческом материале, уже стало чем-то традиционным: ведущий цикла занимает место в карете, запряженной одной, двумя, в крайнем случае тремя, лошадками, и трогается в путь...
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Российская история все чаще становится предметом интереса отечественных не только беллетристов, но и документалистов. Вслед за НТВ ("Российская империя" Леонида Парфенова) и "Первым" (изыскания Эдварда Радзинского) второй канал представил публике масштабный проект "Исторические хроники" с Николаем Сванидзе. Сериал охватывает историю государства российского длиною в век - ХХ век. Телезрители увидели только самое его начало, но и по первой серии, посвященной знаменитому российскому предпринимателю и меценату Савве Морозову, можно судить о характере и направленности всего проекта. Для документальных картин, снятых на историческом материале, уже стало чем-то традиционным: ведущий цикла занимает место в карете, запряженной одной, двумя, в крайнем случае тремя, лошадками, и трогается в путь. Это чтобы мы, телезрители, ощутили конкретику минувших дней. Не вспомню, кто первым освоил конную тягу для путешествия во времени - Евгений Киселев или Леонид Парфенов. Теперь и политический аналитик Николай Сванидзе, отправляясь в былое с собственными думами о нем, не преминул воспользоваться данным видом транспорта. А есть, наверное, в этом сермяжная правда. Точнее, метафорическая. Наверное, создатели этих циклов, может, и подсознательно подразумевают, что у современной России такая история, которую можно и на лошадке объехать. Не то что российские пространства, где есть такие населенные пункты, до которых хоть от Москвы, хоть от Санкт-Петербурга три года скачи и не доскачешь. Во всяком случае Николай Сванидзе, пожалуй, в большей степени, нежели его коллеги, прочувствовал, как по времени, по политическим реалиям, по идейной проблематике мы недалеко отъехали от тех лет, что предшествовали революционной буче начала ХХ века. Парфенову прошлое интересно своей экзотической стороной. Он коллекционер забавных подробностей, красочных деталей, экзотических интерьеров. Он в своем роде археолог. Разумеется, крайне добросовестный, увлекающийся и увлекающий зрителей своими изысканиями. Его фирменный стиль - исторический развал на манер книжного, где рядом важное и несущественное, где ничего не ранжировано и не классифицировано и где в самой хаотичности есть и лирическая поэзия и эпический пафос. Сванидзе в этом отношении предельно целустремлен и рационален: он обращается к истории за советом, за уроком, за опытом. И она ему все это дает в избытке. И к какому бы предмету он ни прикоснулся, на какую бы тему он с ней ни заговорил, она ему в ответ - наглядный случай, поучительную судьбу, выразительную притчу. Если о терроризме - вот нам Красин. Если о капитализме, пожалуйста - Савва Морозов. Сегодня российские политологи с недоумением наблюдают, как наши крупные бизнесмены довольно активно, а иные так просто агрессивно (тот же Березовский) поддерживают деньгами левых, словно позабыв, как в начале минувшего века капиталисты уже профинансировали большевиков, и чем это кончилось. Сванидзе в своем первом выпуске "Исторических хроник" излагает в порядке напоминания в общих чертах биографию крупнейшего российского предпринимателя начала ХХ века Саввы Морозова. История укладывается в жанр басни, где есть острая коллизия и недвусмысленная басенная мораль. Он был буржуа до мозга костей, слыл благодетелем для эксплуатируемого им ивановско-ореховского пролетариата, который величал своего хозяина "Савушкой"; полюбил актрису МХТ Марию Андрееву, полюбил собственно МХТ, поддержал его деньгами и в конце концов стал тугим кошельком для могильщиков капитализма, частной собственности и большой плеяды мастеров культуры и науки. Роман с ленинцами автору "Хроник" кажется особенно загадочным. Тем более что, судя по оставленным документам, Савва Морозов догадывался о будущей трагедии. Конечно, проклятый царизм мешал, но не настолько, чтобы предпочесть ему большевизм. В какой-то момент историк не сдержался и воскликнул: "Какого черта Савва стал помогать тем, кто его погубят и погубят дело его жизни?" А какого черта им же помогают нынешние капиталисты? Да так - из слепой ненависти к тому, что не нравится, к тому, что раздражает в настоящую минуту. Российский капитализм, как и сто лет назад, страдает фатальными суицидными наклонностями. Значит, приехали, если верить историку? В карете прошлого. ...Так или иначе, но путешествие обещает быть занимательным. Более того, наводящим на размышления. И вопрос уже сформулирован: "Кляча истории, куда ж ты плетешься? Дай ответ!"
Комментарии
Прямой эфир